Террористок-камикадзе нужно было разбудить

Фото: AP
Прежде чем убить. Так считает Human Rights Watch и требует провести независимое расследование штурма Театрального центра на Дубровке. Правозащитники намерены доказать, что в результате проведения спецоперации спецназовцами было нарушено право граждан на жизнь. Причем право и террористов, и их заложников.

На официальном сайте Human Rights Watch (HRW) помещен обширный список претензий к тем, кто спланировал и разрешил проведение штурма ДК завода шарикоподшипников. Критике подвергается практически каждый этап операции по освобождению заложников, включая сам факт проведения штурма. По сути HRW обобщает все те критические замечания, которые уже были высказаны западными СМИ в последние дни.

Больше всего вопросов у правозащитников вызывает использование при штурме химического оружия. Сам факт применения спецсредств HRW считает законным, но не оправданным. «Международные законы позволяют использование опасных для жизни химических веществ, однако только в случае крайней необходимости», — утверждают правозащитники. В том, что такая необходимость существовала, по мнению HRW, еще предстоит разобраться. Правозащитники дают понять, что для разрешения конфликта не были использованы все возможные дипломатические средства.

Есть претензии у HRW и непосредственно к российскому правительству. Вслед за журналистами правозащитники обвинили Кремль в «преступном молчании».

Российские власти по прежнему скрывают информацию о газе, примененном при штурме, — отмечает HRW. Эта недопустимая секретность стоила жизни десяткам людей: «Работавшие на месте трагедии врачи не имели сведений о примененных спецсредствах и не могли вовремя подобрать нужное противоядие». Из тех же соображений секретности к месту трагедии не были допущены иностранные врачи. А они могли бы помочь пострадавшим при штурме и спасти многие жизни.

HRW полагает в связи с этим, что власти предприняли недостаточные меры для спасения заложников: «Кадры телерепортажей свидетельствуют о том, что многим пострадавшим при штурме не была оказана своевременная медицинская помощь». Правозащитники пишут о десятках заложников, которых вынесли из театрального центра и положили прямо на асфальт. Они находились без сознания, но ими никто не занимался.

Исходя из этого, HRW делает следующие выводы: на месте не было достаточно врачей, операция по спасению заложников была плохо спланирована, в результате было нарушено право граждан на жизнь.

Отметим, что обвинения американских правозащитников идут в разрез с мнением как официального Вашингтона, так и ведущих западных политологов. В отличие от них HRW ставит под сомнение законность расстрела усыпленных газом чеченских террористов. Правозащитная организация предлагает разобраться, не имели ли место «внесудебные казни». Предлагается расследовать каждый факт смерти в ходе штурма и подвергнуть тела погибших при штурме тщательной медицинской экспертизе.

Для установления правды HRW предлагает создать независимую комиссию и наделить следователей функциями контроля за действиями судмедэкспертов, приступивших к вскрытию тел погибших. (HRW, таким образом, прямо обвиняет Россию в сокрытии и подтасовке фактов). Та же комиссия намеревается получить подробные сведения об использованном при штурме газе. На их основе будет сделан вывод о соответствии действий российских властей международным нормам.

Отметим, что к моменту обнародования HRW своих претензий к операции по освобождению заложников российские власти уже прояснили ряд вопросов. В частности, глава Минздрава России Юрий Шевченко публично назвал использованные при штурме спецсредства. По его словам, это анестезирующее средство на основе фентанила, не подпадающее под международную конвенцию о запрещении химического оружия. Тот же Шевченко развеял сомнения в якобы бездействии российских медслужб. По его словам, сотрудники московских больниц были своевременно оповещены об использовании спецсредств. «Для их нейтрализации были подготовлены и использованы более тысячи доз антидота».

Обвинения HRW во внесудебных убийствах чеченских террористов вообще не выдерживают критики. В ходе штурма бандиты оказали вооруженное сопротивление. Об этом говорят все находившиеся в сознании заложники. Несколько спецназовцев получили ранения. Часть заложников была расстреляна террористами. У группы захвата не было ни времени, ни возможностей, чтобы отличить усыпленных бандитов от боеспособных. Вплоть до завершения спецоперации существовала угроза взрыва. Позиция российского руководства хорошо известна — спецназ действовал по отработанной и адекватной обстоятельствам схеме. Этот факт признан всеми западными правительствами.

Впрочем, сам факт выдвижения HRW претензий к российскому правительству свидетельствует о том, что таким образом международные организации пытаются напомнить прессе о своем существовании. Хорошо еще, что в HRW не знают, как именно был убит Мовсар Бараев, а то бы по этому поводу они сделали отдельное заявление о том, сколько пуль полагается выпускать в террористов и куда именно нужно стрелять.