Лукашенко сильнее газа

Фото: CI
Игорь Иванов в пятницу упрашивал польского коллегу Чимошевича повременить с газовым контрактом со Statoil. И в пятницу же Белоруссия изобрела сразу два способа не допустить повышения реальной цены на газ от «Газпрома» — один сиюминутный, другой стратегический. В общем, Александр Лукашенко победил «Газпром».

Глава российского МИДа Игорь Иванов проинформировал польского коллегу Владимира Чимошевича, что «Газпром» восстановил в прежнем объеме и поставки газа в Белоруссию, и его транзит по магистральному газопроводу в Западную Европу. Реакция российского МИДа связана с подписанным вчера в Варшаве меморандумом между норвежской компанией Statoil и польским правительством об увеличении поставок норвежского газа.

По мнению аналитика компании АВК Александры Вертлюгиной,

Белоруссия после газового конфликта стала наименее надежным направлением для транзита газа в Европу.

«Потеря определенного сегмента на газовом рынке в Польше не столь важна, она была предсказуема в связи с предполагаемой диверсификацией газового рынка, необходимой при вступлении в ЕС, но вот возрастание системных рисков на направлении, считавшемся ключевым, может таить в себе серьезные проблемы для «Газпрома»», — заявила госпожа Вертлюгина.

В четверг «Белтрансгаз» заявил о готовности принять условия «Газпрома», но с оговоркой: одновременно повышается плата за транзит. Представитель руководства белорусского газового монополиста заявил «Интерфаксу»: «Президент Белоруссии дал согласие на заключение контракта по $50 за тысячу кубометров». Одновременно ставка транзита повышается с нынешних $0,5 до $1,02 за 1 тыс. кубометров на 100 км.

На практике это означает, что при сохранении нынешних объемов транспортируемого газа Белоруссия получит газ на своих, а не на путинских условиях.

Расчеты, сделанные независимыми аналитиками, показывают, что

за транзит через территорию Белоруссии 31 млрд кубометров «Газпрому» придется по тарифам доплатить более $50 млн, а этой суммы хватит как раз на то, чтобы компенсировать разницу между ценой «Газпрома» и нынешней ценой «независимого» поставщика «Транснафты», который пока поставляет неведомо откуда берущийся газ по цене $46,68.

Представитель «Белтрансгаза» считает, что

«на основе здравого экономического смысла ставка транзита по Белоруссии должна быть выше украинской, поскольку путь по Украине значительно длиннее, чем по Белоруссии, а значит, он и более затратный».

Таким образом, Лукашенко предложил «Газпрому» поиграть на рыночном поле, обменяв цену на газ на цену на транзит. Но это тактический, сиюминутный ход.

В запасе — стратегическая идея. Для начала — опять о рынке:

«Для нас непонятна постановка вопроса о продаже «Белтрансгаза» по балансовой стоимости. Такого нет нигде в мире, в том числе в рыночной России, и мы настаиваем на рыночной стоимости, — заявил в пятницу белорусский премьер Сергей Сидорский. — Правительство Белоруссии согласилось на привлечение независимых оценщиков, и сейчас идет выбор компании».

А вот и вывод господина Сидорского:

«После же создания совместного газотранспортного предприятия с «Газпромом» Белоруссия рассчитывает вернуться к поставкам газа в страну по внутрироссийским ценам. Наш «Белтрансгаз» станет частью «Газпрома», поэтому абсурдно говорить о том, что предприятия, входящие в одну систему, будут получать газ по разным ценам».

Заместитель директора Института СНГ Владимир Жарихин считает, что в прошедшем на неделе газовом конфликте больше всего проявилось отсутствие системности политики России в СНГ: «Пошли на обострение конфликта, потому что допекло, вышли из него, потому что не просчитали, как ответит Лукашенко.

Непоследовательность проявилась и в действиях «Газпрома», который ринулся выполнять распоряжение политического руководства, не просчитав последствия атаки. Целью был не «Белтрансгаз», целью было ускорение интеграции, а эта цель не только не достигнута, а еще больше отдалилась. И теперь «Газпром» в проигравших. По такому сценарию — навязывая свое понимание рыночных отношений, Лукашенко может действовать и в дальнейшем».

«Вообще для нынешней деятельности руководства «Газпрома» характерно стремление играть в несколько игр одновременно — и как публичная компания, и как проводник государственной политики, — отметили аналитики одной из компаний, планирующей развивать сотрудничество с «Газпромом» и потому попросившие сохранить анонимность. — Психотерапевты считают, что подобные игры могут привести к пограничным состояниям».