Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Что бог послал

Велимир Мойст 09.09.2002, 14:45
Иллюстрация: Вадим Фишкин

«Крокин-галерея» вместе с «TV-галереей» занялись «Архивацией современности».

Выставки этого цикла на протяжении сезона должны заново знакомить с живописным наследием некоторых деятелей актуального искусства – Франциско Инфанте, Семена Файбисовича, Германа Виноградова, Дмитрия Цветкова и др. Не у каждого из ветеранов contemporary art заподозришь традиционные художественные корни, а ведь было такое дело, мазали красками по холсту. Одни на полном профессиональном серьезе, другие — в рамках глумления, третьи — еще почему-либо. Теперь все это признается историческим этапом и преподносится в качестве источника последующих достижений.

Первым в очереди на прижизненную консервацию оказался бывший участник группы «Чемпионы мира», а ныне гражданин мира Вадим Фишкин. Следов его деятельности времен коммуны художников в Фурмановом переулке отыскалось немного, большая часть выставки – на слайдах.

Впрочем, сегодняшние фишкинские занятия заархивировать было бы еще сложнее: бессильна даже видеодокументация, если речь идет о телефонных беседах со зрителями или о цветоустановке, пульсирующей на протяжении месяца в такт биению сердца художника.

Живописные опусы конца 80-х – начала 90-х такое развитие творческих наклонностей в общем-то предполагают. Взять хотя бы серию «Разрезы». Исследуется соответствие формы содержанию: внутри одного предмета обнаруживается другой, связанный с первым с подчеркнутой шизоидностью. В недрах перчатки кроется вилка, внутри верблюда – чайник и т.д. Модель построений простенькая, исполнение и того проще, главное – абсурдистский принцип. Элементарна и схема создания серии «Рамы»: фотографическое изображение наклеивается на холст, после чего акрилом выписывается обрамление, и вот уже готовы «Зубы Дракулы» или «Ухо Ноосферато».

Понятно, что Фишкину совершенно неинтересны эстетические категории сами по себе, а вот зачатки интерактивности налицо. В самый раз спросить зрителя, что он об этом думает, и такой проект с расспросами действительно был реализован в середине 90-х. Деятельность Фишкина вполне перекликается с опытами медгерменевтов, но последнее десятилетие художник провел преимущественно в Любляне (Словения), так что его творчеству следует подыскивать интернациональные аналогии.

Другие намеченные «жертвы» «Архивации» обитают под боком и способны лично посодействовать дальнейшему успеху выставочного сериала. Возможно, со временем дело как-то раскочегарится, пока же результат мало соответствует грандиозности замаха. В конце концов, речь идет о совсем недавнем прошлом, и отговорки насчет распыленности, малоизученности и периферийности «архивов» не срабатывают. Ничто не мешает собрать, изучить и направить в нужное русло. Обычный случай: похвалить себя за придумку, расписать ее перспективы, а дальше уж как получится. Сюжет с Фишкиным драматургически не выстроен и среднестатистическому зрителю наверняка покажется скучным. Любовь к художнику внушить трудно, это из области душевных секретов, а вот заинтриговать его творчеством можно вполне. Или хотя бы придать экспозиции видимость архивной полноты. Иначе вслед за наукообразным заголовком придется ставить эпиграф «Что бог послал».

Выставка открыта до 20-х чисел сентября по адресу: ул. Б. Якиманка, д. 6 стр. 1.