Парламентская комиссия оправдала снайпера

Парламентская комиссия по расследованию теракта в Беслане полностью опровергла показания Нурпаши Кулаева и многих бывших заложников из школы №1. Они утверждали, что штурм спровоцировал выстрел российского снайпера, после которого был убит сидевший на детонаторе террорист.

О том, что штурм спровоцировал снайпер, единственный выживший из участвовавших в захвате школы боевиков Нурпаша Кулаев заявил на судебном процессе во Владикавказе. Член комиссии по расследованию теракта в Беслане, депутат Госдумы Юрий Савельев, комментируя слова Кулаева, минувшей весной заявил «Газете.Ru», что показания террориста являются качественно новой информацией и «будут детально анализироваться комиссией». В пятницу же глава комиссии, вице-спикер Совета федерации Александр Торшин сообщил итоги анализа.

По данным главы комиссии, снайпер физически не мог стрелять по прятавшимся в школе террористам.

Этому, по его словам, есть практически стопроцентное подтверждение. Сенатор пояснил, что в какой-то момент у парламентской комиссии появился вопрос, почему на окнах спортзала первой бесланской школы не было решеток, как это предусмотрено во всех российских школах. Выяснилось следующее. «Мы получили официальный ответ, что школа была остеклена специальным пластиком «лексан», — рассказал член Совета федерации. По его словам, технические особенности этого пластика таковы, что он не дает оптической возможности снайперам следить за передвижением заложников и террористов. «Оптикой «лексан» не пробивается, мы даже получили чертежи остекления», — рассказал глава комиссии. Это, по мнению Торшина, убедительно доказывает, что снайпер просто не мог видеть боевика.

Это впрочем, не единственные доказательства, которые раздобыла комиссия. Глава комиссии заявил, что боевик стоял в так называемой «мертвой зоне». «Снайпер не мог его увидеть, террористы ведь не идиоты, чтобы ставить этого боевика на видном месте», — сказал Торшин. Этому, по словам сенатора, также есть подтверждения.

Между тем представители потерпевших опровергают слова Торшина. Председатель учительского комитета Беслана Виссарион Асеев заявил «Газете.Ru», что, по показаниям очевидцев, в разных концах спортзала было два террориста, сидевших на кнопках-детонаторах, и «один из них, по показаниям заложников, просматривался». Чтобы уточнить это, ряд очевидцев, как рассказал Асеев, уже после теракта специально залезали на крыши соседних домов и проверяли, можно ли было увидеть боевика. Жители Беслана пришли к выводу, что террориста увидеть было можно. Касаясь стекол из «лексана», Асеев сказал, что «разговаривал с экспертами, и все они сказали, что «лексан» пробивается оптикой». Глава учительского комитета не уточнил, впрочем, что это за эксперты. В свою очередь, глава комитета матерей Беслана Сусанна Дудиева также сказала «Газете.Ru», что боевиков можно было видеть снаружи. «В школе были и разбитые окна, и целые, — вспомнила она. — В нескольких окнах верхние фрамуги в окнах были выбиты. И террористы завесили их какой-то тканью. Сколько точно было разбитых окон, не знаю. Но силуэты боевиков были видны. Это заметно даже на пленке, которую боевики передали властям 1 сентября и которую потом объявили пустой».

Расследование комиссии продолжается, и у парламентариев возникают все новые вопросы. В частности, по словам Торшина, в ближайшее время действия пожарных в Беслане будут вновь проверяться компетентными органам. Вице-спикер сообщил, что принято решение об отмене постановления прокуратуры, в котором содержался отказ в возбуждении уголовного дела по действиям пожарных в районе школы 3 сентября 2004 года. «Материалы направлены на дополнительную проверку», — сказал парламентарий.

Когда итоговый доклад комиссии будет опубликован, по-прежнему неясно. Ранее предполагалось, что это будет сделано в сентябре, но в пятницу Торшин выступил с загадочным заявлением. По его словам, сейчас парламентской комиссии по Беслану публиковать практически нечего.

«Ведь невозможно читать книжку, у которой, например, каждая 20-я страница пустая. Сейчас терпение — это главное оружие», — сказал Торшин. Таким образом, неясным остается еще множество вопросов. Это противоречит предшествовавшим заявлениям членов комиссии, которые в один голос заявляли, что доклад в целом написан и сейчас его отдельные части сводятся воедино. Торшин рассказал, что работа над текстом доклада парламентской комиссии по Беслану продолжается, заседания комиссии проходят каждый четверг. «Мы получаем дополнительные показания, внимательно следим за процессом над Нурпашой Кулаевым, анализируем те факты, которые идут оттуда», — отметил он. По его словам, эти факты «добавляют работы комиссии и расширяют круг вопросов, на которые необходимо ответить». В настоящее время комиссия, по словам ее руководителя, ожидает результаты комплексной экспертизы и нескольких исследований по частным вопросам.