«Я никого из членов ГКЧП не считаю преступниками»


Александр Руцкой, в 1991 году вице-президент Российской Федерации

«Я никого из членов ГКЧП не считаю преступниками»
Автор: Александр Братерский

В дни августовского путча 1991 года вице-президент России Александр Руцкой сыграл одну из ключевых ролей, будучи в то время соратником президента Бориса Ельцина. О том, стал бы он снова вызволять президента СССР Михаила Горбачева из Фороса, как он относится к ГКЧП сегодня и какое письмо написал ему Ельцин после отставки, Руцкой рассказал в интервью «Газете.Ru».

— Как изменилась ваша оценка событий, происходивших в те дни? Считаете ли вы, что действовали правильно, борясь против ГКЧП?

— Я не боролся против ГКЧП. Дело в том, что ГКЧП — это следствие «перестройки», следствие политики Горбачева и необдуманной политики съезда народных депутатов СССР. Давайте полистаем страницы истории: в 1988 году начались конфликты на межнациональной почве, затем Латвия и Литва, потом в 1989 году снова конфликты на межнациональной почве.

Давайте посмотрим на действия союзного руководства, которое возглавлял Горбачев. Происходит так называемая перестройка, а на самом деле это была вакханалия — отсутствие партийной дисциплины и отсутствие производственной дисциплины, элементарной ответственности. В газетах пишут про «перевыполнение плана», а в магазинах килька и морская капуста, носков не купить, костюм не купить. А это называется — отсутствие руководства страной.

— Считаете ли вы, что в этом виноват именно глава СССР Горбачев?

— Встречаясь с Горбачевым в то время, когда я был народным депутатом СССР, я задал ему вопрос: «Михаил Сергеевич, неужели вы не понимаете, что происходит в стране? Посмотрите, что происходит на межнациональной почве». Разгромом демонстрации в Баку нельзя было остановить межнациональные конфликты.

Александр Руцкой в редакции «Газеты.Ru». Фото: Артем Сизов/«Газета.Ru»
Александр Руцкой в редакции «Газеты.Ru». Фото: Артем Сизов/«Газета.Ru»

Нужны были действия, но Горбачев проснется только в декабре 1990 года. А за год до этого еще существует вертикаль коммунистической системы, и пленум ЦК КПСС принимает постановление о новой национальной политике. Дается статус республикам в составе СССР, в том числе и автономиям в составе РСФСР. В 1989 году принимается закон о самостоятельности прибалтийских республик, а 15 марта убирается 6-я статья из Конституции СССР (о руководящей роли КПСС. — «Газета.Ru») и Горбачев избирается президентом. Принимается постановление о порядке выхода из состава СССР, закон о национальных языках, который дает им статус языков как государственных.

Принимается закон о разграничении полномочий между центром и республиками и автономиями, входящими в состав СССР, где четко обозначено, что представители законодательных органов власти могут отменять постановления союзного правительства. Поэтому, когда говорят, что ГКЧП совершили преступление, — это следствие, а причины я назвал.

— Учитывая обстановку в те дни, был большой риск лететь за Горбачевым в Форос.

— А что мне оставалось делать? До этого мне пришлось убеждать Ельцина в том, что не надо ехать в американское посольство, я лучше слетаю за Горбачевым. Я взял с собой 20 офицеров, приехали во Внуково, и нас никто не остановил. Я на своей служебной машине, а рядом автобус «ПАЗ» с офицерами. Там стоит самолет. Спросил чей, сказали: «Янаева» (вице-президент СССР, участник ГКЧП. — «Газета.Ru»). Ну скажите, мол, что одолжим. Забрали самолет, командир экипажа немного возмущался, но полетел. Со мной вместе полетели Иван Степанович Силаев (глава правительства) и Евгений Максимович Примаков. И вы думаете, кто-то управлял нашим воздушным движением?

Подлетаем к Форосу — идет информация: танки на полосе. Потом, правда, их убрали. Могли бы, правда, не убрать или сбить по дороге — грохнулись бы в Черное море. Сели, подъезжаем к даче Горбачева, стоит министр обороны Язов Дмитрий Тимофеевич, Крючков Владимир Александрович, председатель КГБ.

Я подошел к ним и спросил: «Что вы здесь стоите?» — «Нас не пускают». Я говорю: «Как не пускают? Он же арестован». А они: «Кто его арестовал?» Я подхожу к КПП вместе с Евгением Максимовичем Примаковым и Иваном Силаевым. Михаил Сергеевич весь взволнованный в пуловере бежевого цвета. Раиса Максимовна спускается со второго этажа: «Вы нас арестовать приехали?» Я сказал, что приехал забрать их в Москву.

Горбачев говорит, что он без связи, но я беру трубку — коммутатор работает, я говорю девушке соединить с Борисом Николаевичем. Докладываю, что с Михаилом Сергеевичем все в порядке. Он отвечает: «Вези его в Москву». Горбачев хотел лететь на своем самолете, но я настоял, чтобы он летел на моем. Я не знал, что могли сделать с его самолетом. И когда мы летели, я ему объясняю, что все, что сделано, законченная глупость. Я ему сказал, что даже если в Союзном договоре осталось три-четыре республики, все равно надо подписывать, остальные придут.

Правительственная дача «Заря» в Форосе. Фото: ТАСС
Правительственная дача «Заря» в Форосе. Фото: ТАСС

— Вы говорили, что все-таки ждали штурма со стороны сторонников ГКЧП. Они не ожидали сопротивления со стороны сторонников президента РСФСР?

— К Владимиру Александровичу Крючкову я относился с большими симпатиями, ведь он в свое время занимался поиском в Афганистане (Крючков руководил поисками Руцкого после того, как он попал в плен в Афганистане. — «Газета.Ru»). Но я сказал ему, не понимает ли он, что его подставили? Самая страшная глупость — это ввод войск в Москву, этого нельзя было делать! Нечаянный выстрел из того же танка — и все бы понеслось. Погибло трое ребят. Может, по глупости, может, военные виноваты, сейчас трудно понять.

Нужно было действовать конструкционным путем. А так ведь даже палка раз в год стреляет. Я сам считал, что из этой ситуации был только один выход — провести объединенный съезд народных депутатов РСФСР и СССР и отстранить Горбачева от занимаемой должности, избрав нового руководителя.

— Как вы организовывали оборону Белого дома в те дни?

— Какая оборона? В 1993 году я убедился, что здание Верховного Совета — это аквариум, который простреливается насквозь. Мы просто создали прецедент — либо они применяют силу, либо мы стоим на своих позициях как законно избранная власть. Да, тогда к нам на помощь пришли Грачев (Павел Грачев, в то время командующий ВДВ СССР) и Лебедь (Александр Лебедь, заместитель командующего ВДВ СССР).

Но, при всем уважении к Лебедю и Грачеву, это еще не армия. Они были молодыми людьми, моими ровесниками — мы тогда были все молодые… Отчасти они заняли правильную позицию — потому что это был антиконституционный демарш. Когда я говорил и с Павлом Сергеевичем, и Александром Ивановичем, они поддерживали мою идею создать объединенный съезд и разобраться в том, что происходит.

Выступление вице-президента Александр Руцого на митинге москвичей в поддержку демократии, 20 августа 1991 года. Фото: ТАСС
Выступление вице-президента Александр Руцого на митинге москвичей в поддержку демократии, 20 августа 1991 года. Фото: ТАСС

— В 1991 году вы в интервью Урмасу Отту сказали, что, может, придется защищать Белый дом снова. Это было предчувствие?

— Следствие 1993 года, не потому что Руцкой захотел власти, как многие по-прежнему продолжают утверждать. Когда меня назначили и.о. президента, я тут же написал, что в выборах президента участвовать не буду. А предложение было одно: одновременно провести выборы Верховного Совета и президента и поставить на этом точку, точно так же, как в 1991 году, надо было созвать объединенный съезд. И в 1993 году не я же выносил решение (об основании для отрешения президента РСФСР от должности. — «Газета.Ru»), а Конституционный суд. И это решение не отменено по сей день. В нем говорится, что за нарушение статей Конституции президент России Ельцин Борис Николаевич подлежит отрешению от занимаемой должности. Я принимал это решение? Конституционный суд единогласно принял.

— Окажись вы снова в ситуации 1991 года, действовали бы так же?

— Так же, а как иначе — другого пути, как лететь за Горбачевым и везти его в Москву, просто не было. Я рисковал и своей жизнью, и жизнью этих 20 офицеров. И Евгений Максимович, и Силаев рисковали. А какой был смысл этой жизни, если бы в Москве устроили побоище?

При этом я никого из членов ГКЧП не считаю преступниками и каждый раз просил Бориса Николаевича выпустить их из тюрьмы. Они не преступники, они неправильно выстроили противостояние президенту СССР. Кого считать преступниками? Язова, прошедшего войну от звонка до звонка? Или Крючкова? Или Ахромеева? Исключительно порядочный человек. То же самое могу сказать и о Пуго, и о Варенникове, которого я знал по Афганистану.

— Ваши отношения с Ельциным пережили очень тяжелую трансформацию, однако известно, что он после ухода с поста президента написал вам письмо. О чем оно было?

Президент России Борис Ельцин и вице-президент Александр Руцкой, 1992 год. Фото: ТАСС
Президент России Борис Ельцин и вице-президент Александр Руцкой, 1992 год. Фото: ТАСС

— Оно было не то что примирительным, но это было человеческое письмо. В этом письме он пишет: «Вы всегда отличались высочайшей исполнительностью и ответственностью. К глубокому сожалению, вы оказались правы, чем закончится приватизация для экономики страны». А рассорил нас с Ельциным господин Коржаков (руководитель президентской охраны Александр Коржаков. — «Газета.Ru»), который постоянно ходил к Ельцину и говорил, что я подпиливаю под ним стул. Я Коржакову сколько раз говорил: «Что ты ведешь себя не как мужик». Я имею право написать что-то негативное о президенте, но я не буду это делать, так как я офицер, а это не офицер. Зачем трогать жену и детей? Мерзость просто.


Белые пятна августа 1991-го


О ленинградской цензуре и ленинградском сопротивлении во время путча

Во время загрузки произошла ошибка.

«Советский реализм был на самом деле чистым сюрреализмом»


Как уходил СССР и какое наследие нам от него осталось

Во время загрузки произошла ошибка.

Последние герои СССР


25 лет назад в Москве погибли трое противников ГКЧП

Во время загрузки произошла ошибка.

«Победа телевизора над холодильником не может быть вечной»


Отсутствие политической воли делает невозможным проведение экономических реформ

Во время загрузки произошла ошибка.

«У нас сегодня скорее вкусовая блажь, нежели идеология»


Культуролог Виталий Куренной о том, какую роль сегодня играет советская культура

Фото: Фото Культура
Во время загрузки произошла ошибка.

«Страна счастливых людей и улыбающихся милиционеров»


Что думают о Советском Союзе те, кто родился после его распада

Фото: Газета.Ru
Во время загрузки произошла ошибка.

«Я думал, Ельцин станет тем бревном, которое пробьет брешь»


Павел Вощанов, публицист. В 1991–1992 годах пресс-секретарь первого президента России Бориса Ельцина

Фото: Ващанов
Во время загрузки произошла ошибка.

«Операция оказалась вскрытием»


Мог ли Советский Союз сохраниться до наших дней

Фото: Газета.Ru
Во время загрузки произошла ошибка.