Гаишники догнали свой арест

В Кемерово двое гаишников оказались под следствием после задержания пьяного водителя

В Кемеровской области двое сотрудников ГИБДД оказались под следствием, задержав после погони пьяного водителя. Пассажир скрывавшегося автомобиля написал на них заявление в ФСБ, обвинив в избиении. Между тем якобы полученная потерпевшим тяжелая травма спины не мешает ему ездить на машине и мотоцикле и даже получать дорожные штрафы. Родные полицейских связывают злоключения инспекторов с тем, что у потерпевшего есть серьезные связи в органах.

В Кемерово широкий общественный резонанс получило расследование уголовного дела в отношении инспекторов ГИБДД, якобы избивших пассажира автомобиля, которым управлял пьяный водитель. Родственники одного их арестованных гаишников утверждают, что расследование носит предвзятый характер, а родители «пострадавшего» занимают высокие должности в медицинской и правоохранительной сферах региона.

Сам инцидент произошел еще 20 апреля текущего года. Несколько патрульных машин ДПС преследовали не остановившегося по требованию водителя на Renault Logan. Нарушителя удалось поймать после длительной погони — только когда на его автомобиле лопнуло колесо, а двигатель вышел из строя и заглох. В Renault, помимо нетрезвого автомобилиста, находился его брат, а также попутчик – Михаил Пожидаев, 1996 года рождения.

На следующий день после погони Пожидаев обратился в ФСБ с заявлением на двух инспекторов ГИБДД, участвовавших в задержании автомобиля. По словам потерпевшего, гаишники во время задержания избили его, нанеся тяжелую травму позвоночника. В результате по факту заявления в отношении двух инспекторов управление СК РФ по Кемеровской области возбудило уголовное дело по ст. 286 ч. 3 (превышение должностных полномочий с нанесением тяжких телесных повреждений). Им грозит от 3 до 10 лет лишения свободы.

В качестве меры пресечения 7 июля районный суд Кемерово арестовал инспекторов ГИБДД Кирилла Нешева и Николая Лебедева. Жалобы адвокатов в областной суд на избрание меры пресечения дважды оставались без удовлетворения.

Супруга Кирилла Нешева рассказала «Газете.Ru» о странных обстоятельствах возбуждения уголовного дела и самого следствия.

«Я не могу утверждать, ударял ли кто-то этого парня или нет: задержание происходило очень быстро, и в нем участвовало сразу семь инспекторов, — говорит Маргарита Нешева. — Но я уверена в невиновности мужа. Он мне сразу сказал, что пальцем его не тронул и что дубинки в руках у него не было. После задержания экипаж моего мужа остался оформлять протоколы на водителя, а остальные экипажи разъехались. Освидетельствованием на состояние опьянения и составлением протоколов занимался напарник, а Кирилл в это время стоял на улице и разговаривал с Пожидаевым. Стал бы потерпевший беседовать с человеком, избивавшим его».

Компрессионный перелом позвоночника – такой диагноз поставили молодому человеку врачи. При этом знакомые семьи инспектора Нешева утверждают, что тяжелая травма спины вовсе не мешает парню кататься на мотоцикле по городу. «По крайней мере, мне рассказали, что уже в мае его видели и за рулем автомобиля, и на мотоцикле, — поясняет женщина. — Он также отказался от госпитализации, несмотря на такое тяжкое телесное повреждение».

Собеседница отметила, что, насколько ей известно со слов мужа, «потерпевший» делал селфи на фоне патрульных машин и осыпал сотрудников ГИБДД угрозами.

«Говорил, что они не знают, с кем связались, и что все лишатся погон, — уточняет она. — Уже потом от знакомых нам стало известно, что отец этого парня как-то связан с правоохранительными органами, а мать занимает руководящую должность в системе городского здравоохранения».

По мнению собеседницы, в истории с преследованием ее мужа есть и другие странности. «Например, в заявлении потерпевшего нет конкретного описания человека, который его бил полицейской дубинкой. Он указал только, что это был сотрудник ГИБДД плотного телосложения, коротко стриженный», — говорит она.

Сам Нешев, по словам его супруги, считает, что работа следователей ведется предвзято. «Здесь все запуганы, боятся комментировать эту тему и как-то помогать Кириллу, — отмечает Нешева. —

Мы просили руководство мужа дать характеристику с места работы для суда, но они отказались. Не исключаю того, что и на руководителей местной ГИБДД кто-то оказывает давление».

«Мой муж прослужил в полиции десять лет. За все время у него не было ни одного взыскания. Наоборот, есть много почетных грамот, благодарственных писем, юбилейная медаль к 75-летию ГИБДД МВД РФ. И тут он оказался «угрозой» для общества и был помещен под стражу», — говорит жена инспектора.

Факты, которые приводит Нешева, полностью подтверждает источник «Газеты.Ru» в правоохранительных органах Кемерово, попросивший не называть своего имени. «Есть стойкое ощущение, что дело сфабриковано. Парня никто не бил, это точно, — рассказал источник. — Задержать-то надо было водителя, но даже он не сопротивлялся после остановки машины. Сложно сказать, почему пассажир решил написать заявление и какие обстоятельства могли привести к началу уголовного преследования гаишников. Странно и то, что он пошел в ФСБ, а не просто в полицию.

Тут свою роль мог сыграть тот факт, что родители пострадавшего парня — влиятельные люди. Отец — полковник — служит в вооруженных силах и, по некоторым данным, имеет связи в ФСБ. Мать Пожидаева занимает высокую должность в городской системе здравоохранения и напрямую связана с судмедэкспертизой».

По данным собеседника, пострадавший мог симулировать последствия травмы. «Когда в суде инспекторам избирали меру пресечения, пострадавший жаловался на боли в спине, говорил, что не может стоять, — поясняет он. — Но за пару недель до судебного заседания он ездил на машине и ему даже выписывали штраф за нарушение ПДД».

Источник отмечает, что ранее следователь отказался принимать показания от очевидца, который видел, как ночью перед задержанием Пожидаев вместе с другим пассажиром из Renault и водителем были в ночном клубе и подрались там с охранником. «Свидетелю пригрозили последствиями и не стали принимать показания, — уточняет источник. — При этом спустя какое-то время водитель и другой пассажир также написали заявления о побоях в ходе задержания».

По данным собеседника, следователь СК по Кемеровской области Анастасия Заводнова, которая вела это уголовное дело, в какой-то момент была отстранена от расследования, поскольку оказалась знакомой матери потерпевшего.

Примечательно, что в пресс-службе СУ СКР по Кемеровской области наотрез отказались от любых комментариев «Газете.Ru» о ходе расследования.

«Мы эту историю вообще никак не будем комментировать, только когда следователь разрешит», — заявила «Газете.Ru» руководитель отдела по взаимодействию со СМИ Надежда Ананьева.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть