[an error occurred while processing this directive]

 
ПЕРВАЯ | НОВОСТИ | ПОЛИТИКА | БИЗНЕС | ФИНАНСЫ | ОБЩЕСТВО | КОММЕНТАРИИ | КУЛЬТУРА | АФИША | НАУКА | СПОРТ | АВТО
ВЫБОРЫ-07 | ПОЛОНИЙ | ЭКСТРИМ | ТЕХЗОНА | ЖИЛПЛОЩАДЬ | ОТДЫХ | ДЕНЬГИ | ОБРАЗОВАНИЕ | СТИЛЬ | ФУТБОЛ РОССИИ | EURO 2008 | СОЧИ'14
 
 
Образ агрессора: как США вредят Китаю


Кухня со звездой «Очень странных дел» и «Фантастическая симфония» Берлиоза в Okko


Сериал о миллениале-мусульманине и путешествие через Альпы в Okko


Триллер с Ольгой Куриленко и немецкий ромком в Okko


Мюзикл Максима Леонидова и первый сериал HBO Max в Okko


Концерт Matrang и российский комедийный хоррор в Okko


Спасение мира от вируса и онлайн-перформанс по Акунину в Okko


Любовный треугольник Ян Гэ и готовка со звездой «Очень странных дел»: что смотреть на неделе


«Калигула» с Евгением Мироновым и встреча с акулами в Okko


Героиновая эпидемия в США и концерт Владимира Преснякова в Okko


Корнет Жириновский, седлайте коня...


 

[an error occurred while processing this directive]
 

Текст: Андрей Стенин Фото: Константин Куцылло

В Москве торжественно захоронили прах генерала Антона Деникина и философа Ивана Ильина. На торжественной церемонии закладки Мемориала примирения и согласия рассорились почти все.

В понедельник, 3 октября, в Свято-Донском монастыре (Москва) прошли траурные мероприятия по перезахоронению останков белого генерала Антона Деникина и философа Ивана Ильина, а также их жен. Столько правоохранителей стены монастыря еще не видели – территорию охраняли наряды ГИБДД, кинологи, ОМОН. За монастырской стеной дежурили сотрудники ФСО в штатском и спецназ ГРУ с агрессивными повадками. Чуть позже подъехали военные – солдаты отдельного комендантского полка. Им предстояло отдать воинские почести праху генерала. «Баба, мы не умрем?» – глядя на них, спросил малыш лет пяти у женщины в косынке. «Не умрем», – успокоила та.

Внутрь пускали лишь проверенных прихожан.

Специальные приглашения распространили накануне – большую часть через Союз писателей. Гостей пропускали через рамку с металлоискателями, просили открыть сумки. На площадке, где установлен закладной камень Мемориала национального примирения и согласия (в будущем на его месте планируется построить часовню), в ожидании патриарха Алексия II пел хор. Там же строем стояли учащиеся Московского казачьего кадетского корпуса.

Вскоре военный оркестр начал играть бодрые марши. Туда и обратно промаршировали гвардейцы, неся на плечах карабины с примкнутыми штыками и российский триколор с траурной черной лентой. За ними в кильватере поспешал Никита Михалков. Поняв, что взял неверное направление, президент Фонда культуры отстал от колонны и ушел на площадку для VIP-персон. Там уже стоял Владимир Жириновский в позе трибуна. Пожевывая губы и вздыхая, он смотрел на закладной камень, на выносной алтарь с иконой Донской божьей матери, на свечи. Михалков был вынужден встать в стороне. Шоумены не смотрели друг на друга.

Площадка по периметру наполнялась публикой. Газоны вытаптывали задастые казачьи полковники и генералы из Союза казаков России.

На церемонии единения этого единения не было даже среди самих казаков – станичников из организаций поплоше долго не пускали в монастырь. «Они ненастоящие, – презрительно заметил мужчина в костюме казачьего сотника. – Клеются под нас. Ну, какая у них родословная?! Вот у меня в роду до седьмого колена были терские казаки, кубанские…»

Тем временем на площадке «випов» произошла миниатюрная революция: Никита Михалков получил козырь – перед ним на стульчике сидела дочь Деникина Марина Деникина-Грей, которую режиссер-государственник как бы охранял. Внимание перекочевало от Жириновского к нему.

Ждали патриарха. Он прибыл в сопровождении вице-спикера нижней палаты парламента Любови Слиски, председателя Мосгордумы Владимира Платонова, мэра Москвы Юрия Лужкова и министра федеральной культуры Александра Соколова. Грянул государственный гимн России. Алексий II освятил закладной камень. Затем к его руке поочередно приложились «випы». После этого гости прошествовали к лестнице большого собора для речей, а на охрану камня отрядили милиционера.

Патриарх приветствовал членов правительства России, депутатов Госдумы, иерархов Русской православной церкви за рубежом, «братьев и сестер». «Они возвращаются сюда телесно, но мыслями своими они всегда были в России, – говорил иерарх о покойных. – Будучи разными людьми, русский полководец и русский философ в равной степени тяжело переживали свое изгнание. Тоску по России они пронесли до последнего дня своей жизни. Ныне, подобно праотцу Иосифу, завещавшему вынести его кости из Египта, генерал Деникин и философ Ильин посмертно возвращаются на Родину. Они верили, что настанет момент, когда наша страна, великая и свободная, сможет вновь принять их. И вот по промыслу божьему этот день настал. Сегодняшнее событие свидетельствует о завершающемся восстановлении единства нашего народа, разделенного трагической историей прошлого века».

Следом выступил полпред президента в ЦФО Георгий Полтавченко, который назвал церемонию перезахоронения останков «практическим делом», наступившим после периода «осмысления». «Я думаю, что начиная с сегодняшнего дня мы все – каждый из здесь присутствующих и каждый россиянин – должны сказать себе: «Хватит быть не вместе», – говорил Полтавченко. – У нас одна родина, одна мать – это Россия. У нас один отец – это великий русский народ. Мы должны понимать, что никому, кроме как друг другу, мы не нужны. Быть вместе, любить друг друга, идти вперед и сделать так, чтобы Родина гордилась каждым своим сыном, и каждый ее сын гордился своей Родиной».

Мэр Москвы Юрий Лужков, однако, посчитал, что период «глубокого переосмысления» еще не закончился. Дальше выяснилось, что градоначальник просто не различает мыслительную деятельность и практическую работу.

В результате «переосмысления» по-лужковски «все восстанавливается на правильных, подчеркиваю, объективных исторических позициях». Лужков призвал извиниться перед изгнанниками. «Если в нашем обществе мы будем искать компромисс, будем осуществлять поиск того оптимума, по которому должна развиваться страна, мы будем непобедимы», – закончил мэр.

Министр культуры Александр Соколов в отличие от вечно воспаленного градоначальника находился в лирическом настроении. «Мария Антоновна, – мягко сказал он в микрофон, – все здесь, даже затишье природы в этот поздний осенний день, подчеркивает особую значимость события. Сегодня вписывается славная страница в историю России. Счастливая страница».

Президент Фонда культуры Никита Михалков, как и полагается художнику, гнул свою линию. Он сразу заявил: «Сегодня мы еще не можем реально оценить то, что произошло».

Из дальнейших слов выяснилось, что сам Михалков в отличие от всех все прекрасно знает: он попытался донести свое знание до публики.

«Это не просто внос праха двух великих людей в нашу землю, – терпеливо объяснял оратор. – Это начало окончания ужасающей гражданской войны. Надеюсь, это знак, который для нас еще сегодня не совсем доступен. Столько лет прожить вне своей Родины. Столько лет, имея огромное количество искушений, служить то тем, то этим, зарабатывать то там, то здесь и не отступиться ни на один шаг от той истины, которой они служили. Гражданская война – это война разных прав. Правд много, а истина одна. Истина – в неотступничестве от веры, от своего народа, от своей присяги, данной один раз и навсегда». «Вот эта тишина Донского монастыря, – говорил Никита Сергеевич, прислушиваясь к шуму (спецслужбы проверяли информацию о заложенной бомбе), – этот шелест листьев, птицы, этот дождь (щурится на солнце), который будет, и снег (октябрь в этом году выдался необычно теплый) – все вместе это станет памятником тем людям, которые сохранили для нас правильное понимание нашего отечества».

Когда Никита Михалков закончил, к микрофону уверенно двинулся Владимир Жириновский. На площадке произошла корректная возня, в ходе которой вице-спикера лишили слова.

Тот не унимался. Чтобы спасти ситуацию, микрофон занял Алексий II и пригласил всех на панихиду перед захоронением.

Жириновский угрюмо вошел в храм. «Я хотел сказать, отчего генерал так поздно пришел в Москву, – сказал после службы вице-спикер. – Русская армия трижды предала присягу – царю, КПСС и президенту. Вот именно из-за этого, что предаем верховную власть, происходит смута». «А Иван Ильин?! – воскликнул Жириновский. – Спроси, никто не знает, кто он такой, Иван Ильин. Зачем его привезли сюда?» «Видите, – жаловалсял вице-спикер, идя к воротам, – они ничего не объяснили. Власть не может правду сказать. Ильин говорил, что Россия может быть только унитарной. А им это сегодня неудобно говорить, они же продолжают федерацию развивать. Они прах перенесли философа, который говорил, как надо жить, а жить-то продолжают по-другому».

Здесь Жириновский вспомнил об унижении, когда его на виду всего народа отлучили от микрофона безо всякого регламента. «Государственную думу они не уважают, – волновался парламентарий. – Мы им дали законы, чтобы они существовали. В ответ на это у них хамство. Чиновник тут действует, – озираясь в поисках врага, заметил собеседник. – Не верующий. Чиновник!.. Этот, в сиреневой шапочке, как его фамилия? Надо узнать».

Пока в церкви отпевали усопших, на улице приехавшие из Парижа потомки эмигрантов обсуждали выступления российских чиновников. «Парижский муниципалитет выдавливает с Сен-Женевьев-де-Буа русские могилы. Для французов. А русское посольство палец о палец не ударит, чтобы сохранить захоронения эмигрантов первой волны. Там же арендная плата за участки, как везде в мире. Потомков нет, деньги закончились – кости выбрасывают в катакомбы. Может быть, они и готовы платить, деньги-то небольшие, но это же нужно провести строкой в бюджете. Хлопотно».

Тем временем гвардейцы встали в узкой аллее, держа в руках красные подушечки с орденами генерала Деникина. Их через МИД передала Марина Антоновна с условием, что после церемонии регалии (в том числе Георгий четвертой степени) вернут ей. Один из лейтенантов держал в руках знаменитую шашку генерала с георгиевским крестом (ее должна вручить президенту Путину дочь военачальника). По просьбе «Газеты.Ru» он вытащил ее – тусклое лезвие было покрыто разводами. «Дамасская сталь?» – спросил кто-то. «Тульская», – ответил оруженосец. Подозрительно бедный вид шашки вызвал у присутствующих вопросы. «А где та, которую Деникину вручили за Брусиловский прорыв? Усыпанная бриллиантами?» «Была продана в трудные времена», – ответил заместитель директора департамента внешних связей Минкульта Михаил Архипов.

Перед регалиями генерала Деникина несли венки. Первым шел круглый венок из белых роз – «от Президента Российской Федерации» (венок был без адресата, он предназначался всем). Далее были уже адресные венки от Минобороны, Минкульта, мэрии и правительства Москвы.

Вынесли четыре одинаковых гроба с медными табличками. У ограды монастыря были вырыты две ямы 2 на 3 метра. В каждую опустили по два гроба – в этот момент гвардейцы дали три залпа, почтив память генерала. У самой дорожки лег Антон Деникин, у стены – Наталья Ильина. Могилы около получаса забрасывали землей. В холмики воткнули деревянные кресты с именами покойных. Могилы осыпали еловыми ветвями, цветами. В песке горели тонкие свечи, принесенные из собора, кто-то положил на могилы по яблоку. Прихожане целовали кресты.

На пресс-конференции Никита Михалков выразил уверенность, что тело Ленина тоже должно быть предано земле. Положительную оценку глава фонда культуры дал идее о перенесении праха композитора Сергея Рахманинова. После Михалков раздавал автографы. А Георгий Полтавченко решил внести свою лепту в окончание гражданской войны, сказав, что Россия «юридических претензий к Деникину не имеет».

Далее VIP-персоны отправились в воскресную школу монастыря на поминальную трапезу. От прочих власти отгородились бойцами ГРУ. «Ну не хоронили здесь большевиков, – отбивался от журналистов молодой священник. – С 1910 года новых захоронений не проводилось». Выбитые на надгробиях даты говорили об обратном. «Вспоминать не хотят», – заметили в толпе.

03 ОКТЯБРЯ 20:22




Прочитать
позднее

Отправить
по почте

Новости
на мобильный
 

  ПАРТНЕРЫ
 
 
 
 
Сейчас в Газете.Ru


ПЕРВАЯ ПОЛОСА

подробнее

Самуцевич не привлекли к экстремизму


В «Ростелеком» пришли за молоком


ФБР рассекретило дочку Сталина


Два удара в сердце


КОММЕНТАРИИ

подробнее

Зурабов узел пенсионной системы


Вздрогнули после первой


Критическая масса экстремизма


Букашки без бумажки


Старость строгого режима


ПОЛИТИКА

подробнее

ФБР рассекретило дочку Сталина


ХАМАС уперся в столп


Безобразия в кабинете Медведева


«Израиль играет с огнем. Это будет большое кровопролитие»


БИЗНЕС

подробнее

В «Ростелеком» пришли за молоком


Samsung снова предъявила Apple патент


«Это своего рода новая социальная революция»


Дума не сошлась на наружке


ФИНАНСЫ

подробнее

Франция теряет конкуренто­способность


«Двадцатка» бросит тень на $67 триллионов


Клуб четверых


Рынки отошли от обрыва


ОБЩЕСТВО

подробнее

Пичугин ушел на пожизненное


Эстония повторила фашистскую диверсию


Бытовая драка с высоким начальством


Смертельная вакцина парализовала Британию


«Прекратите крестовый поход»


Глеб Черкасов

Глеб Черкасов

Попытка остаться

В 1962 году Аркадий и Борис Стругацкие написали «Попытку к бегству». Теперь бы это

ПАРК КУЛЬТУРЫ

подробнее

Страна в порядке – спасибо зарядке


Я песню спел – она не прозвучала


Очень приятно, вампир


Бодрийяр в Жрачколенде


НАУКА

подробнее

Мозг считает секундами


Шимпанзе тоже плачут


Мэйдзи – хлопок одной ладонью


Говорящих с призраками просветили томографом


СПОРТ

подробнее

«Эмери идет вразрез с традициями «Спартака»


Соккер на Кубани


«Выход Аршавина получился ярким»


Навстречу испанцам


АВТОМОБИЛИ

подробнее

Европа откатилась на 17 лет


Надежность измерили в долларах


Снесла людей на остановке


Все дороги ведут в Питер


ПОИСК
 




АРХИВ
ЭКСПОРТ НОВОСТЕЙ (RSS)
ПОДПИСКА НА ГАЗЕТУ.RU
НОВОСТИ НА МОБИЛЬНЫЙ
РЕКЛАМА
РЕДАКЦИЯ
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

    РЕКЛАМА


 
ПЕРВАЯ | НОВОСТИ | ПОЛИТИКА | БИЗНЕС | ФИНАНСЫ | ОБЩЕСТВО | КОММЕНТАРИИ | КУЛЬТУРА | АФИША | НАУКА | СПОРТ | АВТО
ВЫБОРЫ-07 | ПОЛОНИЙ | ЭКСТРИМ | ТЕХЗОНА | ЖИЛПЛОЩАДЬ | ОТДЫХ | ДЕНЬГИ | ОБРАЗОВАНИЕ | СТИЛЬ | ФУТБОЛ РОССИИ | EURO 2008 | СОЧИ'14
[an error occurred while processing this directive]