[an error occurred while processing this directive]

 
ПЕРВАЯ | НОВОСТИ | ПОЛИТИКА | БИЗНЕС | ФИНАНСЫ | ОБЩЕСТВО | КОММЕНТАРИИ | КУЛЬТУРА | АФИША | НАУКА | СПОРТ | АВТО
ВЫБОРЫ-07 | ПОЛОНИЙ | ЭКСТРИМ | ТЕХЗОНА | ЖИЛПЛОЩАДЬ | ОТДЫХ | ДЕНЬГИ | ОБРАЗОВАНИЕ | СТИЛЬ | ФУТБОЛ РОССИИ | EURO 2008 | СОЧИ'14
 
 
Пульс дороги: как НЛО мешают автомобилистам


«Вольное дело» Дерипаски


Как блокчейн изменит будущее


Почему государство поддерживает автопром


Месяц до санкций: что ждет россиян


Когда наступит конец гегемонии доллара


Зачем ГАЗу "пока-йоке"


"Родовые травмы" банковской системы: сколько еще отзовут лицензий


Погода в доме: как утеплиться безопасно


Пенсионная реформа: главное


[an error occurred while processing this directive]

Краснокаменск-на-Уране


 

Фото: Константин Куцылло



Текст: Андрей Стенин  Фото: Константин Куцылло

Михаил Ходорковский находится в самом безопасном месте Краснокаменска. Зона, где сидит экс-глава ЮКОСа, не имеет ничего общего с урановыми рудниками, с которыми тесно связаны остальные горожане.

Отбывающий наказание в Краснокаменской колонии общего режима Михаил Ходорковский сможет увидеть город лишь осенью 2011 года, когда выйдет на свободу, отбыв срок от звонка до звонка. В это время от сопок будет валить дым: местные подростки снова подожгут сухую траву. Сопки из желтых станут черными, а в городе запахнет гарью.

Скорее всего, город и его окрестности Михаилу Ходорковскому не понравятся.

Журналисты не говорят местным жителям, но Краснокаменск – отвратительный город: он застроен нелепыми девятиэтажками с дырами-ветродуями на крышах. С наступлением темноты город вымирает, а на улицах становится опасно: кучками бродят подвыпившие подростки, мающиеся от безделья. И, безусловно, жить в городе вредно из-за радиации. О ее присутствии жители помнят постоянно, но привыкнув с годами, ничуть не боятся.

Краснокаменск был основан в 1969 году как шахтерский городок. Его жители должны были разрабатывать богатейшие урановые залежи, уходящие на километровую глубину. Среди местных жителей бытует легенда, что Краснокаменск по первоначальному проекту должны были заложить в 50 километрах от урановых рудников. Однако тогдашний начальник Приаргунского производственного горно-химического объединения (официальное название урановых рудников) (ППГХО) Сталь Покровский предложил основать город в 20 километрах от расположенных рядом шахт и гигантских спиральных котлованов открытой добычи. Таким образом, можно было сэкономить на электричках, на которых «негров» (так называют здесь шахтеров – Газета.Ru) должны были возить на шахты и обратно. Рацпредложение вызвало восторг в Москве, и Покровского наградили Ленинской премией.

Краснокаменск построили вблизи вредного производства. Радиоактивная пыль с выработок постоянно дующими степными ветрами выносится в город.

Горожане облучаются круглосуточно. «Буряты называли место, где теперь стоит город, "долина мертвых", – рассказывают мне. – Коровы тут еще паслись, но на ночевку аборигены здесь никогда не оставались: раньше куски урана валялись прямо на земле».

Смертность в городе очень высокая. На местном кладбище могилы роют летом загодя, потому что зимой стылую землю можно лишь взрывать аммоналом. Сейчас на кладбище около 200 уже готовых ям. «В основном люди мрут от рака и от водки», – говорят мне краснокаменцы.

Водка в городе – это китайский спирт.

Его привозят в город в толстых картонных пакетах, здесь разбавляют, разливают в бутылки, а затем барыги продают местным по 25 рублей за бутылку. Пойло крепостью 38 градусов краснокаменцы пьют часто и много.

А от рака умирают так: обнаружив у себя опухоль, озабоченный краснокаменец садится на поезд (плацкарт в один конец стоит 500 рублей) едет в Читу, где записывается на прием в диагностический центр на онкологическое обследование и возвращается в Краснокаменск. Через некоторое время (неделя или месяц) он снова покупает билет, выезжает в Читу, потому что подошла его очередь заходить в кабинет врача. Естественно, что при таком подходе опухоль растет без особых помех. Правда, небогатые краснокаменцы вообще никуда не ездят и ждут своей участи. Надеются они только на то, что опухоль у них доброкачественная и исчезнет сама. На ППГХО, конечно, есть кабинет онколога, но необходимого оборудования у него нет.

В советское время счетчики Гейгера были лишь у горных инженеров.

Местным жителям раз и навсегда внушили, что «радиация в городе – в пределах нормы».

Так горожане и говорят журналистам. Однако некоторые уточняют – фоновое излучение все-таки чуть выше нормы, а накопленная радиация в организме постепенно приводит к раку. Дозиметр есть только у каждого сотого жителя Краснокаменска. «Зачем?» – пожимают плечами люди. Нет спроса – нет предложения: в магазинах дозиметры не продают. При наступлении эпохи гласности на двух площадях города повесили стационарные «общественные» дозиметры. Сейчас они не работают, сломались. Правда, жители не пишут возмущенных писем в местную газету «Слава труду».

Безусловно, время от времени на улицах различные комиссии все же замеряют уровень радиации, но общей. Каждый предмет по отдельности никто не просвечивает. А шахтеры, да и дети могут принести с шахты все что угодно. «Вы бы поехали в Октябрьский, – посоветовали мне в городе. – Посмотрите, что у них во дворах стоит». Поселок Октябрьский по ошибке построили в самом центре урановых разработок. Местные жители воруют на производстве почти все, кроме, пожалуй, чистого урана. У разваливающихся хижин (домами их назвать нельзя) без воды и канализации стоят шахтные вагонетки и синие железные бочки из-под «готовой продукции» – очищенной урановой руды. «В бочках возят пшенку на Красноярск («пшенкой» здесь называют почти чистый уран из-за внешнего сходства с крупой. В Красноярске-45 из него выделяют изотоп 237-й, который загружают в реакторы – Газета.Ru), – говорит мне шахтер из города. – Бочки грузят в специальные свинцовые контейнеры и везут поездом с радиационной маркировкой на борту. Фонят эти бочки страшно».

В поселке в списанные вагонетки и бочки собирают дождевую и талую воду. Ее, конечно, не пьют, в ней не стирают белье – такой водой поливают грядки. Считается, что это безопасно. На единственную в Октябрьском водокачку не находишься. По поводу бочек в поселке удивляются: «Пыль вредную смыли, все как надо сделали!»

Из покосившегося дома со спутниковой тарелкой на крыше (Китай, 5 тыс. рублей с установкой, ловит все российские каналы – Газеты.Ru) выходит местный житель Игорь. Он говорит, что недавно в его двор зашли очередные инспекторы с дозиметрами и исследовали каждую вещь. «В пределах нормы», – сказали они и пошли к соседям, дом которых примыкает к бараку Игоря. «Чего-то нашли в подвале, –- рассказывает Игорь. – Соседям быстро дали квартиру в Краснокаменске, а их дом снесли». Он поясняет, что пыль с выработок вместе в ветром достигает домов, стоящих на краю поселка, оседает во дворах, забивается в щели. Администрация поселка планирует снести крайние дома, но это не выход. «Ну и пыль в следующие понесет, – говорит другой поселянин. – Крайние дома хоть загораживают собой остальные».

На самих шахтах в субботу было безлюдно. Редкие КрАЗы и БелАЗы-«малыши» грузоподъемностью 27 тонн вставали под эскаваторы, которые нагружали их урановой породой. Дальше самосвалы двигались на весы. Там же приемщик мерял груз дозиметром, выясняя – какую породу привез водитель. «Пустая» порода (с малым для промышленных целей фоном, до 60 мкр\ч) отвозится тем же самосвалом и выгружается на отвалы – огромные холмы из колотого камня. Урановая же порода сваливается в дробильный аппарат. После ее промывают специальным раствором – «пульпой», вымывая грязь. Промытая порода начинает излучать ощутимую радиацию. Одетый в хлопчато-бумажный комбинезон, респиратор и резиновые сапоги водитель переправляет груз в соседнее здание Центральной научно-исследовательской лаборатории, где урановую гальку обрабатывают щелочью.

Всем тамошним работникам за вредность дают молоко из расчета 48 рублей в сутки. Молоко получают от коров северной породы – мохнатых и маленьких, которые пасутся тут же возле шахт. Коровы едят пропитанную ураном траву. Это же молоко продают в городе.

Также в рацион краснокаменцев входит здешняя рыба – гольяны и пелядь. Ее ловят в озере на месте бывшего песчано-глинистого карьера. Карьер – тоже сосед урановых рудников. Жители Краснокаменска спокойно говорят, что бетонные плиты, из которых сложены их дома, делали из местного песка. А тамошний песок – это фактически урановая порода. «Вот узнаю я, что бетон в моей квартире фонит и что? – отвечает вопросом на вопрос Татьяна, работающая на комбинате с дробленкой. – Куда я пойду жаловаться? Дом снесут? Не смешите!» С ее слов становится ясно, что жителям просто некуда переезжать из домов, из Краснокаменска...

«Меньше знаешь, крепче спишь, – говорит она. – Поэтому никто не покупает дозиметры».

Урановая порода – это камень, похожий на гранит. Он имеет красноватый оттенок (отсюда и название города), но может быть и зеленоватым на сколах из-за присутствия молибдена. Часто в нем встречаются вкрапления слюды, и тогда булыжник весело искрится. «Некоторые камни были настолько красивы, что местные ставили их на полку в сервант. Когда город открыли, специалисты объяснили ценителям красоты, что это за камни и какой от них может быть результат. Все камни в один день полетели за пределы города», – рассказывает водитель «скорой помощи».

В местном фольклоре много страшноватых баек про шахтерский труд на рудниках (при этом сами «негры» таких баек никогда не рассказывают). «Заведен у них обычай, – говорит мне краснокаменец. – Месяц бригада поднимает на-гора одну пустую породу. Когда приходит срок закрывать месячную ведомость, "негры" нагружают вагонетку породой из очень радиоактивной жилы, о которой никто не знает. Когда вагонетка поднимается из ствола, она аж вся светится. План по фоновому излучению бригада выполнила. У всех премия». Собеседник говорит, что шахтеры предпочитают разовую сильную дозу облучения малой, но постоянной.

Бывший начальник геофизической лаборатории ППГХО, просивший не называть его фамилии, горячится, когда его спрашивают о радиации. Он объясняет, что урановая порода выпускает не те лучи, которые вредны для организма, и что основной вред – от газа радона. «Тот есть даже у вас в ванной», – утверждает ученый торжественно. И этот же человек, уставший чертить формулы в блокноте, негромко рассказывает: «Рядом с Краснокаменском есть угольный разрез. Добытый уголь проверяют, и если он дает меньше 60 микрорентен в час (предел допустимой нормы для человека), его отправляют в соседние области. Больше 60, но меньше 120 мкр\ч – сжигают на ТЭЦ Краснокаменска. Больше 120 мкр\ч – увозят на специальные отвалы недалеко от города».

Пожалуй, самое комфортное в этом смысле место в Краснокаменске – колония.

Тамошних зеков никогда не гоняли на урановые рудники. Кормят же их экологически чистыми продуктами. «В рационе перловка, рыба, хлеб, – говорит отсидевший в колонии краснокаменец. – Мяса местных коров в колонии не едят, потому что из мяса там только тушенка в передачах. Кормят рыбой, селедкой тихоокеанской. Хлеб тоже неместный. Под Краснокаменском выращивают пшеницу, но гонят зерно за пределы области. А нам зачем-то шлют муку с Алтая».

06 МАРТА 20:10



Прочитать
позднее

Отправить
по почте

Новости
на мобильный
 

  ПАРТНЕРЫ
 
 
 
 
Сейчас в Газете.Ru


ПЕРВАЯ ПОЛОСА

подробнее

Самуцевич не привлекли к экстремизму


В «Ростелеком» пришли за молоком


ФБР рассекретило дочку Сталина


Два удара в сердце


КОММЕНТАРИИ

подробнее

Зурабов узел пенсионной системы


Вздрогнули после первой


Критическая масса экстремизма


Букашки без бумажки


Старость строгого режима


ПОЛИТИКА

подробнее

ФБР рассекретило дочку Сталина


ХАМАС уперся в столп


Безобразия в кабинете Медведева


«Израиль играет с огнем. Это будет большое кровопролитие»


БИЗНЕС

подробнее

В «Ростелеком» пришли за молоком


Samsung снова предъявила Apple патент


«Это своего рода новая социальная революция»


Дума не сошлась на наружке


ФИНАНСЫ

подробнее

Франция теряет конкуренто­способность


«Двадцатка» бросит тень на $67 триллионов


Клуб четверых


Рынки отошли от обрыва


ОБЩЕСТВО

подробнее

Пичугин ушел на пожизненное


Эстония повторила фашистскую диверсию


Бытовая драка с высоким начальством


Смертельная вакцина парализовала Британию


«Прекратите крестовый поход»


Глеб Черкасов

Глеб Черкасов

Попытка остаться

В 1962 году Аркадий и Борис Стругацкие написали «Попытку к бегству». Теперь бы это

ПАРК КУЛЬТУРЫ

подробнее

Страна в порядке – спасибо зарядке


Я песню спел – она не прозвучала


Очень приятно, вампир


Бодрийяр в Жрачколенде


НАУКА

подробнее

Мозг считает секундами


Шимпанзе тоже плачут


Мэйдзи – хлопок одной ладонью


Говорящих с призраками просветили томографом


СПОРТ

подробнее

«Эмери идет вразрез с традициями «Спартака»


Соккер на Кубани


«Выход Аршавина получился ярким»


Навстречу испанцам


АВТОМОБИЛИ

подробнее

Европа откатилась на 17 лет


Надежность измерили в долларах


Снесла людей на остановке


Все дороги ведут в Питер


ПОИСК
 




АРХИВ
ЭКСПОРТ НОВОСТЕЙ (RSS)
ПОДПИСКА НА ГАЗЕТУ.RU
НОВОСТИ НА МОБИЛЬНЫЙ
РЕКЛАМА
РЕДАКЦИЯ
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

    РЕКЛАМА


 
ПЕРВАЯ | НОВОСТИ | ПОЛИТИКА | БИЗНЕС | ФИНАНСЫ | ОБЩЕСТВО | КОММЕНТАРИИ | КУЛЬТУРА | АФИША | НАУКА | СПОРТ | АВТО
ВЫБОРЫ-07 | ПОЛОНИЙ | ЭКСТРИМ | ТЕХЗОНА | ЖИЛПЛОЩАДЬ | ОТДЫХ | ДЕНЬГИ | ОБРАЗОВАНИЕ | СТИЛЬ | ФУТБОЛ РОССИИ | EURO 2008 | СОЧИ'14
[an error occurred while processing this directive]