Росразграбкультура

В России будет с 10-летним опозданием досрочно создана электронная база музейного фонда РФ

,
Еще восемь лет назад в России должна была появиться электронная база данных музейного фонда. На эти цели уже выделяли 60 млн рублей. Деньги растворились, базу так и не создали, а теперь чиновники под соусом борьбы с «кражей века» хотят еще.

В понедельник в Санкт-Петербурге началось двухдневное экстренное заседание президиума Союза музеев России, на котором обсуждались безопасность и сохранность музейных фондов. На закрытом для прессы заседании присутствовали глава Роскультуры Михаил Швыдкой, глава Росохранкультуры Борис Боярсков, а также около 50 представителей крупнейших музеев страны, в том числе главный виновник собрания — директор обворованного Эрмитажа Михаил Пиотровский.

Пиотровский попросил прощения у коллег, которым в середине августа пришлось срочно выезжать в Санкт-Петербург из-за того, что из Эрмитажа пропало более 200 экспонатов.

«Я хочу попросить прощения за то, что случилось в Эрмитаже. Это очень неприятно, но мы должны об этом поговорить. Надеюсь, шум, который возник, даст повод ясно сказать себе и другим, что же произошло», — заявил он.

Впрочем, выступающие, судя по всему, не были на него в обиде. Представители музеев заявили, что хищения, к сожалению, могут происходить, но никакой вины музейщиков в этом нет. Они хором пожаловались на старую систему учета экспонатов, несоответствие ее новым критериям работы, недокомплект штата и отсутствие специального образования для хранителей музейных фондов.

Михаил Швыдкой также заявил, что проблема заключается в наследии советского прошлого, и заявил, что никто в отставку не уйдет. «Когда мы будем жить в нормальном гражданском обществе, тогда такие решения могут приниматься, а пока это не выход», — считает Швыдкой. «Этот случай нельзя интерпретировать как просто бардак в музеях. Это не ужас, ужас, ужас, а просто ужас. Это не оправдание, всему есть предпосылки. Существует определенный кризис этики внутри музеев, есть и большое количество социальных обстоятельств, которые делают этот случай системным элементом», — сказал Михаил Швыдкой.

Исправить ситуацию было решено несколькими путями. Поскольку, по данным правоохранительных органов, экспонаты из Эрмитажа выносила хранительница, было предложено «развести» должности научных сотрудников музеев и хранителей, наделив последних строгим кругом обязанностей (сейчас хранители не только отвечают за сохранность фондов, но и ведут работу по организации выставок).

Кроме того, как заявил Михаил Швыдкой, впервые за 30 лет в ускоренном темпе будет проведена сверка фондов всех российских музеев, после которой станет понятно, сколько денег потребуется для создания в стране единого электронного каталога музейного фонда России.

«Мы будем требовать в кратчайшие сроки создать электронную базу данных и каталог музейного фонда России, который позволил бы нам эффективно отслеживать нахождение нашего культурного наследия», — заявил еще перед началом этого заседания журналистам глава Росохранкультуры Борис Боярсков. В дальнейшем власти планируют публиковать каталоги в интернете. Займет все это, признал Швыдкой, не меньше 10–15 лет.

Почему сверка не началась раньше, чиновники Росохранкультуры и Роскультуры не пояснили.

Между тем постановление № 179 о создании в России электронной базы данных под названием «Государственный каталог Музейного фонда России» было подписано правительством еще 12 февраля 1998 года.

Но в конце 2005 года ни одного предмета в едином каталоге не было. По данным Счетной палаты, созданием базы данных должен заниматься Государственный музейно-выставочный центр РОСИЗО, входящий в ведение Роскультуры. Но, как говорится в справке палаты за 2005 год, «в нарушение функций, предусмотренных положением о Минкультуры России, им (центром) не были утверждены единые правила и условия учета и хранения музейных предметов и коллекций». Кроме того, учет и хранение в музеях до сих пор осуществляется согласно инструкции Минкультуры СССР от 1985 года, «в значительной степени устаревшей». На издание новой инструкции центру было выделено из федерального бюджета 1,4 млн рублей. На формирование и ведение каталога (за это время в него должны были занести не менее 1,5 млн экспонатов из пяти регионов) в 2001–2005 году получено 203 млн рублей — в том числе 68 млн рублей из бюджета.

По результатам этой проверки специалисты Счетной палаты направляли представления в Минкультуры России и Генпрокуратуру. После этого инструкция была подготовлена, а госкаталог застрял на начальной стадии формирования.

Как сообщил «Газете.Ru» вице-президент НП «Автоматизация деятельности музеев и информационные технологии», заведующий отделом информационных систем ФГУ музея «Московский Кремль» Александр Дремайлов, сейчас в Роскультуры создана только некая оболочка системы на базе Oracle, однако нет даже государственного сервера для хранения единого каталога. «До сих пор по-прежнему не разработан единый критерий для описания предметов в электронном виде, нет распоряжения об обязательной фотофиксации предметов и обязательном описании в электронном виде новых поступлений в музеях», — рассказал Дремайлов.

Из почти двух тысяч российских музеев только около 150 имеют электронные базы данных, созданные, впрочем, по их собственной инициативе.

По словам Дремайлова, теперь сложность при создании единого каталога будет в том, чтобы соединить все материалы, ранее уже собранные музеями по различным программам, в одну. Музеи пользуются тремя разными программами – «Камис», «Ника» и «Музей-3». «В общей системе, насколько мне известно, нет конвертеров, поэтому уже собранные оцифрованные каталоги надо будет переделывать заново», — говорит Дремайлов.

«Всего по России уже оцифровано около 3 млн экспонатов, мы готовы передать эти данные в Минкультуры, но там почему-то их не берут», — говорят независимые специалисты по оцифровке музейных фондов.

Хотя, по мнению музейных работников, именно Росохранкультуры в первую очередь нужна электронная база данных — чтобы следить за перемещением ценностей. Как говорит Дреймалов, если бы музеи заставили в обязательном порядке оцифровывать свои фонды, то ежегодно из каждого поступали бы данные примерно о 10 тыс. экземпляров.

«Кроме того, необходимо выставлять эти каталоги в интернет. Ведь когда краденые экспонаты поступают в антикварные салоны, невозможно по достаточно небольшому описанию проверить, откуда этот предмет появился у продавца», — считает он.

«Также мы не против, чтобы к нам почаще приходили и чаще устанавливали контроль. Ведь последняя масштабная проверка была в музее «Московский Кремль» 34 года назад, тогда мы здесь часто видели представителей нынешнего Росохранкультуры. Теперь же они появляются, в основном когда надо делать реставрацию и для этого сдвигать стены», — говорят в музее.

В федеральной целевой программе «Культура России» на 2006–2010 годы снова заложены отдельные средства на создание электронной базы данных музейного фонда России.

Однако у рядовых музейщиков есть сомнения, что дальше популистских выступлений на волне «кражи века» из Эрмитажа дело не пойдет.

«Не исключено, что под этой ширмой не будет реальной работы, как не было ее и раньше. Мнения некоторых экспертов о том, что останется только давление на музейных работников со стороны Росохранкультуры в рамках всеобщей борьбы за наведение порядка, исключить в связи с этим просто невозможно», — заявляют сотрудники музеев.