Нацпроект «Медвед»

ПРЕЕМНИК

Главным итогом онлайн-конференции Дмитрия Медведева стало то, что ему удалось уйти от ответа на вопрос о президентских выборах. Зато первый вице-премьер с удовольствием говорил об албанском языке, Медведе, сети Fido и «Живом журнале».

На первую в своей жизни интернет-конференцию Дмитрий Медведев пришел вовремя, ровно в четыре часа дня, и сразу же с интересом прильнул к экрану ноутбука. К этому моменту зал медиацентра газеты «Известия», где должен был выступать потенциальный преемник Владимира Путина, тщательно готовили.

Помещение несколько раз обследовали сотрудники ФСО с собакой, для чего пришедших на конференцию заранее журналистов два раза выгоняли.

Ничто не должно было нарушить ход ответственного мероприятия.

Задававший вопросы интернет-пользователей главный редактор «Известий» Владимир Мамонтов пришел с заранее распечатанным списком вопросов. «Вопросов сейчас, на эту минуту, у нас 8076. Также за эти вопросы голосовали обитатели сети, и голосов таких у нас сейчас перевалило за 120 тысяч», — сообщил главред «Известий».

К этому моменту, надо сказать, в устойчивые лидеры выбился вопрос «Г-н Медведев, вы не планируете ввести в школьную программу курс олбанскова языка?»

Он набрал почти три тысячи голосов в свою поддержку, и появилась определенная интрига, решатся ли организаторы его задать.

Ведущий начал с вопроса о ситуации вокруг программы дополнительного обеспечения лекарствами. Первый вице-премьер говорил очень спокойно, без эмоций и не особо конкретно. Министр здравсоцразвития Михаил Зурабов, который отвечал за программу, не был упомянут ни разу. «Правительством будут приняты все необходимые меры для того, чтобы проблемы, связанные с обеспечением лекарствами, были решены, и решены в ближайшее время, — пообещал первый вице-премьер. — Действительно, за последнее время и по субъективным, и по объективным причинам образовалось значительное расхождение между заявленными потребностями и тем набором и количеством лекарственных препаратов, которые выделялись». Тут главред «Известий» откопал вопрос, в котором Медведеву припоминали его же собственные слова во время правительственного часа, когда первый вице-премьер сказал, что «в фармацевтике сконцентрировались жулики». Но на просьбу назвать конкретные фамилии Медведев сообщил, что он юрист по образованию и потому до суда никаких фамилий называть не может.

После этого, выслушав ответы Медведева на несколько вопросов по теме «доступного жилья», главред «Известий» неожиданно поинтересовался возможностью введения в образование курса украинского языка в местах компактного проживания украинцев. «Все эти вопросы можно разрешать на местном уровне с использованием тех полномочий, которые есть у муниципалитетов в отношении школ», — не чувствуя еще подвоха посоветовал первый вице-премьер. «Про украинский язык мы поняли. А вот про олбанский язык?» — наконец задал долгожданный вопрос интернет-аудитории Мамонтов, сделав ударение на «о».

«Это спрашивает Лорд Медвед. Интернет-сообщество — такая занятная, в общем, штука, Лорд Медвед там проживает, — будто бы оправдывался ведущий. — Интересует его судьба такого языка. Не планируется ли ввести в школьную программу курс по изучению олбанского языка?»

Медведева однако вопрос Медведа не застал врасплох. Возможно, он к нему готовился. «Прямо так, с буквы «о» начиная, да? Медвед — это популярный интернет-персонаж, и невозможно игнорировать потребности изучения албанского языка», — заявил первый вице-премьер, отметив, что «существует не меньшая необходимость изучать русский язык». Тут Медведев решил продемонстрировать сверхосведомленность интернет-процессами, рассказав историю про английского «участника LiveJournal, который не сумел отличить русский язык от других языков, и на него свалилось огромное количество писем».

«Свалился такой колоссальный флэш-моб из России», — сыпал модными словами Медведев.

«Что это за история такая?» — удивилась одна из журналисток. Медведев признал и право на существование в интернете языка, который правила русского языка нарушает. «Альтернативный русский язык, как бы к нему ни относиться, это существующее сегодня в интернет-среде явление», — согласился первый вице-премьер.

Хотя ведущий и пообещал перейти к серьезным вопросам, вскоре возник еще один вопрос, который набрал популярность в порядке флэш-моба. «Возможна ли в будущем поддержка таких проектов, как, например, мой чуть более чем наполовину готовый гипертекстовый векторный Фидонет, который я невозбранно разрабатываю уже долгое время?» — процитировал вопрос главред «Известий». Медведев, как оказалось, вопрос ждал, и сообщил, что накануне даже зачем-то зарегистрировался в сети Фидо, хотя она сама по себе, как бесплатная альтернатива интернету, стремительно теряет популярность. «Это отдельное пространство, которое сродни интернету, но в то же время существует на более открытых принципах, и которое в меньшей степени коммерциализировано, чем, скажем, обычный интернет», — поделился знаниями Медведев и согласился, что гиперссылок в Фидо и вправду не хватает.

Пресс-конференция к этому моменту шла уже почти час. Последовали длинные вопросы про нацпроекты. Отдельные журналисты откровенно позевывали и очнулись ближе к концу. Дело в том, что в этот момент спрашивать Медведева стали уже представители СМИ. Если вопросы интернет-пользователей проходили тщательную модерацию и по правилам могли быть посвящены только нацпроектам, то журналисты первым делом поинтересовались у Медведева про планы на 2008 год.

«Вы очень деликатно задали вопрос, — отметил первый вице-премьер, который понял, что спрашивают его про президентские выборы. — Конечно, я думаю о будущем, как любой здравомыслящий человек. Но эти планы не связаны с конкретной работой».

«А почему вы не строите конкретные планы, с чем это связано?» — попытались загнать в угол Медведева. «Конечно, каждый человек строит планы, как я уже сказал, — пустился вице-премьер в довольно длинную тираду, — но вовсе не обязательно иметь для этого конкретные позиции». Тут первый вице-премьер заметил, что «работает с президентом» и пока занимается нацпроектами. Получалось, правда, Медведев тем самым и не исключил своего участия в президентских выборах.

После этого Медведева спросили еще о ходе нацпроектов, а корреспондент «Газеты.Ru» поинтересовался возможной судьбой Зурабова в связи с тем, что думская фракция единороссов пообещала 20 марта потребовать отставки министра. Однако и здесь Медведев избежал конкретных оценок, заметив, что «министерству дано три недели на то, чтобы разобраться» (в ситуации с лекарственным обеспечением. — «Газета.Ru»). «Думаю, в ближайшие две-три недели возможен перелом, а что касается позиции «Единой России», то это крупнейшая партия в Думе и по итогам этого периода вправе делать все возможное», — неопределенно добавил первый вице-премьер.