Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Копцев подкрепил дело словом

Александр Копцев выступил с последним словом. Слово оказалось в духе националистических брошюр. Усугубило ситуацию то, что Копцев в зале суда выступал перед телекамерами.

За полчаса до начала заседания у дверей судебного зала шумела толпа, как перед театральной премьерой. Издатель книг и брошюр, обличающих «еврейскую мафию», Виктор Корчагин крепко держал в руках белый блокнот, чтобы записывать слова Копцева. «Я бы оправдал его по 39-й статье УК РФ, — говорил он. – То, что сделал Копцев, было крайней необходимостью». Пожилого борца с сионизмом благоговейно слушали юноши с тонкими шеями, обутые в тяжелые фанатские ботинки-«берцы». Потом юноши распространяли издание Национально-державной партии России — газету «Русский фронт» с постановлением НДПИ, признавшей Копцева «народным мстителем». Кроме националистов, зал окружили пожилые женщины, которые рекомендовались «родственниками Саши», но вели себя как профессиональные агитаторы.

Из настоящих родственников немного в стороне от бушующей националистической вольницы стояли родители Александра, его тетя, друзья и одноклассники.

В зал неожиданно запустили операторов центральных каналов. Это было необычно, поскольку ранее подсудимый категорически запрещал себя снимать. Собравшиеся разволновались. Когда судебные приставы с опаской растворили двери, в небольшой зал сразу хлынуло человек 50. Приставы пытались кого-то не пустить. «Произвол, не имеете права!» — кричали застрявшие между косяками «родственники» Копцева. Сам подсудимый вертелся на скамейке за пуленепробиваемым стеклом. Время от времени он перечитывал текст своего заявления, написанного на листке бумаги мелким почерком.

Последнее слово Копцев читал размеренно, не торопясь, твердым голосом.

В самом начале он стал извиняться перед потерпевшими, поскольку «они не ведут войну на уничтожение против русского народа».

Националистически ориентированные слушатели оцепенели. «Но они являются носителями смертельного оружия, которое спрятано в их генах», — тут же уточнил Копцев. Далее подсудимый быстро объяснил, что «евреи с детства начинают верить в собственную богоизбранность и шовинистически относятся ко всем неевреям», после чего стал рассуждать о том, что такое «фашизм». При этом Копцев в своем исследовании ушел от узкой трактовки фашизма и определил его максимально расширительно — как явление, когда «государство управляет народом с помощью диктаторского режима». Поскольку «в нашей стране государство что захочет, то и сделает с народом», Копцев уверен, что фашизм в России уже построен, причем не кем-нибудь, а евреями. Почему страной управляют именно евреи, а не, к примеру, мордва, – автор краткого исследования не стал объяснять.

Вкратце обрисовав ситуацию в стране, Копцев заметил, что после осознания всего этого «у меня не было желания ни учиться, ни работать».

Но, кроме апатии, Копцев ощущал в себе «нежелание подчиняться этой системе», что выразилось в кровавом визите в синагогу.

Постскриптумом подсудимый обратил внимание судьи Дмитрия Фомина на особые отношения гособвинителя Киры Гудим и адвоката потерпевших Вадима Клювганта. По наблюдениям Копцева из стеклянной клетки, юрист совершенно бесцеремонно показывал пальцем те места в книге «Удар русских богов», в которых автор наиболее оскорбительно отзывался о евреях (сам автор запросто называл евреев «жидами»). А прокурор Гудим эти места зачитывала.

«Все», — сказал Копцев, складывая листок.

«Я в шоке, — говорил адвокат потерпевших Виталий Хавкин. – Я ожидал чего-нибудь подобного, но такого! Человек с сумасшедшим чувством шовинизма, ксенофобии и человеконенавистничества. В соответствии с отсутствием интеллекта такая ксенофобия!»

«Он помог судье при той работе, которую тот сейчас будет выполнять, — сказал адвокат Вадим Клювгант. — Если у кого-то до сего момента были хоть малейшие сомнения в обоснованности всех обвинений, ему предъявленных, и в первую очередь обвинения в разжигании межнациональной розни, то сейчас он уничтожил их до конца. Он сделал все, чтобы проявить свою сущность».

Адвокаты Копцева, зная своего подзащитного, сильно не удивились. «У нас немножко другая позиция», — только и сказал адвокат Владимир Кирсанов.

Впрочем, адвокатов потерпевших возмутило по большей части то, что все сказанное Копцевым было сказано перед телекамерами. «Вы вспомните первый день (судебного процесса), — говорил Вадим Клювгант. — Его ответ на вопрос о возможности присутствия видеосъемки в зале. Не буду его воспроизводить… — юрист стушевался. — Когда он назвал вас прихвостнями власти и еще определил эту власть соответствующим эпитетом…» «Прошу прощения! – вмешался коллега Клювганта адвокат Хавкин. — Он конкретно сказал, что вы являетесь воплощением жидовской власти, которая царит в нашем государстве!»

Подождав, когда неприятное слово затухнет в коридорах Мосгорсуда, Вадим Клювгант довел мысль до конца, сказав, что Копцев просто получил трибуну для пропаганды своих идей.

Впрочем, юристы волновались зря. Центральные телеканалы и радиостанции не стали воспроизводить слова Копцева вживую, ограничившись пересказом записанного на пленку.

Приговор Александру Копцеву, как ожидается, будет вынесен 27 марта.