Слушать новости

Три письма о Центробанке

Генпрокуратура начала проверку фактов злоупотреблений со стороны ЦБ, изложенных в письмах Алексея Френкеля

,
В среду прессе может появиться третье письмо Алексея Френкеля. Пока же Генпрокуратура начала проверку фактов злоупотреблений со стороны ЦБ, изложенных в первых двух письмах. Во вторник показания давал председатель ММВА Алексей Мамонтов, передавший их в СМИ.

О показаниях Алексея Мамонтова (председателя Московской международной валютной ассоциации — ММВА) сообщила сама Генеральная прокуратура на своем сайте. В изложении пресс-службы Генеральной прокуратуры показания Алексея Мамонтова выглядят так, будто он пошел на попятную. Например, он сообщил, «что конкретными данными о фактах получения взяток и злоупотреблениях должностным положением должностными лицами Центрального банка России не располагает». И распространяя их, он ставил своей целью не «дискредитацию должностных лиц Банка России или опубликование компрометирующих сведений», а хотел обратить внимание «делового сообщества и средств массовой информации на созданные благодаря несовершенной нормативно-правовой базе условия, способствующие «проявлениям субъективизма» по отношению к ряду банков со стороны Банка России.

Напомним, что Алексей Мамонтов предал гласности два документа из эпистолярного наследия Алексея Френеля, подозреваемого в убийстве первого зампреда ЦБ Андрея Козлова.

В первом письме, опубликованном неделю назад, Френкель рассказывал о том, что Центробанк необъективен в выборе банков, которые допускаются в Систему страхования вкладов (ССВ), что чиновники ЦБ перед тем, как отозвать у банка лицензию, обналичивают в нем деньги, а сам ЦБ получает миллиардную прибыль, не отражающуюся в документах и выводит ее за рубеж.

Второе опубликованное послание содержало гораздо больше конкретики. Так, автор привел сумму, за которую банки принимались в ССВ. В зависимости от размера банка — от $150 тыс. до $5 млн. Называется и общая сумма, которую получили «кураторы» с идеи ССВ — до $250 млн, и сколько приносит «крышевание» обналички каждый месяц — $100–120 млн.

Однако сам Мамонтов рассказал «Газете.Ru», что от своих слов не отказывается. «Я только укрепился во мнении, что Френкель невиновен на двести процентов, что анализ, приведенный им в письме, верен, что прокуратура начала проводить кампанию, чтобы укрепить себя в правомерности тех обвинений, которые выдвинула против Френкеля».

По словам Мамонтова, в прокуратуре ему сообщили, что собираются «приступить к проверке изложенных в письме фактов». «Но мне показалось, что всерьез они не настроены провести проверку ЦБ. Ощущение такое, что они заранее на стороне ЦБ. Более того, я подумал, уж не без участия ли ЦБ проводится вся эта информационная контркампания?» — поделился наблюдением Мамонтов.

Видимо, именно эти соображения объясняют удивительную реакцию на письма Френкеля банковского сообщества.

Банкиры не готовы обвинять ЦБ, объясняют появление писем личной обидой Френкеля, но никто не называет приведенные в них обвинения ложью или чушью.

«Там, где Френкель оперирует фактами, с ним трудно спорить», — признал вице-президент Ассоциации региональных банков России Александр Хандруев. «Факты — упрямая вещь, и спорить с ними было бы странно», — заявлял и исполнительный президент Ассоциации российских банков Андрей Емелин.

Банкиров можно понять, они оказались между молотом и наковальней. С одной стороны, им не хочется ссориться с Центробанком. С другой — подставлять коллег и подставляться самим. Ведь если факты подтвердятся, это будет значить, что все банки-участники ССВ — взяткодатели, что также преступление.

Такой «заговор молчания» сильно затрудняет задачу прокуратуры, если та действительно хочет выяснить, допускает ли ЦБ злоупотребления.

Возможно, банки и готовы были это обсудить в более спокойной обстановке, но «дело Козлова» — не лучший фон для критики в адрес ЦБ. «Вопрос разбирательства банков и регулятора — профессиональный разговор. Если есть сведения о преступлении — то их надо адресовать Генеральной прокуратуре. Когда через СМИ делаются намеки и не приводится фактов, это непродуктивно и даже опасно, так как может рассматриваться как попытка давления на следствие», — считает Александр Мурычев, глава совета ассоциации региональных банков России.

Адвокат Алексея Френкеля Игорь Трунов сообщил «Газете.Ru», что обвинения Френкеля в адрес ЦБ не окончены.

«Есть и продолжение, есть и третье письмо Френкеля, еще более детальное и конкретное, — заявил адвокат. — Его страшно передавать или публиковать в СМИ».

Но оно, возможно, будет опубликовано. «Эти письма не написаны в тюрьме, это сделано давно. Третья часть содержит доказательства и конкретные имена. Сегодня я был в тюрьме. Завтра будут процессуальные действия в связи с заявлениями, сделанными Френкелем в адрес ЦБ. Завтра в зависимости от того, что будет делать прокуратура, письмо может появиться у СМИ».

Поделиться:
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть