[an error occurred while processing this directive]

  






ПЕРВАЯ | НОВОСТИ | ПОЛИТИКА | БИЗНЕС | ФИНАНСЫ | ОБЩЕСТВО | КОММЕНТАРИИ | КУЛЬТУРА | АФИША | НАУКА | СПОРТ | АВТО
ВЫБОРЫ-07 | ПОЛОНИЙ | МАНЬЯК | ЭКСТРИМ | ТЕХЗОНА | ЖИЛПЛОЩАДЬ | ОТДЫХ | ДЕНЬГИ | ОБРАЗОВАНИЕ | СТИЛЬ | ФУТБОЛ РОССИИ | КУБОК УЕФА | СОЧИ'14 | ЛИГА ЧЕМПИОНОВ





«Мне нравится Путин. Это моя гражданская позиция»



Фото: Константин Куцылло




Текст: Наталия Ростова  Фото: Константин Куцылло

Издатель новой газеты «Консерватор» Вячеслав Лейбман рассказал «Газете.Ru» о том, зачем ему нужен «Консерватор», как он понимает журналистику и как видит ситуацию в стране в целом.


– Вячеслав, давайте сразу о главном. Зачем человек покупает газету за $1,5 млн, говоря при этом, что ему нужна газета с брендом, а потом меняет этот бренд?

– Во-первых, интересно, откуда у вас такие сведения – о полутора миллионах. Я уже не раз говорил, что не буду стоимость сделки обсуждать. А другая часть вопроса... Газета продавалась, цена меня устраивала. Я покупал активы газеты и издательского дома. На их базе на сегодняшний день я создаю издательский дом «Лейбман МедиаГруп», который будет заниматься коммерческим выпуском СМИ. Первый наш проект – газета «Консерватор», толстое еженедельное общественно-политическое издание. Оно и будет определять направленность издательского дома – выпуск достаточно серьезной прессы. Мы не будем делать желтуху.

– А чем журналистские кадры вас не устроили?

– С ними получилось хуже, чем я ожидал.

Ни для кого не секрет, что я новичок в выпуске газет. Безусловно, я набрал массу информации, заказывал себе лекции – чтобы мне их читали.

– Интересно, а кто читал?

– В том числе Дмитрий Мурзин. Если честно, я не хотел бы сейчас называть этих людей. Что касается журналистского состава, то мною изначально было задумано, что я не буду заниматься политикой редакции. Это прерогатива главного редактора. Леонид Злотин отвечал за набор специалистов в эту газету.

Решение о том, как будет называться газета, мы принимали в течение месяца. Для нас было не однозначно, что мы откажемся от бренда «Общей». Но потом, придя к осмысленному пониманию того, что мы будем делать, мы решили от него отказаться.

В моем понимании бренд «Общей газеты» – это бренд неструктурированного общества, уже неактуальный для сегодняшнего времени. И тянуть его с собой не хотелось по многим причинам. Он ассоциируется с именем Егора Яковлева, к которому я отношусь с большим уважением, не считая при этом рупором сегодняшней эпохи. Он весь в том скандале, который устроил – об удушении демократической прессы. В общем, тянуть его имя за собой не хотелось. Мое мировоззрение все-таки сильно отличается. Хотелось сделать действительно что-то свое.

Вторая причина… Не хочется ассоциативных измышлений о том, что старый бренд взялся в переработку, появилось новое содеражние… Можно было, конечно, с точки зрения коммерции этот бренд тянуть. И примеры такие есть – «Московский комсомолец», «Комсомольская правда». Ведь слово «комсомол» уже устарело, а «правда» осталась. Но не хотелось.

– Правда ли, что всерьез обсуждалось новое название – «Частная газета»?

– Слухи сильно преувеличены. Были другие, более смешные истории. Заранее было ясно, что редакционный и управленческий состав будут составлять выходцы из «Коммерсанта». Поэтому ходила шутка о том, что газета будет называться «Мещанин». Это не правда, а шутка.

– А нельзя было купить другие активы, другое здание? Зачем для новой газеты закрывать старую?

– Господи, ну что вы докопались до этой «Общей газеты»? Взял я «Общую газету», сделал «Консерватор», он лучше, чем «Общая газета». Почитайте!

– Чем лучше?

– Тем, что она моя, а не газета Егора Яковлева. Я говорю с точки зрения себя – не читателя, а издателя. Для читателя чем она лучше? Тем, что она объективнее отражает действительность. Тем, что она более информационная, более объемная. Тем, что «Общая газета» ставила один-единственный вопрос – «доколе?» И дальше она начала мудовые рыдания: «Что делать? Все пропало, шеф!»

Мы не ставим вопрос «доколе?» Мы ставим более конструктивные вопросы.

Пытаемся анализировать происходящие события с точки зрения влияния на конкретного читателя. И предлагаем свой взгляд на эти вещи – как воздействовать на cитуацию, как адаптироваться.

– Вы не оставили читателю выбора. А если вам хотелось издавать свою газету, то вы могли бы конкурировать с «Общей» на одном поле еженедельных газет

– Читатель сам себе не оставил выбора. Если бы «Общая» была популярным и востребованным изданием, у Яковлева не было бы финансовых проблем. В своем письме к читателю он сам назвал причины продажи газеты. Это не я ему ломал руки и кричал: «Продай мне газету». У него были объективные финансовые причины, банальные, как иногда называют. К сожалению, это жизнь.

– А те, кто читал вам лекции по отечественной журналистике, не говорили, что…

– Что такое хорошо, что такое плохо?

– Нет. Что выпускать качественную прессу – убыточное предприятие? Но, наверняка зная об этом, вы говорите, что хотите «диверсифицировать свой бизнес».

– Абсолютно верно. Говорили мне немножко другие вещи, с которыми я полностью согласен. Говорили, что выпускать идеологизированную прессу, задачей которой ставится воздействие на сознание и подсознание читателя с целью внедрения ему той или иной идеологии, – действительно невыгодное мероприятие с точки зрения издателя. Невыгодное, если этот продукт не спонсируют.

Для меня же важен коммерческий подход. Я рассчитываю на достаточно долгий срок окупаемости по российским меркам – на три-пять лет, в зависимости от ситуации. Но я считаю, что проект, который затеял, вполне может быть коммерческим. В газете будет место для рекламных площадей.

Газета задумана как интересная, поэтому она будет пользоваться спросом.

Я это утверждаю, потому что на сегодняшний день мы растем от номера к номеру. Я понимаю, что газета еще сырая, и два номера, наверное, не показатель. На восьмом-девятом номере мы выйдем на более уверенный уровень. Я абсолютно не согласен, что выпускать общественно-политическую газету – невыгодно. Я не выпускаю идеологическую газету, я выпускаю общественную газету.

– «Общую»?

– Общую в другом смысле.

– Тот факт, что вы назначили встречу в редакции «Консерватора», свидетельство ли того, что вы отошли от профильного бизнеса и переключились на непрофильный?

– У меня достаточно времени, чтобы заниматься своим основным делом, контролируя при этом проблемы и бизнес издательского дома. Я не принимаю участия в редакционной работе, для меня важны вопросы коммерческого характера. Я в обязательном порядке присутствую на всех редакционных советах. Мне интересно все, что происходит в газете.

Со своим изданием я, наверное, расту как издатель.

Я набираюсь этого важного опыта от профессионалов, а здесь работают высокие профессионалы.

– Станет ли газета ежедневной?

– Сложно сказать. В ближайший год нет. Если только нас не посетит совершенно сумасшедшая популярность. Но фантазии не мое занятие. Реальные экономические расчеты говорят, что на ежедневную газету выходить нецелесообразно.

– Кто ваш читатель, кто он, «консерватор»?

– Target group?

– Да.

– Вы знаете, очень не хочется отвечать штампами, но наверное, придется. В моем понимании, наш читатель – это человек, достигший в жизни определенного успеха и не желающий при этом расставаться ни с материальными, ни с духовными ценностями. Консерватор – это антилюмпен, собственник, активный гражданин. Кто будет читать мою газету? Те, кто умеет читать газеты, кто хочет почерпнуть умную независимую информацию, аналитику, несколько отличающуюся от того, что есть – от «Ведомостей», «Коммерсанта», журнала «Власть».

Мы пытаемся выработать свои идеологические штампы. А «консерватизм» – это не выкристаллизовавшееся для России явление. Задачей, миссией газеты я считаю задачу определения консерватизма.

Я это возложил на плечи редакционного совета во главе с Татьяной Никитичной Толстой. Помимо нее в редсовет входят Дуня Смирнова, Александр Тимофеевский, Ольга Романова, Леонид Злотин, я как издатель и наш генеральный директор Эдуард Месхидзе. Мы не рассчитываем на очень большие тиражи, я думаю, тираж порядка 60 тысяч еженедельно – это тот уровень, на котором мы будем находиться.

– Кто ваши конкуренты?

– Второй такой газеты в России пока нет. Нет толстой еженедельной цветной газеты с аналитикой. На журнальном поле – это «Власть», «Итоги», «Деньги». Думаю, говорить о широкомасштабной конкуренции пока рано.

– У вас была такая загадочная фраза–определение газеты. Вы можете расшифровать, что такое «полноценный медиапродукт, отвечающий запросам изысканной публики»?

– Да мне приписывают эти фразы! Мне приписали фразу «чудовищная идеология шестидесятничества». К сожалению, она не моя.

– Вы этого не говорили?

– Про «чудовищную идеологию»? Замечательный штамп. В какой-то мере меня это позабавило. Это не мое выражение. Как вы это сказали? «Полноценный…»

– Медиапродукт, отвечающий запросам изысканной публики.

– Это фраза ни о чем. Я сам не знаю, что это значит.

– Это было в интервью с вами!

– Знаете, Татьяна Толстая мне сочувственно уже не раз говорила, что придется прочесть много интервью, которые я не давал.

– Бросьте, это опубликовала серьезная газета.

– Давайте мы это оставим на совести журналиста.

«Полноценный медиапродукт», вы говорите? Наверное, это интересная газета для умного читателя. Я бы так перевел.

– Но вы этого не говорили? Тогда еще фраза. Наверное, вы ее тоже не произносили. О том, что СМИ очень любят кричать об удушении «питерскими» либеральной прессы. Вы с этим не согласны?

– Эту фразу я говорил, признаю сразу. Я считаю, что есть определенный жанр журналистики – создание идеологических мифов. Тема удушения «питерскими» либеральных СМИ, например – такой же миф. А вы можете определить, что такое «питерские»?

– Нет уж. Это вы сказали, вот и объясняйте сами.

– Я имел в виду, что есть некие журналистские мифы. Таким же мифом является миф об удушении «питерскими» либеральных СМИ.

– А вы себя «питерским» считаете?

– Я родился в Петербурге.

– У вас есть связи с нынешней волной «питерских»?

– Очень тесные. Я родился в Петербурге, еще раз повторяю.

– А голосовать на выборах вы за Владимира Путина будете?

– Да, Путин мне нравится как политик. Это тот президент, за которого мне не стыдно и которым я могу гордиться. Даже на бытовых примерах это можно объяснить. На прошлой неделе я был в Крыму, разговорился с таксистом-украинцем – от Симферополя до Ялты достаточно длинная дорога. И мне было очень приятно, когда гражданин другого государства сказал: «Нам бы такого, как Путин».

– Очень скоро выборы. Допустим, внутри редакции появятся журналисты, которые поддержат другого кандидата. Вы себе такое представляете?

– Нет, не представляю. Давайте так. Хотите задать провокационный вопрос, задавайте. Вы хотите спросить, будет ли газета поддерживать на выборах президента Путина? Если к моменту выборов Путин будет такой же адекватной политической фигурой – да.

Мне нравится Путин. Что я могу с этим поделать? Это моя гражданская позиция.

– Вы знаете, я нашла ваше высказывание о шестидесятниках. «Газета не будет рупором шестидесятников».

– Не будет. Потому что это блядская психология, извините.

– У шестидесятников?!

– И знаете почему? Им государство дало все, а они посчитали своим долгом обосрать это государство. Больше ничего они для государства не сделали. Поэтому, я считаю, что это позиция такая, как я сказал.

– Какая это тогда будет газета?

– Консервативная. Мы будем объективно освещать события и делать аналитику событий с точки зрения конкретного читателя – что событие для него значит.

– Какие еще проекты будут в рамках издательского дома?

– Коммерческие. Это будут более легкие для чтения проекты, гламур. Мне очень хочется сделать научный журнал, посвященный технике, адаптированный к сегодняшнему дню. Был такой замечательный журнал «Техника молодежи» или «Наука и жизнь». Хочется сделать умный светский журнал. У меня даже запатентовано название «Тусовка.Ru». Не уверен, правда, что я сейчас смогу это сделать.

– А кто вам придумал этот рекламный плакат, на котором мозг обернут в газету? (Надпись гласит: «Газета думает для Вас».– Газета.Ru)

– Господин Игорь Ганжа. Бьет по мозгам, да?

– Ну, так себе... Просто интересно, что это обозначает

– Вы знаете, я слышал несколько версий этого изображения. Один из самых реальных посылов – тот, что газета будет для интеллектуального читателя – умной, думающей.

– Натуралистическое какое-то изображение.

– Согласен. Меня тоже в первый раз это задело.

Я подумал – что же это такое – извлеченный мозг издателя или редактора? А если отойти подальше, то можно, извините, жопу увидеть.

Все вопросы к господину Ганже. Рекламу заметили? Значит он своего добился.

– Сейчас ясно, что главным редактором стал Леонид Злотин. Но действительно ли вы рассматривали кандидатуру Людмилы Нарусовой?

– Без комментариев.

– Действительно ли она вас познакомила с Егором Яковлевым?

– Нет.

– Почему вы остановили свой выбор именно на этом главном редакторе?

– Леонид Злотин – командный игрок, в первую очередь. Взвешенный умный человек и редактор. Органично вписывается в управленческую систему. С ним мне легко работать. Он очень самостоятельный и независимый человек. Он близок мне по оценкам вещей, которые происходят в стране.

– А что сегодня, на ваш взгляд, происходит?

– Подготовка к выборам сегодня в стране происходит.

– Вы «под выборы» купили газету?

– Я не упущу возможности, скажем так, использовать свою газету в освещении выборов.

– ?

– Я могу повторить эту фразу еще раз.

– Вы не шутите?

– Нет.

– Здоровый такой цинизм.

– Давайте говорить так. Выборы – это событие, в котором задействованы все слои общества. Оставаться в стороне от выборов – это все равно, что отвернуться и сказать: меня здесь полгода не было. Как, имея в руках СМИ, не освещать ситуацию во время выборов? Сегодня я, нет, не я, редакция освещает губернаторские выборы в Красноярском крае. Это не значит, что мне кто-то принес деньги и сказал – напиши про этого кандидата то, а про этого се. Но освещать главное событие в стране я обязан. Это интересно мне, интересно читателю. Какой же здесь цинизм? Или я вам заявил в микрофон: ребята валите сюда, напечатаю всякую ерунду? Этого я никогда не скажу. Для меня это серьезный проект, я не готов отдаться по дешевке.

– Вы сказали только то, что сказали. Тогда, на ваш взгляд, журналистика сегодня – это что?

– Вторая древнейшая.

– Вы как издатель это ответственно заявляете?

– Это шутка, шутка, шутка! Мне кажется, не может быть оценки журналистики в целом. Журналистика уже давно разделена – на теле-, радио-, печатную… И эти сферы тоже разделены. Определение журналистики как профессии? Журналисты – это люди, освещающие события. Журналистика в целом – это очень серьезная сила, способная влиять на сознание. Я ничего нового в этой части не скажу. Очень бы хотелось, чтобы моя шутка о второй древнейшей осталась в прошлом.

Хотелось бы, чтобы журналисты все-таки в первую очередь отражали запросы общества. Я хочу жить в сильной стране, которую я уважаю. И это мой посыл обществу. И если общество будет думать также, то мы будем жить в нормальной стране. Я очень люблю свою страну, в которой живу. Я очень хочу, чтобы моим детям здесь жилось комфортно. Если журналистика своей профессиональной задачей будет ставить то же самое, а не ругать, не давать какие-то жареные факты, не вываливать говно ради коммерческого позиционирования, то это будет адекватная журналистика –та, какой я ее себе представляю.


– Последний вопрос. Вы себя олигархом назвать можете?

– Нет, только если очень light. В свое время Владимир Яковлев придумал словосочетание «новый русский». Думаю, он задумывал его как позитивное понятие. Но в результате слово превратилось в нарицательное и ушло в фольклор – малиновый пиджак, радиотелефон, джип. И со словом «олигарх» произошла та же история. Сегодня олигархами начинают называть всех людей, имеющих более или менее стабильный достаток на уровне намного выше среднего. Олигархизм у нас в стране есть. Но он не подразумевает наличие очень большого количества этих особей. Я не имею отношения к этим двум десяткам.


– Хочется?

– Я достаточно сообразителен, чтобы не стремиться туда.

10 СЕНТЯБРЯ 19:02




Версия
для печати


Обсудить
в форуме


Обсудить
в чате


Прочитать
позднее


Отправить
по почте















    РЕКЛАМА



ПЕРВАЯ | НОВОСТИ | ПОЛИТИКА | БИЗНЕС | ФИНАНСЫ | ОБЩЕСТВО
 
КОММЕНТАРИИ | КУЛЬТУРА | АФИША | НАУКА | СПОРТ | АВТО
 
ВЫБОРЫ-07 | ПОЛОНИЙ | ЭКСТРИМ | ТЕХЗОНА | ЖИЛПЛОЩАДЬ | ОТДЫХ | ДЕНЬГИ | ОБРАЗОВАНИЕ | СТИЛЬ | ФУТБОЛ РОССИИ | EURO 2008 | СОЧИ'14
 

Rambler's Top 100 SpyLog Top List Counter

© «Газета.Ru» «Gazeta.Ru» (1999-2006).
Адрес редакции: 117152, Москва, Загородное шоссе, д. 5, стр. 2а.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.
Страницы «Техзона», «Жилплощадь», «Отдых», «Матпомощь», «Образование», «Стиль», «Экстрим» являются рекламно-коммерческими приложениями к «Газете.Ru»

Обратная связь    Реклама в «Газете.Ru»


В России отменят налог на фантазию


Атака на саудовскую нефть: что угрожает России


Логистическая платформа избавит от зависимости


Схожесть отечественного ПО с иностранными аналогами грозит государству убытками


Как в Казани провели самый масштабный чемпионат мира WorldSkills Kazan 2019


«Витрина ТВ» намерена стать единым сервисом для трансляции ТВ-каналов в интернете


Пошлют по адресу: что спасет «Почту России»


От Надыма до Ноябрьска: невероятное приключение губернатора


Мастера на все руки: кто покорит Казань


5 мифов о рефинансировании автокредита


Сейчас в Газете.Ru


ПЕРВАЯ ПОЛОСА

подробнее

Самуцевич не привлекли к экстремизму


В «Ростелеком» пришли за молоком


ФБР рассекретило дочку Сталина


Два удара в сердце


КОММЕНТАРИИ

подробнее

Зурабов узел пенсионной системы


Вздрогнули после первой


Критическая масса экстремизма


Букашки без бумажки


Старость строгого режима


ПОЛИТИКА

подробнее

ФБР рассекретило дочку Сталина


ХАМАС уперся в столп


Безобразия в кабинете Медведева


«Израиль играет с огнем. Это будет большое кровопролитие»


БИЗНЕС

подробнее

Дерипаска не может подойти к «Русснефти»


На фронтах войны форматов


Microsoft сыграет, недорого возьмет


У ТНК-ВР украли буквы


Вексельберг купил швейцарские насосы


ФИНАНСЫ

подробнее

Франция теряет конкуренто­способность


«Двадцатка» бросит тень на $67 триллионов


Клуб четверых


Рынки отошли от обрыва


ОБЩЕСТВО

подробнее

Самуцевич не привлекли к экстремизму


Два удара в сердце


У Ройзмана изъяли видеоархив


«Все предатели будут наказаны»


Глеб Черкасов

Глеб Черкасов

Попытка остаться

В 1962 году Аркадий и Борис Стругацкие написали «Попытку к бегству». Теперь бы это

ПАРК КУЛЬТУРЫ

подробнее

Страна в порядке – спасибо зарядке


Я песню спел – она не прозвучала


Очень приятно, вампир


Бодрийяр в Жрачколенде


НАУКА

подробнее

Мозг считает секундами


Шимпанзе тоже плачут


Мэйдзи – хлопок одной ладонью


Говорящих с призраками просветили томографом


СПОРТ

подробнее

«Эмери идет вразрез с традициями «Спартака»


Соккер на Кубани


«Выход Аршавина получился ярким»


Навстречу испанцам


АВТОМОБИЛИ

подробнее

Европа откатилась на 17 лет


Надежность измерили в долларах


Снесла людей на остановке


Все дороги ведут в Питер



    РЕКЛАМА

ПОИСК
 




РАСШИРЕННЫЙ ПОИСК



АРХИВ



ЭКСПОРТ НОВОСТЕЙ



ПОДПИСКА НА ГАЗЕТУ.RU



СДЕЛАТЬ ДОМАШНЕЙ СТРАНИЦЕЙ





[an error occurred while processing this directive]