Кандидат от терминатора

Василий Сергеев 01.09.2004, 11:36

Второй день республиканской конвенции в Нью-Йорке получился событийным и эмоциональным. Делегаты наконец утвердили Джорджа Буша партийным кандидатом в президенты. После этого его лидерские качества расхваливали жена и калифорнийский губернатор Арнольд Шварценеггер.

На второй день съезда республиканцы кинули в бой ударные силы. Бывшего и действующего мэров Нью-Йорка и мелких партийных функционеров сменили на сцене Медиссон Сквер Гарден политические тяжеловесы. Центральным стало, естественно, выступление губернатора Калифорнии Арнольда Шварценеггера. Оно транслировалось в праймтайм всеми крупными телеканалами страны. Открывавшие конвенцию нью-йоркский мэр Блумберг, его предшественник Джулиани и губернатор Нью-Йорка Патаки, кстати, такой привилегии не удостоились. Их тоже снимало телевидение, но не национальное, а кабельное.

Начало выступления терминатора получилось изысканно-едким, чем-то оно напоминало речь на вручении «Оскара». Губернатор сам заметил такое сходство. Он переждал овации, и поблагодарил собрание: «Вот это приветствие! Прямо как на вручении Оскара! Я и представить не мог». И сразу же удар по демократической партии – то, чего так ждал от Арнольда республиканский лагерь.

«Кстати, о кино. Один из моих фильмов называется «Правдивая ложь». Так следовало бы называть свой съезд демократам», — съязвил Шварценеггер.

После этих слов все сомнения в его политических пристрастиях отпали. Ведь еще вчера многие считали его лазутчиком демократов в стане республиканцев. Нужно сказать, что ни разу за свою политическую карьеру Шварценеггер особенно рьяно не поддерживал Джорджа Буша, зная, что политика последнего во многих пунктах раздражает демократическую Калифорнию. Теперь же Шварценеггер стал другим.

С выпада Шварцнеггера против демпартии началось его длинное признание в любви к республиканцам. Губернатор начал совсем уж издалека, со своего голодного детства в завоеванной «советскими» Австрии. Он рассказал о советских танках на австрийских улицах, как он боялся подойти к ним, боялся, что «советские заберут его отца и дядю в рабы». «Теперь мир больше не боится СССР, и это из-за США», — объяснил терминатор. Затем Арнольд рассказал, почему он встал под знамена республиканцев, а не демократов. Когда он в 1968-м приехал в США, по его выражению, «с пустыми карманами, но полным надежд», как раз шла президентская кампания республиканца Ричарда Никсона и демократа Хьюберта Хамфри. Выступления демократического кандидата напомнили Арнольду речи австрийских социалистов. А вот предвыборные обещания Никсона – понравились. «Он говорил о свободном предпринимательстве, о том, как ограничить власть правительства, о снижении налогов и усилении армии. И я тогда спросил – из какой он (Никсон) партии? Мой друг сказал – из республиканской. Я сказал, тогда я – республиканец. С тех пор я в состою в рядах этой партии и горжусь этим», — объяснил губернатор. Затем губернатор много говорил об Америке равных возможностей, где простой иммигрант может вырасти в губернатора. И уже к концу выступления полились похвалы в адрес Буша: «Он человек с внутренним стержнем. Он не из тех, кто крутится и увиливает, он не оборачивается, не отступает».

Шварценеггер одобрил все без исключения: иракскую кампанию, методы борьбы администрации с терроризмом (по его выражению, терроризм опаснее коммунизма) и даже экономическую политику администрации.

Сразу за Шварценеггером говорила супруга Буша Лора. Она работала на свою целевую группу — женщин. Первую леди, кстати, представили на съезде две ее дочери, Барбара и Дженна. Из выступления в выступление первая леди повторяет одни и те же слова. Она, как никто, знает, как ее муж заботится об американцах, как защищает свою страну от терроризма, как «ведет самую тяжелую борьбу из всех, что пришлось вести нашему поколению». Лора Буш гордится тем, как ее супруг «ведет США, твердо и убежденно». Она также попыталась развеять миф о том, что Буш воюет со странами-изгоями ради рейтинга. Буш, по ее словам, не хотел воевать с Ираком и мучительно принимал решение о начале оккупации. Принимая тяжелое решение, он думал о безопасности американцев. Впрочем, в выступлении первой леди были не только эмоции. Она привела главный аргумент, почему Буш должен остаться у власти. По ее словам, дело даже не в слабой программе Джона Керри, просто коней на переправе не меняют, Бушу нужен второй срок, чтобы закончить начатое – победить терроризм, утихомирить страны-изгои и поднять американскую экономику.

В перерыве между выступлениями республиканцы выполнили главную задачу – наконец утвердили президента Буша единым партийным кандидатом.

Президент формально примет номинацию в своей программной речи в этот четверг. Буш поблагодарил участников форума по спутниковой видеосвязи из Пенсильвании, где он сейчас находится. В Нью-Йорк президент прибудет в среду вечером.

К его приезду в финансовой столице приурочены еще более массовые акции протеста, чем проходят сейчас. Анархистские и антиглобалистские группировки обещают серию акций гражданского неповиновения. Полиция Нью-Йорка задержала только во вторник более 900 человек, протестующих против проведения съезда республиканской партии. Всего же с прошлого четверга арестовано 1400 демонстрантов.