КС как Высший суд

КС приступил к жалобе на надзорное судопроизводство

Конституционный суд приступил к рассмотрению обращения группы граждан, ставящего под сомнение всю практику надзорного судопроизводства в российских судах. Заявителей смущают чересчур широкие права Верховного суда в сфере надзора.

Во вторник Конституционный суд начал рассматривать дело о проверке конституционности некоторых положений главы 41 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) России и ряда других статей кодекса, которые регулируют производство в суде надзорной инстанции. Президиуму КС предстоит изучить жалобы 20 граждан, акционерных обществ «Нижнекамскнефтехим» и «Хакасэнерго» и кабинета министров республики Татарстан.

Большую часть первого дня заседания заявители объясняли, в чем заключается их недовольство. Если резюмировать претензии, то часть обратившихся в КС оспаривает допустимость пересмотра решений судов, которые уже вступили в законную силу. Приговор вступает в силу после вынесения решения второй инстанции, но в России процесс на этом не заканчивается и уже решенное дело может долго ходить по надзорным инстанциям.

При этом процедура рассмотрения обжалования в третьей инстанции проходит в упрощенном порядке в отличие от первой и второй ступени. По мнению заявителей, это противоречит не только российским законам, но и международному праву.

Заявители также оспаривают основания возвращения надзорной жалобы без ее рассмотрения по существу, порядок предварительного рассмотрения надзорной жалобы и истребованных дел. На практике выходит, что решение о рассмотрении судья принимает единолично, что, по мнению обратившихся в суд, противоречит Конституции. Еще один блок вопросов к КС посвящен тому, что при рассмотрении в надзоре положение участников процесса явно не равно. Граждан и чиновников не устраивает право председателя областного суда, а также председателя Верховного суда и его заместителей соглашаться или не соглашаться с определением судьи об отказе в рассмотрении дела в порядке надзора, а также выносить свои определения об истребовании дел и передаче их для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Больше всего заявителей смущают широкие права председателя ВС и его заместителей, Дело в том, что они по собственной инициативе могут вносить в президиум ВС представление о пересмотре любых судебных решений (ст. 389 ГПК РФ).

В этом процессе ни одна из сторон не участвует и вообще может не желать уже продолжения разбирательств – судьи могут вносить такие представления исключительно по собственной инициативе «в целях обеспечения единства судебной практики и законности». Кроме того, в самой статье не прописана срочность возбуждения надзорного производства, потому дело может отдаваться на очередное рассмотрение спустя несколько лет после вступления решения в силу.

По мнению полномочного представителя президента в КС Михаила Кротова, все положения ГПК, оспариваемые заявителями, соответствуют основному закону. Хотя отметил, что раз тема надзора в КС обсуждается не первый раз, проблемы в этой отрасли права явно есть. Другое дело, что не всегда правильно проходит правоприменительная практика. В частности, Кротов имел в виду жалобы на то, что не прописаны сроки передачи дела на рассмотрение в надзорной инстанции, и это противоречит принципу «правовой определенности». Однако в Общей части ГПК указано, что у судей есть год на передачу дела в надзор, сообщил он. «Срок могут нарушать, ссылаясь, что в ст. 389 это отдельно не прописано», — согласился с существованием такой проблемы полпред. Правда, уверен юрист, связано это не с самой статьей: «Неправильная правопримененительная практика отдельных должностных лиц ВС не говорит о неконституционности самого положения». В конце своей речи представитель президента признал, что существующая система института надзора требует изменений.

Полпред Совета федерации в КС Елена Виноградова также отметила, что сейчас нет адекватного регулирующего механизма системы надзора. А полпред Госдумы Елена Мизулина, которая будет выступать в среду, прямо сказала, что институт надзора надо отменять. «Надзор — пережиток советской системы, который надо убирать», — заявила она журналистам после заседания. По ее словам, и так есть процедуры рассмотрения дел в различных инстанциях, причем вторая инстанция изучает решение первой очень тщательно. «А надзор — это упрощенная форма рассмотрения дела»,— пояснила полпред. Мизулина считает, что надо набраться смелости и отменить институт надзора. «Хотя он удобен для некоторых», — засомневалась она в такой перспективе.

Доводы полпреда Госдумы и заключительные слова будут оглашены на заседании в среду. Решение по этому делу КС вынесет ближе к концу года.