Пенсионный советник
Западный опыт: почему не стоит бояться защиты отечественного автопроизводителя

Государство поддерживает российского автопроизводителя

Максим Шеметов/ТАСС
Федеральная антимонопольная служба (ФАС) предложила использовать механизм ценовой преференции как альтернативу инициативе Минпромторга о поддержке продукции холдинга «Группы ГАЗ» Олега Дерипаски на госзакупках. Эксперты говорят, что поддержка крупных национальных производителей – одна из отличительных особенностей автомобильной промышленности, и Россия не должна стать исключением в этом плане. К тому же подобные меры тем более имеют еще больший смысл в контексте развернувшихся протекционистских войн между США и остальным миром, а также в условиях действия антироссийских санкций Запада.

«В качестве альтернативы предложенным в проекте документа мерам поддержки компаний, в отношении которых введены санкции, мы предлагаем Министерству рассмотреть механизм предоставления ценовой преференции на закупках», - цитирует «Интерфакс» начальника управления контроля размещения госзаказа ФАС Артема Лобова.

Реклама

Дело в том, что в настоящее время в рамках госзакупок действует несколько механизмов предоставления преференций для поставщиков продукции российских производителей, в том числе ценовых. Так, при рассмотрении заявок на участие в конкурсе по стоимостному критерию принято оценивать заявки российских поставщиков по предложенной ими цене, сниженной на 15%. При этом фактически договор на поставку товара или оказание услуг заключается по цене, указанной в заявке — без учета ценовой преференции.

На прошлой неделе сообщалось, что Минпромторг разработал проект постановления кабмина, в соответствии с которым предлагается установить преференции для ООО «Русские машины» и группы »ГАЗ» Олега Дерипаски в случае их участия в региональных и муниципальных госзакупках.

Документ определяет перечень видов товаров машиностроения, в отношении которых устанавливаются ограничения допуска для закупок субъектов РФ и муниципальных нужд, а также перечень производителей автомобильной и строительно-дорожной техники, в отношении которых введены санкции (перечень №2). Перечень №1 включает в себя список из порядка 50 типов продукции. Перечень №2 включает в себя компании, входящие в холдинг «Русские машины» и подпавшие под санкции, в частности, ООО «Автомобильный завод ГАЗ», ООО «Ликинский автобусный завод», ООО «Павловский автобусный завод» и др.

В результате для закупок субъектов РФ и муниципальных нужд товаров машиностроения в перечне №1 заказчик отклоняет все заявки с товарами, производителем которых является организация, не включенная в перечень №2, при условии, что подано не менее двух удовлетворяющих требованиям заявок о поставке такой продукции, производителем которых является организация, включенная в перечень №2.

Проект был подготовлен Минпромторгом во исполнение решений, принятых 14 сентября 2018 года на совещании у заместителя председателя правительства РФ Дмитрия Козака.

«Предлагаемые меры касаются в том числе государственных и муниципальных закупок и направлены, прежде всего, на поддержание объема производства организаций, находящихся под санкционным давлением, на прежнем уровне. Доля остальных автопроизводителей на российском рынке снижаться не будет», - пояснили в ведомстве.

После публикации проекта акта вице-премьер РФ Дмитрий Козак поручил доработать проект Минпромторга для установления приоритета для компаний «Группы ГАЗ» в рамках конкретной госзакупки в 2019 году и при прочих равных условиях. Доработанный акт должен быть представлен правительству до 27 сентября.

Анализ мировой практики показывает, что предлагаемые меры не являются чем-то из ряда вон выходящим.

Рядовой считается ситуация, когда с одной стороны преференции локальным поставщикам против иностранных, в том числе локализованных соответствуют мировой практике для закупок муниципальной техники, а с другой — что такая компания, как ГАЗ, являясь лидером и наиболее конкурентным российским автопроизводителем, заслужено имеет возможность поставлять качественную технику для госорганов.

Тем более, что если рассматривать ситуацию с муниципалитетами, то именно ГАЗ представляет достаточно широкую линейку выбора по приемлемой цене.

Что же касается федеральных ведомств, то секретом Полишенеля является ситуация, при которой они закупают якобы российские автомобили. Речь идет прежде всего о зарубежных марках с минимальной локализацией. Вряд ли можно назвать логичной ситуацию, при которой миллиардные инвестиции вливаются не в российскую технику, а в закупку американских или европейских аналогов, тем более, если на рынке представлен свой и очень качественный производитель.

«И уж совсем выглядят абсурдными закупки американской техники за бюджетные деньги нашими государственными компаниями, когда Соединенные Штаты давят санкциями отечественных производителей, — говорит автоэксперт и ведущий программы «Минтранс» на РЕН-ТВ Вячеслав Субботин. — Это и вовсе идёт в разрез с защитой национальных интересов».

Госзакупки техники американских брендов действительно ведутся: так, в 2017 году российско-американское СП Ford Sollers продало свыше 18% легких коммерческих автомобилей Ford Transit предприятиям государственного сектора. В числе крупных клиентов были такие ведомства, как ФГУП «Почта России», Центр организации дорожного движения Москвы и другие.

Протекционизм в сфере автопромышленности, и тем более в сегменте госзакупок – это цивилизованное явление и абсолютно легитимный механизм с точки зрения норм Соглашений ВТО.

Даже апологеты либерализма в экономике в условиях ВТО находят возможности поддерживать собственную автопромышленность. Такие меры предпринимали и Германия, и Франция после кризиса 2008 года. «Автопром ФРГ за последние 10 лет после наступления глобального кризиса получил финансовую поддержку со стороны государства в размере около 115 млрд евро, — констатирует Дмитрий Плеханов из Института комплексных стратегических исследований. — Прямая поддержка автопроизводителей составила при этом 15 млрд евро, из которых около 800 млн евро было потрачено на закупку автомобильной техники для госнужд».

США же еще задолго до президентства Дональда Трампа стали ответчиками по мерам поддержки промышленности в суде ВТО по очень многим вопросам.

Меры поддержки могут быть разными: в Корее субсидируют промышленность через систему особых экономических зон, в Китае - через систему национальных банков. Неизменно одно: в системе госзакупок большинство стран на законодательном уровне установлены приоритеты для локальных производителей, как например, это было сделано после Великой депрессии в США законом Buy American Act от 1933 года, который устанавливает приоритет продукции, произведённой в США, для государственных закупок по большинству позиций.

В России ГАЗ занимает на рынке в РФ около 50% в условиях свободной конкуренции.

При этом Группа продает машины и во многих зарубежных странах, что разумеется свидетельствует о высокой степени конкурентности этой продукции. Принимая во внимание значительные достижения компании в последние годы по сравнению с общим здоровьем рынка (с учетом того, что, на текущей конкурентной основе продажи муниципалитетам у ГАЗа уже совокупно составляют около 40% в выручке), а также волюнтаристский характер санкций, которые были введены американским Минфином, решение о поддержке российского автопроизводителя — в том или ином виде — кажется вполне логичным.

«Учитывая по сути протекционистские войны между США и остальным миром, и особенно – введение санкций против российских компаний, было бы странным не обращать на это внимание и не делать никаких движений на внутреннем российском рынке, - говорит Плеханов. — Мы сейчас не можем говорить о свободном и открытом мировом рынке для ряда российских компаний и, соответственно, отказ от защиты внутренних производителей, пострадавших от санкций, будет лишь усиливать негативное влияние санкций на российскую экономику».