Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Дело Сутягина переполнилось обвинениями

Фото: www.sutyagin.ru
В Мосгорсуде начался новый процесс над российским ученым Игорем Сутягиным, обвиняемым в госизмене. Первое же слушание было прервано скандалом: как утверждают адвокаты, Генпрокуратура не смогла правильно зачитать обвинение подсудимому.

Во вторник в Мосгорсуде начался процесс по делу сотрудника Института США и Канады Игоря Сутягина. Заведующему сектором военно-технической и военно-экономической политики Соединенных Штатов инкриминируется ст. 275 УК РФ (государственная измена в форме шпионажа).

Игорь Сутягин был арестован 27 октября 1999 года в Обнинске Калужской области. Через несколько дней ему было предъявлено обвинение в госизмене. Как заявило следствие, Сутягин собирал и передавал секретную информацию представителям американской разведки. Согласно материалам дела, в феврале 1998 года, во время командировки в Великобританию, ученый познакомился с сотрудниками консалтинговой фирмы Alternative Futures, зарегистрированной в Лондоне. По данным ФСБ, учредитель фирмы Шон Кидд и сотрудница Надя Локк являются кадровыми сотрудниками американских разведывательных служб. В мае 1998 года, утверждают следователи, Сутягина завербовали, и на протяжении 2,5 лет он получал задания. Он встречался с американцами в Великобритании, Венгрии и Бельгии и передавал им материалы, содержащие секретные сведения.

По данным следствия, Игорь Сутягин заработал на продаже информации больше $25 тыс.

Как указано в материалах дела, Игорь Сутягин передал за границу аналитические материалы об истребителях нового поколения — так, Надя Локк получила от него подборку данных об особенностях конструкции и боевых возможностях самолета МИГ-29СМТ, модернизации самолетов СУ-27 и аппаратуре, устанавливаемой на них. Кроме того, Сутягин, по данным ФСБ, передавал материалы об особенностях конструкции и вооружения АПЛ типа Akula (в России эта подлодка проекта 971 известна как «Гепард»). Также ученого обвиняют в передаче информации о новой зенитной системе С-400, структуре военного бюджета, проблемах противоракетной обороны, слабых сторонах отечественных вооружений, планах боевой подготовки ВВС РФ, состоянии сил и средств ПВО и т. д

Сам Сутягин не отрицал, что действительно передавал иностранцам информацию о Российских вооруженных силах, однако ничего секретного, по его словам, в ней не было, так как он делал подборки по материалам прессы – то есть из открытых источников.

Тем не менее Сутягин был заключен в Калужский СИЗО. В 2001 году по его делу начался процесс в Калужском областном суде. Прокурор потребовал приговорить подсудимого к 14 годам лишения свободы. Однако 27 декабря 2001 года суд отправил дело на дополнительное расследование, заявив, что «следствие не конкретизировало, какие именно сведения Сутягин использовал в ущерб безопасности Российской Федерации». Расследование продолжилось, и Сутягина не выпустили из следственного изолятора.

Летом 2002 года его перевели в Москву, в СИЗО «Лефортово». Летом 2003 года дело было передано в Мосгорсуд. После этого защита Сутягина потребовала суда с участием присяжных, который стал возможным с вступлением в силу нового уголовно-процессуального кодекса (УПК) России. В понедельник, 3 ноября 2003 года, на заседании Мосгорсуда были выбраны 12 основных и 4 запасных присяжных заседателя. Так как на «деле Сутягина» стоит гриф «совершенно секретно», с них была взята подписка о неразглашении — если они ее нарушат, им грозит уголовная ответственность.

Во вторник в Мосгорсуде процесс был прерван до 5 ноября, едва начавшись.

Адвокаты Сутягина опротестовали оглашение прокурором обвинения.

В соответствии со ст. 335 УПК прокурор Евгений Найденов должен был огласить сущность обвинения или постановление о предъявлении обвинения. Но вместо этого, как заявила защита, он начал «перечислять поездки Сутягина и обстоятельства, которые ему не инкриминируются».

Как пояснил корреспонденту «Газеты.Ru» адвокат Борис Кузнецов, во время предварительных слушаний защита обратила внимание на то, что постановление о предъявлении обвинения меньше, чем текст обвинительного заключения Генпрокуратуры, тогда как эти документы должны быть равны по объему. В частности, по словам Кузнецова, в обвинительном заключении указывается еще пять эпизодов, которые не вменяются Сутягину. «Мы предлагали вернуть дело для пересоставления обвинительного заключения, — сообщил Кузнецов, — но представители обвинения заявили, что будут действовать только в рамках постановления о предъявлении обвинения, и судья с ними согласился».

Тем не менее на первом заседании суда прокурор Найденов начал читать именно обвинительное заключение. Защита Сутягина тут же заявила протест. Судья Петр Штундер удалил присяжных из зала суда и предложил прокурору огласить только суть предъявленного обвинения. Но представители Генпрокуратуры категорически от этого отказались. Как сообщил Кузнецов, адвокаты предложили возвратить дело в Генпрокуратуру, чтобы они переделали обвинительное заключение. Для разрешения ситуации суд объявил перерыв до среды.

Как сообщают адвокаты, такое поведение Генпрокуратуры только на руку защите. «Если они (обвинение — «Газета.Ru») будут упираться, то мы заявим, что обвинение заседателям просто не предъявлено, — заявил Борис Кузнецов, — и потребуем прекращения дела и освобождения Игоря Сутягина прямо в зале суда».

Впрочем, вне зависимости от хода судебного процесса освобождения ученого будут добиваться правозащитники. Они неоднократно заявляли, что держать подследственного 4 года в СИЗО незаконно.

Адвокаты Сутягина подавали в Верховный суд ходатайство об освобождении Сутягина под подписку о невыезде, но высшая судебная инстанция отклонила их требование.

Перед началом нового процесса над ученым правозащитная организация Human Rights Watch заявила, что Сутягин должен быть освобожден. Как сказал замдиректора московского представительства организации Александр Петров, «Игорь Сутягин уже четыре года находится под следствием по сфабрикованному обвинению, и мы требуем его освобождения».