Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

«Телевизор можно не включать»

Илья Жегулев 02.06.2004, 15:49

Российские политики, политологи и правозащитники в разговоре с «Газетой.Ru» выразили уверенность, что за вчерашним увольнением Леонида Парфенова стоят политические причины. Вместе с тем, все опрошенные нами эксперты считают, что команда НТВ после ухода Парфенова развалится.

Ирина Хакамада, экс-лидер СПС:

— Это, конечно, избавление от неудобного, но талантливого журналиста. Поскольку были нужны рейтинги, ему прощали неудобность, но этот конфликт со снятием сюжета о вдове Яндарбиева и сюжет по поводу послания президента Путина превратился еще и в борьбу и несогласие с административным руководством. Все это вместе кончилось пока что увольнением Парфенова. Но мне кажется, общая тенденция такая и будет, все должны это понимать. У нас такая система выстраивается, что кто сильно вылезет, тот и исчезнет.

Прыгали на костях демократов, потом прыгали на костях НТВ, ТВ-6 и ТВС, теперь только слабые остатки сохранились на НТВ и «Эхо Москвы», скоро и их всех закатают.

Теперь «катают» персонально, а не на уровне институтов. Тем, кто сопротивляется, уже ничего не остается, как бороться или уезжать отсюда. Не будем бороться — все уедем.

Ясно, что власть построила всех. Парфенов же не просто был ведущим, он был заместителем редактора по информации, они с Митковой делали «Страну и мир». С ним уходит целая концепция и традиции еще того НТВ. Не уверена, что Татьяна (Миткова. — «Газета.Ru») выдержит одна дальше это тащить. Мне кажется, в одиночку это уже никто не выдержит, и команда, скорее всего, рассыплется.

И получим мы еще один государственный канал. В общем, все печально.

Марк Урнов, политолог:

— Это частично цензурное давление, а частично борьба за влияние и внутренний конфликт. Отношения на канале были достаточно сложными. Когда руководство просит не публиковать данные материалы, Парфенов соглашается это не делать, а потом материал демонстративно уходит в средства массовой информации, это очевидный конфликт за влияние и за позицию, какими бы способами он ни камуфлировался. Проще всего говорить о том, что это давление администрации цензурного характера.

Конкретный конфликт по деликатному зарубежному делу, связанному с Яндарбиевым, сам по себе ни о чем не говорит. У Парфенова могут быть свои соображения, связанные с видением судебного процесса. Когда идет судебный процесс, все очень, очень тонко. И поэтому само по себе это дело прецедентом вряд ли станет.

Ясно, что для канала это очень плохо.

Когда из двух политических программ одна пропадает, канал это убивает. Потеря той информации, которая шла в «Намедни», — очень большая потеря для всего телевидения.

Сергей Митрохин, заместитель председателя партии «Яблоко»:

— Это яркое проявление политической цензуры, так называемой карательной цензуры. Это ставит жирную точку в споре о том, есть ли в России свобода слова.

Теперь телеканалу НТВ будет сложно делать вид, что он является хотя бы в какой-то степени независимым, а власти сложно будет делать вид, что она гарантирует свободу слова в России.

После этого случая будет только хуже. В основном это будет, конечно, усиление внутренней цензуры в различных СМИ, не только в электронных, но и в печатных. В то же время со стороны власти каких-то резких действий сейчас не следует ожидать, она вряд ли осмелится сейчас обозначить некую линию в этом вопросе. Все будет сделано руками руководителей самих средств массовой информации и, конечно, работать более или менее творческим журналистам станет гораздо сложнее.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы:

— У нас вокруг теперь сплошной «трудовой спор», но почему-то трудовые споры касаются именно демократических передач и изданий. Нет чтобы у газеты «Завтра» был какой-нибудь трудовой спор. Ничего подобного. Сначала на третьем канале закрыли передачу Петра Толстого «Выводы». Пушкова, который с антизападным душком, оставили. Причем спросили, почему «Выводы» закрыли, говорят – нерентабельно, себя не окупает. Значит, демократическая передача себя не окупает, а националистическая — окупает. Так и «Намедни» закрыли.

После ухода Парфенова телевизор можно вообще не включать.

Что там осталось? Разве что программа Познера. Но на нее еще будет спор хозяйствующих субъектов. А на НТВ – что там осталось? Программа Шустера, в которой Жириновский выступает чаще, чем приличные люди?