Пенсионный советник

Прокуратура добавила спасателям мазута

Андрей Стенин 22.06.2005, 19:36

Глава МЧС Сергей Шойгу дал пять дней на восстановление экосистемы Тверской области. Прокуратура считает, что потребуются годы. И вообще, следователи недовольны работой МЧС, как и других структур, занятых устранением последствий аварии под Ржевом.

В среду МЧС России сообщило последнюю информацию о состоянии работ по ликвидации мазута, разлившегося 15 июня под Ржевом. Во время видеоконференции с Москвой начальник Центрального регионального центра ГОЧС Павел Плат доложил с места аварии министру Сергею Шойгу, что к утру 22 июня собрано 215 из 250 тонн пролившегося мазута, в том числе около 193 тонн с грунта и более 22 тонн с водной поверхности. По словам Плата, непосредственно с места аварии убрано 92 кубометра загрязненной травы и земли, очищено более 12 тыс. метров береговой полосы.

«Пока не собрано порядка 50 тонн топлива, — сообщил Плат. — Завершить обеззараживание, основную очистку и утилизацию топлива с прилегающей к месту аварии территории планируется в течение ближайших нескольких дней».

Также глава регионального центра МЧС сказал, что к среде было установлено 440 метров боновых заграждений и возведено шесть дополнительных земельных полос общей длиной около 950 м. «В результате этих мероприятий удалось минимизировать ущерб от аварии и не допустить дальнейшего распространения топлива по водным объектам», — сказал Плат министру.

«Очистка берегов, откачка оставшегося мазута должны быть завершены за пять дней, — дал указание Сергей Шойгу. — Основная задача для нас — вернуть первозданный облик той территории, где произошла авария». Шойгу напомнил о необходимости «в дальнейшем в зоне аварии проводить анализ воды и сообщать об этом жителям района».

Также министру доложили, что железнодорожное полотно на месте аварии – все 625 метров — полностью восстановлено.

По данным МЧС, последствия аварии на жителях Тверской области сказались несильно: «В самом райцентре угрозы для питьевого водоснабжения нет, в грунтовых водах мазута нет», — сообщил министр. На межведомственном совещании в МЧС также была затронута тема животноводства, в связи с чем Шойгу напомнил своим спасателям о коровах. В том смысле что «на них не должно быть мазута, чтобы он не попал в молоко».

На совещании в министерстве присутствовал губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин. Сразу после его окончания он собрал пресс-конференцию, на которой похвалил спасателей и железнодорожников. Губернатор подтвердил цифры МЧС, касающиеся количества разлитого топлива, а также процитировал все оперативные данные, которые услышал в министерстве, в частности то, что вода в Волге «находится в норме».

Отвечая на вопросы журналистов о причинах аварии, Зеленин сообщил основную версию — плохое состояние насыпи и железнодорожного полотна.

Он назвал «маловероятной» версию ОАО «Российские железные дороги», согласно которой крушение произошло из-за подтопления путей, вызванных несанкционированным сбросом воды из прилегающей речушки. По словам губернатора, река «не больше колодца». В то же время губерния пока не будет подавать иск к компании за нанесенный экологический ущерб. Зеленин сразу пояснил, что иски будут, но не ранее чем через два месяца – за это время прокуратура завершит расследование и назовет сумму ущерба. Вместе с тем, губернатор сообщил, что затраты Тверской области на устранение последствий аварии составили 10 млн рублей, в то время как 30 млн рублей потратило МЧС и около 20 млн рублей — железнодорожники.

Сразу после губернатора перед журналистами выступила прокурор Волжской межрегиональной природоохранной прокуратуры Вера Солдатова. На межведомственном совещании в МЧС она не была, поэтому ее цифры не соответствовали подсчетам властей Тверской области и спасателей.

Прежде всего, прокурор разбила тезис, что на землю вылилось 250 тонн топлива – по данным природоохранной прокуратуры, эта цифра в два раза выше и может только увеличиться.

«Точное количество пролитой нефти можно назвать после того, как будут осмотрены все цистерны», — сказала Солдатова, и пояснила, что в разбитых цистернах частично осталось топливо, и его следует вычесть из известного тоннажа.

Волжская прокуратура отрабатывает две основные версии крушения – это неисправность железнодорожного пути из-за подтопления грунта дождями и техническая неисправность подвижного состава.

«По состоянию на 19 июня концентрация загрязняющих веществ снизилась, но продолжает превышать предельно допустимые концентрации: в реках Гостижа и Вазуза — в 17 раз, в Волге — в 5 раз, — сказала Солдатова. – Питьевая вода в городах Старица, Тверь, Кимры, Калязин отвечает нормативным требованиям, так как она берется из артезианских скважин, а нефть туда не попала из-за пластов глины». В то же время прокурор сообщила, что с наступлением теплой погоды и прогрева воды мазут может всплыть, раствориться в воде и достигнуть Иваньковского водохранилища.

«Необходим постоянный системный мониторинг природоохранных объектов в зоне катастрофы, поскольку даже завтра ситуация может измениться», — сказала Солдатова.

Прокурор пока затруднилась назвать сумму ущерба до окончания расследования, но обрисовала ее так – «это десятки, сотни миллионов рублей». Прокуратура в рамках уголовного дела по ч. 2 ст. 247 УК РФ («нарушение правил обращения экологически опасных веществ, которое привело к загрязнению окружающей среды») готовит иски к ОАО «РЖД»: о возмещении экологического ущерба (заражение почвы, гибель рыб, мальков, кормовой базы для скота и бобров и т. д.), имущественного ущерба, причиненного местным жителям, а также расходов по ликвидации аварии и ее последствий.

Вера Солдатова раскритиковала работу оперативных и надзорных служб, занятых в ликвидации аварии. По ее словам, нормально работали лишь сотрудники рыбоохраны и охотнадзора, но и им пытались помешать. «В условиях чрезвычайной ситуации вместо оказания помощи была попытка со стороны Госинспекции по маломерным судам помешать работникам рыбоохраны выйти на водоем для сбора проб и погибшей рыбы для определения ущерба рыбным запасам», — сообщила прокурор и отметила, что лодки пустили после обещания прокуратуры возбудить уголовное дело.

«Меня поразила самоуспокоенность и недооценка ситуации, том числе сокрытие информации о попадании нефти в водоемы и, в частности, в реку Волга, — заметила Солдатова, говоря и о первых часах после аварии. – Исполнительные органы власти Тверской области, впоследствии возглавившие штаб по ликвидации аварии, и другие структуры оказались недостаточно подготовленными к действиям в условиях чрезвычайной ситуации. Постановлением правительства РФ утверждены правила ликвидации разливов нефти. В соответствии с пунктом 7 этих правил при поступлении сообщения о разливе нефти время локализации разлива не должно превышать четырех часов при разливе в акватории и шести часов на почве. Однако нормативы были превышены более чем в два раза. Практически отсутствовала координация всех служб. Реагенты для ликвидации мазутных пятен на воде и берегах использовали несвоевременно. Несмотря на режим чрезвычайной ситуации, до населения не была доведена информация о запрете на лов рыбы, пастьбу, водопой скота, купание. Пробы воды и почвы были взяты через 12 часов после аварии и только по требованию прокуратуры, которая буквально заставила работников (Росприроднадзора, Россельхознадзора и др.) выехать на место. Привлекать местное население к ликвидации аварии начали через 1–2 дня после крушения — это никуда не годится».

Больше всего претензий прокуратура высказывает в адрес МЧС.

«В настоящее время уже слышны победные рапорты об устранении последствий аварии, — сказала Солдатова. – Однако они преждевременны. Мазут со дна реки не поднят, к его уборке никто не приступал. По итогам следствия мы дадим оценку работы всех органов».

«Для восстановления природной среды в районе аварии потребуется несколько лет», — сказала в конце выступления прокурор Солдатова, видимо, не зная о приказе министра убрать все за пять дней.