Пенсионный советник

Чеченцы почтили сообщника Ульмана

Группе Ульмана вынесен обвинительный приговор

Антонина Панкова (Ростов-на-Дону) 14.06.2007, 17:17

Корреспондент «Газеты.Ru» присутствовал при оглашении вердикта по делу группы Эдуарда Ульмана, убившей мирных чеченцев. Приговор выслушал только один из подсудимых, майор Алексей Перелевский, для которого 9 лет строгого режима оказались большим облегчением.

Северо-Кавказский окружной военный суд сегодня вынес приговор в отношении так называемой «группы капитана Ульмана», которую уже почти 4 года судят в Ростове-на-Дону. Как известно, первые два процесса увенчались оправдательными приговорами, которые были отменены военной коллегией Верховного суда. На третьем обвинительный приговор выслушал только один из четырех обвиняемых, майор Алексей Перелевский. Эдуард Ульман, Владимир Воеводин и Александр Калаганский – сбежали за два месяца до окончания суда и были осуждены заочно.

Троим профессиональным судьям не хватило для вынесения приговора двух с лишним недель, и сегодня им понадобилось провести в совещательной комнате еще два часа сверх установленного времени. За это время зал судебных заседаний наполнился до отказа лесом из штативов от телекамер, клюшками микрофонов, а также тесными рядами женщин в черных платках и мужчин в тюбетейках. Духота судебного помещения выгоняла собравшихся на улицу, откуда бдительные судебные приставы загоняли их обратно в зал, поближе к неработающей сплит-системе.

Адвокат Перелевского опасливо косилась на подзащитного: с майором-эпилептиком два года назад прямо на судебном заседании произошел припадок, пришлось даже вызывать в суд «скорую помощь».

Поддерживать единственного не сбежавшего подсудимого прибыли несколько сослуживцев из расположенной в поселке Ковалевка под Ростовом 22-й бригады спецназа, которые не оставляли его ни на минуту. Сам майор с прессой не общался и заметно нервничал. Накануне заседания до него дошли слухи «из осведомленных источников», что приговор уже согласован и по нему Перелевский получит 16 лет лишения свободы. Поверить в это было можно, поскольку гособвинитель просил для майора 23 лет заключения, как и для Эдуарда Ульмана. Владимира Воеводина и Александра Калаганского обвинение хотело осудить соответственно на 19 и 18 лет. Вскоре после оглашения требований гособвинителя, в начале апреля, Ульман, Воеводин и Калаганский перестали появляться на заседаниях суда и были объявлены в федеральный розыск.

Судьи появились вместо 9 часов утра в 10.30 и в преамбуле пояснили, что готовы огласить только вводную и резолютивную части, так как в описательной части приговора содержатся сведения, составляющие государственную тайну. Зачитанное описание преступления мало отличалось от версии следствия. Согласно приговору, 15 января 2002 года разведгруппа спецназа в количестве 12 человек под командованием капитана Ульмана в районе населенного пункта Дай (Шатойский район Чеченской республики) обстреляла «УАЗ», водитель которого не реагировал на приказ остановиться. Сидевший в машине директор Нохчи-Келойской школы Саид Аслаханов был убит на месте, водитель Хамзат Тубуров и пассажир Абдулвахаб Сатабаев были ранены соответственно в руку и ногу. Спецназовцы оказали раненым помощь (что, кстати, суд счел смягчающим вину обстоятельством), а затем запросили начальство, что делать с задержанными. В живых на тот момент оставались пятеро чеченцев включая раненых.

Суд полагает, что именно от майора Перелевского, бывшего дежурным офицером в ходе спецоперации по поимке банды Хаттаба, поступил приказ на уничтожение чеченцев, который и выполнили Калаганский и Воеводин. Кроме того, прапорщик Воеводин взорвал поврежденный «УАЗик», за что ему и просили на год больше Калаганского.

Председательствующий Николай Гулько объявил, что в действиях всех подсудимых отмечены смягчающие обстоятельства, поэтому он счел нужным назначить им «минимально возможное наказание».

Беглецам Ульману, Воеводину и Калаганскому назначили соответственно 14, 12 и 11 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима. Майор Перелевский, на которого возложили всю ответственность за переданный им приказ от руководства спецоперацией, получил 9 лет. Он был взят под стражу в зале суда.

Осужденные также должны возместить потерпевшим материальный ущерб в размере 479 тыс. рублей (по 119 тыс. от каждого из обвиняемых), а также стоимость сгоревшего «УАЗа» – 48 тыс. рублей, которые причитаются сестре одного из убитых Коке Тубуровой. С в/ч 65433, в которой служили спецназовцы, взыщут по 500 тыс. рублей в пользу каждого из потерпевших. Еще 985 тыс. рублей судебных издержек отнесены за счет федерального бюджета.

Осужденный, как и все адвокаты, отказался комментировать исход процесса, зато это с удовольствием делала противоположная сторона. По словам представителя потерпевших Людмилы Тихомировой, приговор суда является излишне мягким, так как убиты шесть человек, их тела обезображены, а определенный приговором срок — ниже допустимого. Однако ее коллега Мурад Мусаев заметил, что для него не является принципиальным размер срока: «Нас интересовала качественная сторона приговора, его обвинительный характер. Сами сроки заключения не представляют для потерпевших интереса».

Кроме того, он добавил, что «мы уважаем Перелевского за то, что он единственный, кто остался на процессе и с честью принял свое наказание».

Потерпевшие в один голос заявляли, что не собираются обжаловать решение суда, оно их устраивает в «принципиальном смысле».

Государственный обвинитель Николай Титов заявил: «Наказание несколько мягкое, но я не вижу большой трагедии в этом. Это право суда дать оценку данному делу и определить меру наказания». По его словам, пока он не получил на руки приговор, так что гособвинению трудно понять, собирается оно его опротестовывать или нет.