[an error occurred while processing this directive]



 
 



ПЕРВАЯ | НОВОСТИ | ПОЛИТИКА | БИЗНЕС | ФИНАНСЫ | ОБЩЕСТВО | КОММЕНТАРИИ | КУЛЬТУРА | АФИША | НАУКА | СПОРТ | АВТО
ВЫБОРЫ-07 | ПОЛОНИЙ | МАНЬЯК | ЭКСТРИМ | ТЕХЗОНА | ЖИЛПЛОЩАДЬ | ОТДЫХ | ДЕНЬГИ | ОБРАЗОВАНИЕ | СТИЛЬ | ФУТБОЛ РОССИИ | КУБОК УЕФА | СОЧИ'14 | ЛИГА ЧЕМПИОНОВ

[an error occurred while processing this directive]



Анна Райва: журналистов считают хорошей добычей



Фото - «МК»




Текст: Наталия Ростова  Фото - «МК»

«Газета.Ru» продолжает серию интервью с российскими журналистами, освещающими войну в Ираке. Сегодня на вопросы наших читателей отвечала корреспондент Первого канала Анна Райва, работающая в Кувейте.



– Что происходит сейчас в Кувейте?

– Ничего особенного, все переместилось в Ирак. Журналисты, находящиеся в Кувейте, стали получать разрешения на поездки через границу в Ирак. Появилась новая форма работы. Я больше осведомлена в том, что происходит на юге Ирака, чем о том, что происходит в Кувейте. В целом же в Кувейте спокойно.

Все очень переживали, как будет все происходить (допуск в Ирак. – «Газета.Ru»), это все-таки самостоятельное государство с визовой системой. А сейчас из положения вышли очень своеобразно: министерство информации совместно с министерством обороны Кувейта выдают журналистам специальные разрешения сроком на пять дней, по которым они могут пересекать границу. Однако нюанс состоит в том, что в этих разрешениях говорится о праве журналистов работать в северной части Кувейта и прилегающих территориях.

Таким образом обходится слово «Ирак» и признается, что за журналистов никто ответственности не несет.



– Вы ездите в Ирак с гидами, телохранителями или самостоятельно?

– Это сложный вопрос и главная проблема. В принципе американцы и англичане организуют групповые поездки в Ирак, но чем дальше, тем меньше. Потому многие журналисты ездят самостоятельно. Некоторые журналисты боятся, а потому образуются колонны – несколько джипов подряд. Но, например, вчера в Басру мы самостоятельно ездили на машине.

Главное – не ехать поздно вечером, когда стемнеет. Вечерами на дорогах очень много бандитов, которые считают журналистов хорошей добычей. Они не пытаются убить журналистов, а стараются выманить их из машины, например закидать камнями и отобрать все содержимое. Это главная опасность. Говорят, что в некоторые районы ездить еще опасно, но чем ближе к границе, тем менее опасно.

– А что в Басре сейчас происходит?

– В Басре уже около недели продолжается полный хаос, полная анархия. Происходит то же самое, что и в Багдаде: орудуют мародеры. На моих глазах стояла толпа у банка, британцы пытались отогнать ее. Люди в толпе нам объяснили: мол, ждем, пока британцам это надоест, они уедут, и мы спокойно войдем в банк и заберем все.

Это происходит на фоне того, что в городе катастрофическая ситуация с едой, главным образом с водой, с медикаментами.

Растет количество инфекционных заболеваний – оттого, что вода плохая. Гуманитарная помощь, которую сюда привозят, – это капля в море, потому что, как правило, Красный Полумесяц привозит из Кувейта несколько машин с водой. Для города, в котором живет больше миллиона человек, этого, конечно, недостаточно.

– Кстати, один из вопросов читателей был об отношении к Красному Полумесяцу. Как вы оцениваете его деятельность?

– Мое субъективное мнение: все это несерьезно. Конечно, неправильно и глупо упрекать тех, кто хочет помочь жителям Ирака. Но гуманитарная помощь должна оказываться не в таких количествах. Когда в город привозят несколько машин с водой, начинается хаос. Воду забирают те, кто сильнее, те, кто может пробиться через толпу, а потом эту воду продают. А слабым – старикам, женщинам, детям – вода не достается. То, что делает Красный Полумесяц, конечно, заслуживает уважения, но положения это не спасает. Нужны кардинальные меры.

– Очень много вопросов о том, как журналисты выживают в таких условиях. Анна, это ваша первая война?

– Да, для меня это первая война, и я почерпнула для себя очень много нового. Прежде всего это огромное неравноправие, которое существует для журналистов – неамериканцев и неангличан. Я об этом уже много раз говорила, это прослеживалось с первого дня войны. Преимущество на стороне британских и американских журналистов, с ними военные предпочитают работать и открывать им все пути. Объяснений этому два. Некоторыми военными движут политические мотивы; действительно, они негативно относятся к журналистам из тех стран, которые не поддержали войну: к русским, французам, немцам; журналистам палки в колеса вставляют. Второе – это то, что для многих американцев и англичан – военных ребят, только что вышедших из школы, телевидение – это CNN или ВВС, они знают эти каналы с детства и с трудом себе представляют, что такое испанская газета или австралийское телевидение, это для них – экзотика. Думаю, это возможные две причины, почему им оказывают предпочтение.

Все, что удается делать, – не рассчитывать на помощь военных. С этим стало проще, железный порядок царит до войны, а когда начинается война, военным немножко не до прессы, журналисты начинать действовать самостоятельно. С одной стороны, в этом таится свобода для деятельности: можно поехать куда хочешь, можно обращать свою камеру не в те места, о которых говорит офицер. С другой стороны, повышается риск, когда ты едешь без охраны. Часть журналистов, насколько я знаю, погибла из-за того, что военные отказали им в своей охране, не включили в журналистские программы и им пришлось действовать на свой страх и риск. Вот и результат – погибшие, пропавшие без вести.

Да, сейчас мы большей частью передвигаемся самостоятельно. Отчасти потому, что практически невозможно договориться с военными. Вторая причина – мне, как журналисту, гораздо интереснее быть самостоятельным, независимым человеком, чтобы как можно полнее рассказывать о том, что происходит вокруг.

– Анна, всегда с особым интересом смотрю ваши репортажи. Вы мужественная женщина. Скажите, много ли женщин среди журналистов, освещающих события в Ираке? Как к российской журналистке относятся военные и местные жители? Изменилось ли ваше отношение к американо-иракскому конфликту после того, как вы стали очевидцем происходящего? Галина Подовжняя (Екатеринбург)

– Что касается женщин на войне, то репортеров-женщин хватает, хотя, конечно, их меньше, чем репортеров-мужчин. А с другой стороны, это довольно обычная практика на Западе, где все помешаны на равноправии полов: различий между мужчинами и женщинами стараются не делать.

Насколько я знаю, есть женщины-репортеры, которые вместе с войсками двигались по пустыне в Кувейт – до Багдада, все три недели войны. А есть репортеры-мужчины, которые отказывались пересекать границу Кувейта и ехать в Ирак.

То, что я мужественная женщина… Я не считаю, что совершаю какой-то героический поступок. Главное – настроить себя, что ты едешь в тяжелые условия работы, думать не о том, что ты классно выглядишь и являешься героем, а о том, чтобы, разумно рискуя, добиться наилучшего результата. Риск должен быть оправдан хорошим материалом, который ты потом получишь. Главное ведь не только снять материал, а вернуться живым и здоровым, донести этот материал до зрителя.

Что касается отношения ко мне… Конечно, со стороны местных жителей оно своеобразное, это ведь Восток, хотя и цивилизованный. Я считаю, что в чужой монастырь со своим уставом не лезут. Я не в первый раз в арабской стране и знаю те правила, которые помогают здесь нормально существовать. Кроме того, в Кувейте я уже три месяца, так что чувствую себя здесь почти местным жителем. Знаю, что в некоторых случаях надо на голову надеть плотный платок, который закрывает волосы, а в некоторых случаях – по-особенному разговаривать с людьми, памятуя о том, что ты женщина. Что касается западных военных, то они даже ни в коем случае не хотели бы подчеркивать, что я женщина, поскольку для их соотечественниц это кажется оскорбительным и странным. В принципе какой-то особой исключительности я не чувствую.

Сложно говорить о том, изменилось ли мое отношение к этому конфликту. Когда смотришь на ситуацию из Москвы, на твое мнение влияет политика: как это представляют себе политики разных стран, как представляют разные журналисты.

Когда же видишь все собственными глазами изнутри, конечно, начинаешь понимать резоны обеих сторон, мнения немножко меняются, начинают проявляться полутона – не все черное и белое, не все хорошее-плохое…

С одной стороны, я видела мирное население Ирака, которое и так жило очень плохо; в Басре, где в основном шиитское население, Саддам Хусейн никогда не нравился, потому что правительство Ирака было суннитским, а шиитов подвергали репрессиям; и тут непонятно за какие грехи на голову начали падать бомбы, ошибочными ударами так называемыми стали убивать твоих близких. Конечно, это мучение, которое нельзя оправдать ничем, никакими интересами, а единственный возникающий вопрос – за что? С другой стороны, я видела очень много американских солдат, которым я тоже очень сочувствовала. Многие из них живут в Нью-Йорке, видели трагедию 11 сентября. И им проще всего было провести такую параллель: небоскребы разрушили какие-то люди, которые связаны с международным терроризмом; вроде Ирак тоже связан с терроризмом, поэтому пойдем воевать против Ирака. И это будет достаточной местью за то, что сделали с нашим городом. Во многом ими, конечно, движет идеология, но их можно понять. Пострадавшие, люди, которые заслуживают сочувствия, есть с обеих сторон.

– Здесь пишут, что Садам может находиться сейчас в России. Что вы скажете об этом? (Galina, Sweden)

– На самом деле, слухов вокруг этого очень много, и ничего сказать нельзя просто потому, что кроме Саддама Хусейна, если он жив, об этом никто не знает. Я, например, слышала, что у Саддама Хусейна много двойников, что он сам много лет назад умер от рака. Мне кажется, Саддам Хуcейн – мифологическая фигура, собирательный образ, такой же, как Шекспир, про которого никто точно не знает – кто им был, кто написал «Гамлета»...

Сегодня пришло сообщение из Багдада, что в нем появились американо-иракские патрули. Вы, наверное, этого не знаете, не видели?

– Да, нужно спросить тех, кто сейчас в Багдаде. А на наших глазах в Басре местные жители подходили к британским военным и говорили: нам надоел хаос, давайте организуем полицию, мы хотели бы сами себя охранять. Чем это кончится в Басре, я не знаю, но у людей возникла определенная потребность в порядке.

– Как, по-вашему, жители Кувейта к этой войне относятся?

– Отношение двоякое, поймите, они в сложной ситуации. Во время «Бури в пустыне», 12 лет назад, Америка их фактически спасла от Ирака, они действительно были тогда оккупированы, их действительно угоняли в плен, их убивали. Конечно, у них не было выбора в том, предоставлять ли сейчас свою территорию, свои военные базы Америке или нет: они многим Америке обязаны. С другой стороны, они живут в арабском мусульманском мире, Ирак – тоже мусульманская страна, их сосед. И они привыкли считаться с Ираком, боятся Ирака, потому что это опасный сосед. В этой войне они, конечно, были таким плацдармом, на котором разворачивалась война, хотя это не их война совершенно. Когда они поняли, что война Ираком проиграна, а это, скорее всего, так оно и есть, они, конечно же почувствовали облегчение – не только потому, что поддерживали Америку безоговорочно, а потому, что им перестала угрожать опасность. Я так понимаю, что сейчас Кувейт надеется на то, что в арабском мире их не будут порицать за излишний американизм, они старались соблюдать нейтралитет, балансировать между Западом и Востоком.

– Анна, очень много вопросов о степени объективности СМИ, как российских, так и зарубежных. Как вам кажется, кто наиболее объективно освещал войну в Ираке?

– Сейчас, когда война еще не закончена, сказать это невозможно. Если вы спрашиваете о российских СМИ, то мне кажется, что они освещали ее непредвзято, ведь мы были сторонними наблюдателями. А если говорить об арабских СМИ или западных – СМИ стран коалиции, то, конечно, во многом свою роль играла политика, не все могли говорить абсолютно независимо, на них давила позиция их страны. В итоге объективная картина, мне кажется, сложится постфактум, можно будет собрать все данные и выстроить объемную картину. А с другой стороны, объема информации было достаточно, читатели, слушатели, зрители слышали столько разных версий, столько разных мнений, что пищи для мозгов хватало.

– Вы знаете, Анна, здесь, в Москве, целые статьи выходят с анализом фразы «оккупационные войска», которой Первый канал прославился. Почему лично вы войска коалиции называли оккупационными?

– Я бы пропустила этот вопрос.

– Собираетесь ли вы поехать еще куда-нибудь после Кувейта?

– Мне очень нравится ездить, я уже подумываю, не съездить ли мне еще в одну страну, которую называют следующей в этом звене… Пока же я еще в Кувейте, буду здесь еще неделю, но давайте не будем загадывать. Надеюсь, что приеду, а потом уеду куда-нибудь еще.

14 АПРЕЛЯ 22:09



    РАНЕЕ НА ЭТУ ТЕМУ



25 АПРЕЛЯ

«Через год недовольных в Ираке поубавится»

«Газета.Ru» продолжает серию интервью с журналистами, работающими в Ираке. На вопросы читателей отвечает корреспондент CNN Ник Робертсон.
подробнее



14 АПРЕЛЯ

Анна Райва: журналистов считают хорошей добычей
«Газета.Ru» продолжает серию интервью с российскими журналистами, освещающими...

подробнее


11 АПРЕЛЯ

Кирилл Леглер: война заканчивается
«Газета.Ru» продолжает серию интервью с очевидцами иракской войны. Сегодня на...

подробнее


09 АПРЕЛЯ

Антон Вольский: сил у иракцев не так уж много
«Газета.Ru» продолжает серию интервью с очевидцами войны в Ираке. Сегодня на...

подробнее




07 АПРЕЛЯ

«Посол был весь в крови»

«Посол был весь в крови. Поэтому мы к американцам, этим козлам, и обращались за помощью», -- Александр Минаков, репортер телеканала «Россия», рассказал «Газете.Ru», как колонна с российскими...
подробнее



07 АПРЕЛЯ

Денис Шуйский: все может закончиться за 2–3 дня
«Газета.Ru» начинает серию интервью с очевидцами войны в Ираке. Сегодня на вопросы...

подробнее



[an error occurred while processing this directive]


Обсудить
в форуме


Обсудить
в чате


Прочитать
позднее


Отправить
по почте














    РЕКЛАМА



ПЕРВАЯ | НОВОСТИ | ПОЛИТИКА | БИЗНЕС | ФИНАНСЫ | ОБЩЕСТВО
 
КОММЕНТАРИИ | КУЛЬТУРА | АФИША | НАУКА | СПОРТ | АВТО
 
ВЫБОРЫ-07 | ПОЛОНИЙ | ЭКСТРИМ | ТЕХЗОНА | ЖИЛПЛОЩАДЬ | ОТДЫХ | ДЕНЬГИ | ОБРАЗОВАНИЕ | СТИЛЬ | ФУТБОЛ РОССИИ | EURO 2008 | СОЧИ'14
 

Rambler's Top 100 SpyLog Top List Counter

© «Газета.Ru» «Gazeta.Ru» (1999-2006).
Адрес редакции: 117152, Москва, Загородное шоссе, д. 5, стр. 2а.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.
Страницы «Техзона», «Жилплощадь», «Отдых», «Матпомощь», «Образование», «Стиль», «Экстрим» являются рекламно-коммерческими приложениями к «Газете.Ru»

Обратная связь    Реклама в «Газете.Ru»


    ПОСЛЕДНИЕ 10 ВОПРОСОВ

[an error occurred while processing this directive]
Пульс дороги: как НЛО мешают автомобилистам


«Вольное дело» Дерипаски


Как блокчейн изменит будущее


Почему государство поддерживает автопром


Месяц до санкций: что ждет россиян


Нефть рухнула: что будет с рублем


Зачем ГАЗу "пока-йоке"


"Родовые травмы" банковской системы: сколько еще отзовут лицензий


Погода в доме: как утеплиться безопасно


Выплаты, льготы и учеба для предпенсионеров


[an error occurred while processing this directive]
    РЕКЛАМА

ПОИСК
 




РАСШИРЕННЫЙ ПОИСК



АРХИВ



ЭКСПОРТ НОВОСТЕЙ



ПОДПИСКА НА ГАЗЕТУ.RU



РЕКЛАМА



РЕДАКЦИЯ