Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Ульман ушел к главному военному прокурору

Эдуарда Ульмана объявили в розыск

,
Северо-Кавказский окружной военный суд так и не нашел Эдуарда Ульмана, Владимира Воеводина и Александра Калаганского. В пятницу суд согласился объявить военных федеральный розыск. Если их все же найдут, они немедленно будут заключены под стражу. А на смягчение приговора остается все меньше шансов.

Эдуард Ульман, Владимир Воеводин и Александр Калаганский так и не появились в Северо-Кавказском окружном военном суде, где в третий раз рассматривается их дело.

Местонахождение трех обвиняемых за сутки, которые выделил суд, так и не удалось установить.

Из войсковой части, где проходят службу Эдуард Ульман и Александр Калаганский, сообщили, что они там в последнее время не появлялись. А на запрос по месту жительства Воеводина поступил ответ, что в настоящее время он там не проживает. Таким образом, трое подсудимых, виновных в смерти шести человек, скрылись от суда, как только стало ясно, что на третье оправдание надежды мало.

В пятницу Ульман, Воеводин и Калаганский были объявлены в федеральный розыск. Такое решение было принято по ходатайству государственного обвинителя Николая Титова. Он также попросил изменить меру пресечения обвиняемым, которые до сегодняшнего дня находились под подпиской о невыезде. «Я считаю, что в связи со сложившейся ситуацией суд должен рассмотреть вопрос об изменении меры пресечения Ульману, Воеводину и Калаганскому на заключение под стражу и объявить их в розыск», — попросил он. Суд согласился с доводами Титова. Теперь, если военные будут найдены, их немедленно отправят в следственный изолятор.

Гособвинитель утверждает, что он совершенно не удивлен пропажей трех из четырех обвиняемых. Он заявил судьям, что сторона обвинения ожидала подобного исхода, так как защитники просили длительный перерыв по разным причинам. Адвокат Роман Кржечковский искренне оскорбился заявлением Титова и сказал, что «удивлен подозрениями гособвинения». Однако возражать против розыска не стал. Адвокат и сам не знает, куда делись его подзащитные, потому согласился, что основания для розыска, конечно, есть. Правда, адвокат капитана Роман Кржечковский полагает, что еще рано говорить об объявлении беглецов в розыск, поскольку это прерогатива главного военного прокурора. «Фактически они сегодня в розыск не объявлены. Это поручено сделать только главному военному прокурору. И насколько мне известно, объявление в международный розыск требует определенной процедуры, которая занимает довольно продолжительное время. В законе четко сказано (часть 5 ст.108 УПК), что заочно в отношении обвиняемого может быть изменена мера пресечения только, когда он объявлен в международный розыск. Сегодня он объявлен в международный розыск не был. Вот на основании этого мы будем обжаловать в течение 10-ти дней, мы внесем кассационные жалобы в военную коллегия Верховного суда».

Искать пропавших военных будут почти полтора месяца — следующее заседание назначено на 24 мая.

Если военные так и не будут найдены, их могут объявить в международный розыск, а дело в отношении них приостановить. В таком случае дело против единственного оставшегося обвиняемого, майора Алексея Перелевского, будет выделено в отдельное производство.

Как ранее рассказывала «Газета.Ru», накануне в Северо-Кавказском окружном суде должно было состояться одно из последних заседаний на этом процессе. Защита военных собиралась выступить со своими доводами в последней стадии судебных разбирательств — в прениях. Однако заседание было перенесено, поскольку из четырех обвиняемых в суд явился только Перелевский. Ни он, ни адвокат Кржечковский не знали, где находятся остальные подсудимые. Оказалось, что с последнего заседание, которое состоялось 4 апреля, защитник не может связаться со своими подопечными. Перелевский также не знал, где могут быть его сослуживцы.

Ульман, Воеводин и Калаганский исчезли сразу же после того, как военный прокурор Титов огласил сроки, к которым, по его мнению, надо приговорить военных.

Он попросил приговорить Эдуарда Ульмана и Алексея Перелевского к 23 годам лишения свободы каждого с отбыванием наказания в колонии строгого режима, Владимира Воеводина — к 19 годам, а Александра Калаганского — к 18 годам. При этом обвинитель просит лишить подсудимых воинских званий и государственных наград.

Военные пропали из поля зрения в конце прошлой недели. Как сообщил «Газете.Ru» один из близко знающих подсудимых людей, Воеводина последний раз видели Ульман недавно вернулся из столицы, где, используя свои связи, пытался выяснить возможный исход своего дела.

Там ему и сообщили, что наиболее вероятным будет обвинительный приговор и офицеры получат не менее 20 лет лишения свободы. По возвращению из Москвы капитан рассказал об этом своим друзьям, после чего, полагают знающие капитана люди, и было решено податься в бега. По данным источника, офицерам с самого начала третьего процесса многие, в том числе и видные общественные деятели, выступавшие на их стороне, советовали скрыться. Объяснялось это тем, что якобы судьба «группы Ульмана» уже решена — в качестве своеобразного подарка их намеревались «принести в жертву» новому президенту Чечни.

Не последнюю роль сыграло то, гособвинение в любом случае намеревалось ставить вопрос об изменении меры пресечения на заключение под стражу сразу после окончания судебных прений. Об этом «Газете.Ru» рассказал источник в военной прокуратуре СКВО. Именно накануне завершения прений спецназовцы и скрылись.

По мнению представителя потерпевших Людмилы Тихомировой, беглецы действительно сознательно пошли на такой шаг, понимая, что на этот раз их вина будет признана, и они получат реальный срок.

Напомним, по данным следствия, в январе 2002 года разведгруппа спецназа в числе 12 человек под командованием Ульмана в районе населенного пункта Дай обстреляла автомобиль, водитель которого не отреагировал на приказ остановиться. Сидевший в машине директор школы был убит, двое пассажиров получили огнестрельные ранения. Как установило следствие, спецназовцы вывели оставшихся в живых пятерых чеченцев и запросили по рации вышестоящее командование о дальнейших действиях. Им было приказано уничтожить свидетелей расстрела автомобиля, после чего лейтенант Калаганский и прапорщик Воеводин приказ выполнили.

По версии следствия, Перелевский виновен в отдаче преступного приказа, Ульман выступил организатором убийства, а еще двое подсудимых — непосредственными его исполнителями. Титов уверен, что вина подсудимых полностью доказана. Военные, напротив, настаивают на своей невиновности, объясняя, что они просто выполняли приказ руководства.

Как ранее писала «Газета.Ru», сейчас Северо-Кавказский военный окружной суд рассматривает «дело Ульмана» уже третий раз. Дважды с помощью присяжных выносился оправдательный приговор, но Военная коллегия Верховного суда оба решения отменила. После решение Конституционного суда от 6 апреля 2006 года дело рассматривают трое профессиональных судей, вероятно, поэтому военные сомневаются, что им удастся избежать наказания.