«Я не Уорхол,
но я ведь лучше»

Игорь Чувилин 31.05.2004, 12:21
Фото: Экспо-Парк. Выставочные проекты

Ярмарка «Арт-Москва» показала, что за работы отечественных художников покупатели готовы платить, как за Уорхола, а Мэрилин Монро все еще стоит того, чтобы ее обокрасть.

Закончилась ярмарка современного искусства «Арт-Москва». Некоторые, побывавшие за эти пять дней в ЦДХ, так и ушли домой в убеждении, что посмотрели большую выставку. Так было написано и на фасаде Центрального дома художника: «международная выставка ….» Но, поскольку надо бы подвести итоги, придется раскрыть страшную коммерческую правду.

Об итогах можно было догадаться уже в конце первого дня, когда на стенде галереи «Е.К. Артбюро» купили работу не самого дорогого русского автора за 60 тысяч у. е.

Это был сигнал: покупатель клюет на предложенные цены. Вслед за первой крупной покупкой состоялась вторая, третья….

Год назад Ханс Кноль, галерист из Вены и член экспертного совета ярмарки, говорил об удивительных качествах русских художников. Нет, не о творческих, а про то, что наши соотечественники, когда не знают, сколько просить за работу, решают так: «Я не Уорхол, но я ведь лучше», — после чего ставят цены в десятки тысяч долларов. Кноль знал, о чем говорил.

На «Арт-Москве» 2004 года картинки Уорхола, Вессельмана, Лихтенштейна стоили больше, чем работы наших, но совсем не на порядок, как должно бы быть, а в иных случаях, как с работами Ильи и Эмилии Кабаковых, столько же. Что удивительно, покупали и то, и другое.

Итоги нынешней ярмарки будут оптимистичными в духе программы «Время», – при таких-то ценах немудрено превысить прошлогодний рекорд в полмиллиона долларов. Однако проблема остается, потому что рыночного механизма ценообразования по-прежнему нет, и… спасибо Уорхолу от всего российского арт-рынка.

Все это нисколько не волновало москвичей, которые пришли просто поглазеть на современное искусство. Родители малолетних чад прочувствовали, например, успех «Крокин-галереи», пытаясь оторвать своих отпрысков от «неистового челнока» — сооружения из прозрачного пластика, в котором метался вверх-вниз мячик, нагоняемый цилиндром. Более тонкий способ введения в транс испытывал на людях Андрей Бартенев в мультимедийном проекте «Лондон под снегом». А самый серьезный успех у крашеных блондинок снискало кичевое изображение Мэрилин Монро с мобильным телефоном в руке, стоявшее на стенде галереи «Кино». Телефон был настоящим – кинодиве можно было позвонить.

Показателем популярности «Арт-Москвы» можно считать то, что в последний день у Монро телефон-таки сперли.

Однако зрительские симпатии – одно, а профессинальные предпочтения не всегда то же самое. Выяснилось, что ярмарочная премия «Черный квадрат» будет присуждаться только в ноябре, когда в ЦДХ пройдет выставка «Мастерская «Арт-Москвы». Премия «General Satellite», случившаяся в прошлом году, вполне закономерно сгорела в плотных слоях атмосферы — развести спонсора во второй раз, видимо, не удалось. Но зато появилась премия «Мастер», итоговая выставка которой прошла в галерее «Арт-21» под крышей казино на Новом Арбате – туда отсылал информационный стенд на «Арт-Москве». Лауреатами ее стали экспоненты ярмарки Константин Батынков, Нина Котёл и один из правомочных претендентов на звание «нашего всего» Михаил Рогинский. Последнему признались в уважении как экспертный совет, так и жюри арт-критиков.

Особо деликатная тема, возникшая в связи с выставочным планом ЦДХ, предстоящая в начале 2005 года Московская биеннале современного искусства. Вообще-то она планировалась на нынешнее лето, и даже «Арт-Москву» в календаре к ней поближе подвинули, но не случилась. Василий Бычков, директор ЦДХ и хозяин компании «Экспо-парк», организующей «Арт-Москву», угрюмо пообещал вместо биеннале устроить громадную выставку неукротимого акварелиста Сергея Андрияки. Пышные акварельные букеты – любовь московского правительства, а идея отбиенналить Москву – минкультовская. Накроет ли ЦДХ акварельная лавина или затопят кураторские потоки венецианского образца, пока не известно.