Слушать новости

Государственная тайна о четырех погибших

Экс-сотрудник ФСБ, в пьяном виде совершивший ДТП с четырьмя погибшими, признался, что постоянно пил за рулем

В Пятигорске начался судебный процесс по делу подполковника ФСБ Максима Свенского, который в пьяном виде устроил серьезное ДТП с четырьмя погибшими. В ходе первого заседания выяснилось, что непосредственно перед аварией, когда чекист поехал по встречной полосе федеральной трассы, он вместе с коллегой пил в ресторане водку. Свенский признал, что и до аварии регулярно ездил пьяным.

В четверг Пятигорский гарнизонный военный суд приступил к рассмотрению громкого уголовного дела в отношении экс-сотрудника ФСБ Максима Свенского, которого обвиняют в совершении ДТП в состоянии алкогольного опьянения с четырьмя погибшими. Несмотря на столь тяжкие последствия аварии и отягчающие обстоятельства, подполковник запаса (пенсию офицера запаса ему оформили уже после аварии и увольнения из органов) пока ни дня не провел под стражей и на первое заседание по его делу явился в суд как обычный посетитель.

Напомним, что авария, в которой обвиняется Свенский, произошла 4 ноября 2012 года на 348-м километре федеральной трассы «Кавказ», в районе поворота к аэропорту Минеральных Вод. Около 23.30 Свенский за рулем кроссовера Honda CR-V, находясь на встречной полосе трассы, которая в этом месте разделена высоким отбойником, совершил лобовое столкновение с автомобилем ВАЗ-2114. От сильнейшего удара находившиеся в легковушке Виктория Кунак, Елена Солодько, Сергей Шейранов, Василий Луценко погибли на месте — шансов выжить в искореженной легковушке у них не было. Сам Свенский благодаря системам безопасности его машины отделался травмами и спустя несколько недель выписался из больницы.

По факту аварии расположенный в Пятигорске 55-й военный следственный отдел возбудил уголовное дело по ч. 6 ст. 264 УК (нарушение правил управления транспортным средством, совершенное в состоянии алкогольного опьянение, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц). Офицеру запаса грозит до девяти лет лишения свободы.

Первое заседание суда, на котором показания давали сам Свенский и ряд его бывших сослуживцев, посетил активист движения «синие ведерки» Петр Шкуматов. Он рассказал «Газете.Ru», что происходило в зале суда.

В самом начале адвокат Свенского, пожаловавшись на необъективное освещение СМИ уголовного дела его клиента, попросил суд закрыть процесс от журналистов.

«Помимо того что пресса пишет о Свенском плохо и оскорбляет его, адвокат мотивировал свое ходатайство тем, что его клиент может раскрыть оперативные сведения или государственную тайну, — рассказал Шкуматов. — Это просто возмутительно, о какой оперативной информации может идти речь, если из-за него погибли четыре человека?»

В итоге судья отклонил просьбу адвоката и разрешил журналистам находиться в зале, но запретил снимать процесс на видео. После этого прокурор зачитал обвинительное заключение. «Свенский добровольно привел себя в состояние алкогольного опьянения, не связанного с выполнением служебных обязанностей, — цитирует Шкуматов слова гособвинителя. — Он выехал на полосу встречного движения за металлическим отбойником, чем нарушил пункт ПДД о правостороннем движении в России».

По мнению активиста, в целом обвинительное заключение объективно, и он не заметил в нем деталей, которые помогли бы Свенскому каким-то образом уйти от максимального наказания. Кстати, в ходе процесса выяснилось, что в ФСБ подполковник работал старшим оперуполномоченным по особо важным делам и после аварии он был уволен за несоблюдение условий контракта. Между тем, по словам Шкуматова, водительских прав обвиняемого до сих пор не лишили.

После этого в суде началось самое интересное — допрос обвиняемого. Обычно он проходит в конце судебных слушаний, но Свенский выразил желание дать показания сразу. При этом он признал свою вину в полном объеме и выразил свои соболезнования родственникам погибших.

«Свенский рассказал, что 4 ноября работал до 21.00, никаких происшествий не случилось, и после доклада руководству он уехал домой с коллегой. Правда, до дома они не доехали, заехав в кафе «1001 ночь», — рассказал Шкуматов. По словам активиста, Свенский признался в суде, что выпил после работы с коллегой, а затем они разъехались. «Он говорил, что не понял, как оказался на встречке, а когда осознал это, то решил «проскочить» и вместо того, чтобы сразу затормозить, решил доехать до ближайшего разворота, — говорит Шкуматов. —

Свенский рассказал, что он ехал за отбойником со значительным превышением скорости и что до столкновения ему чудом удалось разъехаться с несколькими машинами».

Подполковник поведал суду, что за рулем он чувствует себя уверенно, имеет почти 20-летний стаж вождения, а по участку дороги, на котором произошла авария, ездил регулярно.

Не забыл Свенский напомнить суду и о том, что в свое время принимал участие в контртеррористической операции в Чечне, имеет двоих маленьких детей и мать-инвалида.

По словам чекиста, в ресторане он с коллегой на двоих выпил 0,7 л водки. «Он честно признался, что они выпили бутылку водки с закуской, поели мяса, овощей, так как после работы были голодными, — продолжил рассказ представитель «синих ведерок». — С его слов, он выпил около 0,3 л водки, а сесть за руль решился, так как был уверен, что доедет домой без происшествий».

Подполковник признал, что его родные приходили к родственникам погибших и пытались «мириться», однако те их прогнали, «а потом СМИ налетели». Ранее об этом в несколько иной версии рассказывали представители потерпевших.

Обвиняемый добавил, что всячески способствовал следствию и делал все, чтобы дело быстрее дошло до суда. Кроме того, Свенский опроверг мнение защиты потерпевших о том, что он мог уничтожить важные доказательства по уголовному делу. По словам Шкуматова, из материалов пропали важные видеозаписи инцидента, которые могли бы подтвердить, что чекист активно употреблял спиртное перед ДТП. «Теперь все строится только на показаниях официантки ресторана, — пояснил активист. —

При этом в самом начале, до того, как дело привлекло внимание СМИ, девушка показывала, что оба офицера алкоголь не пили и вообще все белые и пушистые.

Впоследствии она изменила свои показания на правдивые, и теперь, насколько я понял, после окончания суда ей грозит уголовное дело за дачу заведомо ложных показаний».

Свой разбитый автомобиль обвиняемый хотел бы восстановить, продать и передать деньги потерпевшим. В ходе заседания вскрылась и еще одна скандальная подробность. По словам Свенского, он с коллегой Александром Иглиным пил в ресторане вместе, после чего оба расселись по машинам и уехали. То, что он сел за руль нетрезвым, Иглин признал и во время следствия, однако в четверг на заседании он почему-то заявил, что покинул кафе на такси. На это несоответствие обратил внимание гособвинитель, после чего свидетель уточнил, что использовал такси, чтобы добраться до своей машины.

«Самое печальное, что Свенский совершенно спокойно признался, что он раньше неоднократно садился за руль в состоянии алкогольного опьянения, связав это с особенностями своей работы, — продолжил Шкуматов. — Думаю, с таким званием и корочкой проблем с ГИБДД у него не возникало. Между прочим, оказалось, что его раньше уже увольняли из ФСБ за нарушение контракта, однако через год руководство предложило ему вернуться».

Шкуматов обратил внимание на еще одну примечательную деталь.

Госномер автомобиля чекиста содержал буквы СМВ, что, по странному стечению обстоятельств, соответствует инициалам подполковника Максима Валерьевича Свенского.

«Вспоминая момент сразу после аварии, Свенский рассказал, что понял, что в ДТП погибли люди, только когда приехала полиция и появились люди, которые начали ему угрожать, — продолжает общественник. — Полиция его защитила».

Коллеги Свенского, выступавшие после него, рассказали, что сразу после того, как стало известно о случившемся, они поехали на место ДТП. «Такое ощущение, что чекистов на месте ДТП оказалось едва ли не больше, чем полицейских. Они ждали, когда его привезут с медосвидетельствования, — заметил Шкуматов. — При этом один из коллег Свенского поведал, что Иглин, докладывая ему о случившемся, заявил, что они только заказали алкоголь, но не пили его. То есть этот Иглин абсолютно нагло сначала врал своему начальнику, а сегодня еще и в суде пытался изловчиться, доказывая, что не садился за руль нетрезвым. А ведь его водительских прав за пьяную езду не лишали и из ФСБ не уволили».

Завершилось заседание допросом мамы погибшей в ДТП Елены Солодько. На следующем заседании 15 апреля суд продолжит допрос свидетелей.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть