«Вооруженные силы России действительно готовятся к войне»

Минобороны заявило об окончании внезапной проверки боеготовности

Михаил Ходаренок 31.08.2016, 19:39
Саид Царнаев/РИА «Новости»

Проверка войск Южного, части сил Западного и Центрального военных округов, а также Северного флота, командования ВКС России и командования ВДВ закончилась 31 августа. На Западе учения считают подготовкой российской армии к возможному вторжению на Украину. С реальным положением дел разбирался военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.

Внезапная проверка боевой и мобилизационной готовности войск Южного, части сил и средств Западного и Центрального военных округов, Северного флота, главного командования Воздушно-космических сил, командования Воздушно-десантных войск завершена. Об этом в среду, 31 августа, сообщило Министерство обороны России.

В ходе проверки, проводимой в период с 25 августа, руководству военного ведомства предстояло оценить готовность армии в сжатые сроки развертывать самодостаточные группировки войск для локализации кризисных ситуаций, а также проверить возможности Западного и Центрального военных округов по наращиванию усилий на Юго-Западном стратегическом направлении.

Замысла проверки, по форме больше напоминающей стратегическую командно-штабную тренировку с привлечением значительного количества сил, в открытом доступе, естественно, нет. Но с большой долей вероятности можно предположить, какие именно соображения учитывались при этом в военном ведомстве.

Надо полагать, в ходе проверки отрабатывались элементы стратегических действий на театре военных действий, которые на первом этапе — и это надо подчеркнуть особо — носили сугубо оборонительный характер.

То есть осуществлялось отражение вторжения гипотетического противника и нанесение неприятелю такого ущерба, при котором он откажется от дальнейших военных действий на выгодных для России условиях. В этих целях на этом этапе проверки предполагалось нанесение поражения ударным группировкам противника и удержание важных в оперативном отношении районов, в частности и Крыма.

На втором этапе, вполне возможно, допускалось нанесение российскими войсками стратегического контрудара. Однако вряд ли при этом планировалось пересечение государственной границы России.

Скорее всего, поводом для разработки подобного замысла действий войск послужили недавние попытки диверсий украинских военнослужащих в Крыму.

Сил и средств одного Южного военного округа для осуществления действий подобного масштаба в настоящее время явно недостаточно. Поэтому руководству военного ведомства пришлось прибегнуть к стратегическим — межтеатровым — перегруппировкам войск, то есть задействовать силы и средства других военных округов.

Подобные действия осуществляются в целях усиления группировок Вооруженных сил России на стратегических направлениях до уровня, необходимого для отражения и срыва агрессии, а также наращивания их усилий в ходе первых операций.

Это вполне отчетливо наблюдалось в ходе проводимой проверки. Происходило выдвижение резервных частей и соединений, образованных на базе внутренних военных округов. Осуществлялся маневр части сил и средств армий ВВС и ПВО. Фиксировалось выдвижение соединений родов войск и специальных войск стратегического резерва.

В пресс-релизах военного ведомства это называлось, правда, несколько по-другому. К примеру, «поднятые по тревоге соединения будут переброшены на незнакомые полигоны, расположенные на дальних расстояниях, железнодорожным, воздушным и морским транспортом». Или же — «военно-транспортная авиация ВКС России приступила к переброске личного состава и техники в рамках внезапной проверки боеготовности, задействовано около 20 самолетов Ил-76».

В ходе проверки, помимо всего прочего, отрабатывались элементы мобилизационного развертывания. В частности, в рамках эксперимента по созданию новой системы подготовки и накопления мобилизационных людских ресурсов впервые были сформированы несколько подразделений территориальных войск.

Одно только это говорит, что действий наступательного характера в ходе проверки не планировалось, так как ведение территориальной обороны в первую очередь ориентировано на защиту населения, объектов и коммуникаций от действий противника, диверсионных и террористических актов.

Наконец, к внезапной проверке привлекли Банк России, Минфин, Минпромторг и другие федеральные органы исполнительной власти. Дело в том, что финансовое обеспечение российской армии в не столь далекие годы было настолько «успешно» реформировано, что стало совершенно непонятно, как осуществлять довольствие войск в условиях военного времени. Ранее практически весь личный состав Вооруженных сил России был переведен на обслуживание с помощью кредитных карт. Как ими пользоваться в ходе ведения боевых действий, где искать банкоматы и как в этих условиях будет функционировать процессинговый центр, находящийся на территории гипотетического противника, было совершенно непонятно. Это вызывало массу вопросов у специалистов. Для финансового обеспечения войск, находящихся в отрыве от постоянных пунктов дислокации, было решено привлечь полевые учреждения Банка России. Эту меру можно считать одним из первых шагов к возврату здравого смысла в сфере денежного довольствия военнослужащих.

СССР готовится к войне с Китаем

В период с 12 по 26 марта 1979 года в приграничных военных округах на востоке страны, на территории Монголии и Тихоокеанском флоте были проведены войсковые и флотские учения. Этим предполагалось оказать военное давление на Китай в связи с его агрессией против Вьетнама.

Тогда в учениях принимало участие двадцать общевойсковых и авиационных дивизий. Общая численность привлекаемых на учение войск составила более 200 тыс. человек, свыше 2,6 тыс. танков, около 900 самолетов и 80 кораблей. Из запаса было призвано свыше 52 тыс. человек приписного состава и поставлено из народного хозяйства более 5 тыс. автомобилей.

На восток тогда передислоцировались авиационные соединения не только из соседних военных округов, но даже и из Прикарпатья на дальность более 7000 км (причем всего за двое суток). И речь шла не о десятке самолетов, вырванных из отдельных частей постоянной готовности с наиболее подготовленными летчиками, а о полноценных авиационных полках в штатном составе. В ходе передислокации в воздухе одновременно находились десять авиационных полков фронтовой авиации.

Считается, что проверка войск Юго-Западного стратегического направления является одной из самых масштабных за последние полтора года. Как известно, всего к ней привлекли около 8 тысяч военнослужащих российской армии. Для примера, штатная численность мотострелковой дивизии — 14 тысяч человек. Таким образом, несмотря на все западные опасения, испуги и ужасы, войск для проверки привлекли, по сути дела, совсем немного.

Восточноевропейские государства обеспокоены тем, что Москва, по их оценкам, готовится к развязыванию войны на Западном театре военных действий. Судя по всему, Вооруженные силы России действительно готовятся к войне. Однако отнюдь не к вторжению в Восточную Европу или на Украину.

Для любой армии мира есть только два совершенно естественных состояния — или готовиться к войне, или воевать. Ничего третьего в Вооруженных силах быть не может по определению.

Проверки и учения 2016 года, надо полагать, призваны подготовить российскую армию и флот для действий во всех непредвиденных обстоятельствах, в том числе и в случаях самого неблагоприятного развития обстановки. Именно так и надо расценивать мероприятия августа 2016 года в Вооруженных силах России.

Ежегодные стратегические учения армии и флота последнего времени — «Запад-2013», «Восток-2014», «Центр-2015» — показывают, что в российском военном ведомстве убеждены, что Вооруженные силы страны должны быть готовы к отражению агрессии с любого стратегического направления.

Михаил Ходаренок/facebook.com
Михаил Ходаренок/facebook.com

Биография:
Михаил Михайлович Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru», полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).