Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

«Автомобили Nissan отличаются от «АвтоВАЗа»

Интервью с главой Nissan Europe Полом Уиллкоксом

Александр Воронцов 11.12.2014, 14:38
Глава Nissan Europe Пол Уиллкокс alliance-renault-nissan.com
Глава Nissan Europe Пол Уиллкокс

Для чего нужно было возродить бренд Datsun, чем автомобили Nissan отличаются от продукции Renault и «АвтоВАЗа» и когда в России начнется серийное производство гибридного Nissan Pathfinder, рассказал глава Nissan Europe Пол Уиллкокс. В интервью «Газете.Ru» он признался, что считает Россию крупнейшим рынком в Европе, и раскрыл планы компании на ближайшее будущее.

– Пол, поздравляем вас с запуском производства одной из самых ожидаемых новинок — обновленного Nissan X-Trail! Какие ожидания связаны с этой моделью?

– Отвечу кратко и уверенно. Я считаю, что новое поколение Nissan X-Trail ждет блестящее будущее на российском рынке. По двум причинам. Во-первых, новый X-Trail выходит на рынок с доброй славой предыдущего поколения и на фоне хорошей репутации других внедорожников марки Nissan. Во-вторых, эта модель соответствует самым смелым ожиданиям потребителей, которые предпочитают автомобили именно этого класса. Новый X-Trail полностью соответствует мировому тренду. Это касается как внешнего облика автомобиля, так и его начинки, технологических решений.

– Как вы оцениваете работу компании в Nissan в России в уходящем году? Насколько успешной была ее деятельность на фоне сложной экономической ситуации?

— В этом году Nissan представил в России невероятное количество новых моделей – девять.

Мы запустили производство в Санкт-Петербурге нового X-Trail, предназначенного для России. Это в очередной раз подчеркивает наше стремление к локализации и приверженность российским потребителям.

Россия для Nissan – крупнейший рынок в Европе и пятый в мире. Сегодня компания производит автомобили в четырех городах России – Санкт-Петербурге, Тольятти, Ижевске и Москве. Локализация производства – это один из элементов нашего успеха. Мы инвестируем до 90% прибыли от локальной деятельности в местное производство. Это позволяет создавать новые рабочие места и поддерживать рост экономики, усиливать сеть поставщиков.

— И каковы перспективы?

— Объем производства на заводе в Санкт-Петербурге удвоен — до 100 тыс. автомобилей в год.

С весны 2015 года здесь будут производить пять моделей – Murano, Teana, новый Pathfinder (первый гибридный автомобиль, серийно производимый в России), а также новые X-Trail и Qashqai, которые присоединятся в 2015 году.

В рамках стратегического партнерства между Nissan и «АвтоВАЗом» к 2015 году в Тольятти и Ижевске будут выпускаться новый Nissan Sentra – он уже производится в Ижевске – и еще одна модель Nissan, которая будет объявлена позднее, а также Datsun on-DО, Datsun mi-DO и Nissan Almera.

– Каков потенциал российского рынка для марки Nissan?

– В России у нас серьезные амбиции. Мы стремимся достичь 10-процентной доли рынка к 2016 году с брендами Nissan и Datsun. Россия – это особый для нас рынок, поскольку здесь представлены все три наших бренда – Nissan, Datsun и Infiniti. Я горжусь тем, что могу сказать: мы на пути к цели. Мы продолжаем превосходить наших конкурентов, поскольку все, что мы делаем, находит широкий отклик.

Наша рыночная доля выросла с 5,1% до 6,4%. И это на фоне падения автомобильного рынка в России! Продажи за январь–ноябрь составили 142 тыс. автомобилей. Это на 10,2% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

2014 год стал фантастическим для Nissan. Начало производства нового X-Trail станет еще одной главой в истории успеха нашей марки. Эта модель является отличным примером инноваций, воплощенных в реальности. Новые Teana, GT-R, Qashqai Terrano, Patrol, Sentra и Pathfinder c новыми Juke и X-Trail являются одной из самых динамичных продуктовых линеек Nissan в мире. Мы пришли на российский рынок надолго и уверены, что сможем разделить с вами еще не один успех.

– Как прошла подготовка к запуску производства нового X-Trail? С какими трудностями пришлось столкнуться на пути подготовки новой модели?

– Подготовка прошла в абсолютно штатном режиме. Несмотря на то что новый Nissan X-Trail базируется на новой платформе, никаких особенных сложностей на этапе подготовки к производству не было. Сотрудникам завода в Санкт-Петербурге пришлось тщательно изучить конструкцию автомобиля, подготовиться с точки зрения логистики и самого процесса производства в рамках плотного сотрудничества с японскими инженерами. Все прошло именно так, как мы и ожидали.

– Когда российские покупатели смогут приобрести новое поколение кроссовера?

– Производство мы запускаем сейчас, а продажу начнем в феврале, когда накопим необходимое количество автомобилей. Еще раз подчеркну, что наши планы реализуются в точном соответствии с графиком, без задержек и сбоев — именно так, как и задумывалось изначально.

– Сегодня завод Nissan в Санкт-Петербурге выпускает пять моделей, и все автомобили поступают исключительно на российский рынок. Рассматриваете ли вы возможность поставок российских автомобилей Nissan в другие страны? Например, в страны Таможенного союза?

– Мы самым активным образом рассматриваем возможности реализации этой задумки и, конечно же, хотим продавать автомобили российской сборки не только на внутреннем рынке. Окончательное принятие решения о поставках автомобилей Nissan на экспорт будет обусловлено двумя факторами. Дело в том, что сам продукт и в гораздо большей степени двигатель должны соответствовать технологическим требованиям и правилам того рынка, куда мы попытаемся их поставлять. Второе соображение связано с налогообложением. Мы будем выбирать такие рынки, на которых будет выгодно продавать машину с учетом существующего налогообложения.

Но мы совершенно точно самым пристальным образом исследуем все возможности для экспорта нашей российской продукции, поскольку очень в этом заинтересованы.

Мы ожидаем, что по прошествии какого-то времени, в связи со вступлением России в ВТО, уровень налогообложения на наши автомобили и на комплектующие будет снижен. Это улучшит атмосферу для экспорта. Но пока речь идет о среднесрочной перспективе.

– Собираетесь ли вы в будущем выпускать другие модели в Санкт-Петербурге?

– Мы будем руководствоваться в первую очередь ситуацией на рынке. Производственная мощность завода в Санкт-Петербурге на данный момент увеличена вдвое – до 100 тыс. машин в год. Однако далеко не факт, что каждый год мы сможем реализовывать такое количество машин.

На данный момент мы рассчитываем производить здесь пять моделей марки Nissan и, с учетом ситуации на рынке, загружать производственные мощности именно этими моделями.

Естественно, мы продолжим инвестиции в производственные мощности. По мере того как будут выбираться эти мощности, мы будем думать о замене модельной линейки или о ее расширении. Все будет зависеть от ситуации в российской экономике и на автомобильном рынке. Исходя из этого, и будем принимать решения.

– Может быть, вернете в Россию модели Micra или Note? Очень удачные автомобили, которые полюбились многим россиянам! Почему сейчас их нет на нашем рынке?

– Диапазон всех моделей, производимых маркой Nissan в мире, этими автомобилями не исчерпывается. В первую очередь мы руководствуемся соображениями бизнеса. Сейчас наша продуктовая линейка для России и так достаточно широка.

Если мы предложим покупателям избыточное количество моделей, то попросту собьем их с толку и запутаем. Есть и еще один момент, который приходится учитывать.

Как вы знаете, начиная с прошлого года мы вывели на российский рынок бренд Datsun, дополняющий и расширяющий линейку Nissan. Именно поэтому мы считаем, что тот набор моделей, который компанией определен для России, полностью отвечает всем потребностям.

– Nissan в России находится в непростой ситуации, ведь внутри альянса, включающего помимо Nissan Renault, «АвтоВАЗ» и Datsun, некоторые модели, по сути, конкурируют между собой. Не мешает ли конкуренция с партнерами развитию марки Nissan?

– Отличный вопрос! Я прекрасно понимаю его логику! Мы видим ситуацию такой, какая она есть: наша компания выпускает автомобили в разных сегментах под брендами Infiniti, Nissan и Datsun. И политика сотрудничества компании и альянса, которая включает совместное использование платформ и инвестиций, выгодна для всех участников.

Но мы стремимся к тому, чтобы не происходило смешения между моделями, и нацелены на то, чтобы четко выдерживать идентичность наших моделей в категории машин для массового покупателя. В этом смысле наши автомобили отличаются от модельного ряда Renault и тем более от продукции «АвтоВАЗа».

В дальнейшем мы будем заботиться о том, чтобы не происходило смешения. Впрочем, полностью исключать, что в будущем не произойдут некие нахлесты, все же нельзя. Вполне может случиться прецедент, когда покупатели будут считать модели разных брендов нашего альянса слишком сильно похожими друг на друга. Но в целом существующая политика будет продолжаться.

Если рассматривать модельные линейки указанных брендов более тщательно, буквально под микроскопом, можно увидеть, что они все-таки нацелены на разные сегменты рынка. Нахлесты есть, но в целом каждый из автомобилей имеет собственную идентификацию и своих покупателей.

– Не опасаетесь ли вы, что из-за производства большого количества бюджетных моделей произойдет обесценивание бренда Nissan в глазах потенциальных покупателей? К примеру, марка Renault давно и прочно ассоциируется у россиян исключительно с дешевыми автомобилями для непритязательных водителей.

– Вы очень правильно ставите вопрос. Когда любой автопроизводитель в любой стране пытается закрыть все сегменты рынка, он неизменно терпит неудачу. Именно поэтому мы и ввели в общий портфель Nissan бренд Datsun. Чтобы закрыть нижнюю часть рынка, чтобы не произошло смешения и размывания имиджа марки. Nissan – это мейнстрим, это наши главные покупатели – средний класс и выше. Наш основной бренд будет продолжать делать ставку на вседорожники и кроссоверы. Мы будем предлагать высококачественные автомобили, несущие в себе японскую ДНК. По доступной цене и для людей, которые хотят стать владельцем настоящего нового автомобиля с японским качеством!