«Посол был весь в крови»

Антон Бражица 07.04.2003, 19:12

«Посол был весь в крови. Поэтому мы к американцам, этим козлам, и обращались за помощью», — Александр Минаков, репортер телеканала «Россия», рассказал «Газете.Ru», как колонна с российскими дипломатами и журналистами оказалась под перекрестным американско-иракским огнем.

В понедельник около пяти вечера корреспондент телеканала «Россия» Александр Минаков вернулся в Москву. В аэропорту он еще раз рассказал, при каких обстоятельствах попал под обстрел кортеж с российскими дипломатами и журналистам, выбиравшимся вчера из Багдада.

По словам Александра, в кортеже было восемь автомобилей: шесть с дипломатическими номерами и два джипа, в которых были его съемочная группа и группа «Первого канала».

Машина посла Владимира Титоренко с российским флажком на капоте двигалась впереди всех.

Первая же пуля попала в лобовое стекло передовой машины. Это позволяет утверждать, что обстрел начался со стороны американской танковой колонны, а не с позиций иракцев, мимо которых кортеж уже проехал.

— Стрельба велась прицельная, — сказал Минаков, отвечая на вопрос корреспондента «Газеты.Ru». — Если бы случайная стрельба была, одна машина могла пострадать, другая… А когда все восемь машин были изрешечены… Я уверен, что стрельба началась с американской стороны. Мы проезжали иракский блокпост, но огонь пошел оттуда, откуда потом вышла американская колонна. С другой стороны, в ста метрах от нас, снаряд попал в иракский танк. Что же, иракская артиллерия свои танки будет уничтожать?

Первая пуля пролетела между послом и его водителем, тоже Владимиром. Следующей пулей водитель был ранен в живот. Посол был ранен в руку. После первых выстрелов все бросились на землю. В машине остался только водитель посла. Перекрестный огонь продолжался почти полчаса. Посол Титоренко в это время ползал по-пластунски и давал указания.

— Потом началась стрельба отовсюду, — продолжал репортер. – Выстрелы были уже сзади.

Посол был весь в крови, в крови было все его лицо, его посекло стеклом, но он четко держался и давал необходимые указания — когда трогаться, когда чего.

Связь была по рации. Как только появились первые раны, посол связался с посольством. После этого сообщение пошло в Москву.

Как сказал журналист Минаков, вырвавшись из-под перекрестного обстрела, дипломаты сначала хотели продолжить движение, но потом решили сделать остановку, чтобы иракские врачи могли помочь раненым:

— Было два варианта. Сначала хотели сразу поехать в Сирию, но когда увидели, что с Володей…Я сам подошел к послу и сказал: надо срочно его в госпиталь. Почему мы к американцам, к этим козлам, и обращались за помощью.

Напомним, что через 15 минут после прекращения перестрелки на дороге появилась американская бронетанковая колонна. Члены российской группы, включая дипломатов, попытались привлечь внимание американцев, надеясь получить помощь от военных медиков, но колонна прошла мимо не останавливаясь.

— Володя, — продолжает Минаков,— уникальный человек. Пока шла стрельба, мы не могли просто подползти, а когда немного поспокойней стало, я подполз к нему. Он из машины вылез и лежал около нее. Я ему хоть как-то заткнул две дырки, они серьезные были, одна рваная. Заткнул ватой, а потом бинтом более или менее перетянули.

На вопрос корреспондента «Газеты.Ru», почему дипломаты выбирались из Багдада без охраны, Александр Минаков ответил:

— У нас шла колонна с дипломатическими номерами, а присутствие вооруженной охраны только сконцентрировало бы на нас внимание.