ПЕРВАЯ | НОВОСТИ | ПОЛИТИКА | БИЗНЕС | ФИНАНСЫ | ОБЩЕСТВО | КОММЕНТАРИИ | КУЛЬТУРА | АФИША | НАУКА | СПОРТ | АВТО
ВЫБОРЫ-07 | ПОЛОНИЙ | МАНЬЯК | ЭКСТРИМ | ТЕХЗОНА | ЖИЛПЛОЩАДЬ | ОТДЫХ | ДЕНЬГИ | ОБРАЗОВАНИЕ | СТИЛЬ | ФУТБОЛ РОССИИ | КУБОК УЕФА | СОЧИ'14 | ЛИГА ЧЕМПИОНОВ





В садах Запада пробил час закрытия








Текст: Елена Дьякова  



В книжной серии «Иллюминатор» впервые на русском вышел роман Тома Вулфа «Костры амбиций» (1987). Пророчество о грядущем закате Запада прописано с добротностью «Будденброков». Жанр почти тот же: остросоциальный реалистический роман о «крупной буржуазии» конца 1980-х.

Это семейная сага. А также судебная, экономическая и этнографическая. Проницательный многоопытный автор ставит диагнозы городу Нью-Йорку, пальпируя «Большое Яблоко» в разных областях – от Парк-авеню до Бронкса. Вывод неутешительный: изнутри яблоко изъедено червями. Лучше бы диагнозу оказаться ошибочным. Но вот, например, кризис «виртуальной» экономики ценных бумаг в «Кострах амбиций» был предсказан...
Том Вулф, одна из ведущих фигур американской школы «нового журнализма» 1960–1970-х, известен в России прежде всего романом «Электропрохладительный кислотный тест» (1968). Абсолютно документальная проза этой ранней книги пылала именами ее героев: Аллен Гинзберг, Джерри Гарсия со своей группой «Благодарный мертвец», Джек Керуак, Тимоти Лири и Ричард Алперт, «Битлз» и Хантер С. Томпсон. Двигателем сюжета, первым среди равных был Кен Кизи, с его романом «Пролетая над гнездом кукушки», с его психоделическими экспериментами над ближними и над собой.
Документальный роман молодого Вулфа сверкал всеми красками Калифорнии и неоном ночных хайвеев, звенел бубенчиками и бисером «детей цветов», отбрасывал в сознание резкие черные тени мексиканских бродяг, голосующих на обочинах. Этот новый журнализм не уступал в изобразительности великолепно «отвязанной» прозе Тома Пинчона тех же лет (например, роману «V» с похожими, пусть и вымышленными, персонажами, населяющими карнавальный Гринич-Вилледж).
Поздняя художественная проза Вулфа выглядит документальной в той же мере, в какой ранняя документальная казалась художественной.
Герой, Шерман МакКой – белый, англосакс, протестант. Выпускник Йеля, сын, внук, пра-правнук выпускников Йеля. Респектабельный сорокалетний муж респектабельной сорокалетней жены, «безукоризненно заморенной диетой и гимнастикой». Специалист номер один по операциям с ценными бумагами почтенной уолл-стритовской фирмы «Пирс и Пирс». У него рыжеватые волосы, идеальная осанка и твердый подбородок. Все это наследие предков-первопроходцев. (Еще отец Шермана, старый лев Высокой Нью-Йоркской Юриспруденции, за сорок лет беспорочной практики никому не дал повода усомниться в твердости Фамильного Шотландского Подбородка).
МакКоя-младшего губит один неверный поворот руля: тайно встретив тайную подружку в аэропорту Кеннеди, он по ошибке въезжает в потоке вечернего трафика в Бронкс, где на мили тянутся трущобы, свалки, гаражи, мусорные баки, китайские закусочные, брошенные обветшавшие многоэтажки. Темнокожие юнцы с цепями маячат в тусклом свете фонарей. И ни одна дорога не ведет в Манхэттен.
Случайно спортивный «мерседес» финансиста попадает из «своего» Нью-Йорка в джунгли чужого. Случайно темнокожий школьник из семьи, героически благополучной для этого квартала, останавливается поглазеть, как будут ловить на дороге белых лохов с грудой багажа. Случайно лимузин респектабельной парочки, впавшей в слепую панику, задевает подростка. Дальше случайностей нет. Мальчик обречен стать жертвой социальных завоеваний бесплатной медицины. МакКой сгорит синим пламенем в кострах чужих амбиций, ибо на нижних ступенях социальной лестницы Нью-Йорка толпятся тысячи людей, для которых эта трагедия – повод к энергичным действиям, средство самоутверждения, двигатель карьеры.
Том Вулф, умный и жесткий прозаик-публицист, показывает без особого пафоса, какие взрывоопасные пары страха, тщеславия, комплексов, ярости и ненависти копятся над автострадами, газонами и пустырями Нью-Йорка конца ХХ века. Призрачна экономика акций, которой истово служит Шерман МакКой, с ее бешеными дивидендами и потерями, которые определяются лишь игрой курса (в конечном счете – игрой страхов, надежд и алчности). Призрачна профессиональная репутация жены МакКоя, дизайнера по интерьерам (и многое множество таких же репутаций, созданных игрой респектабельного пиара гламурных журналов). Призрачна твердость фамильного подбородка: потомство WASPов, создавших промышленность Америки, утратило бойцовские качества отцов. Призрачно гражданское негодование публициста-«разгребателя грязи», который придал истории масштаб национального скандала и заработал на ней лавры всеамериканского борца за справедливость. Призрачна идея сотрудничества сословий и даже сословная солидарность обитателей Манхэттена.
«Тупицы! Скоты! Дураки скудоумные! ...Не понимаете? Думаете, этот город по-прежнему ваш? Разуйте глаза! Величайший город ХХ века! Никакими деньгами вам не удержать его в своих руках», – это монолог эпизодического героя. Но нервный узел всей книги именно здесь. Эпизодический герой, мэр Нью-Йорка, заплеванный и забросанный банками майонеза на митинге в Гарлеме, – лицо вполне реальное. Вся сцена обструкции удивительно напоминает русские тексты прошлого века, какие-нибудь рассказы Шмелева или Чирикова о солдатских самосудах времен Гражданской войны.
Но Вулф, конечно, не подражает ни Шмелеву, ни Чирикову. И самые сильные сцены его романа наверняка выросли из его же собственных репортажей. Из «нового журнализма» образца 1980-х. Из того, что политкорректность не позволит сказать без флера «художественной прозы».
По Тому Вулфу, в современном Нью-Йорке всего реальней это. И еще твердость духа судьи Ковитского, потомка восточноевропейских иммигрантов, который мужественно противостоит самоуправству толпы, карнавалу злобы, одичанию и диктату наркодилеров во вверенном ему округе. Других сил в раскладе романа нет.



Под возделанной и ухоженной почвой США клубится, если верить автору, какой-то свой «этнический» Семнадцатый год



Со своим кругом слепоты, со своей обреченностью и ограниченностью благодушных, с дурной закономерностью ошибок власти и общества. Со своей огромной социальной лестницей крайних – тех, кто четко понимает, что окажется врагом и жертвой бунтующих юнцов с цепями завтра, но сегодня бездействует в страхе. Или подливает масла в костер, не в силах противостоять искушению искупить свои малые социальные обиды. И вся эта партизанская цепочка «англосаксов, но безденежных», «белых, но не англосаксов», «работающих черных» и пр. – жестко прописана Вулфом.
Глупо было бы судить о правоте и прозорливости или, напротив, о консервативном безумии автора романа, нью-йоркских «Бесов–1987». Глупо сравнивать текст Вулфа с книгой французского философа Э.М.Чорана «Разлад. О беге времени на его краю» (1979), в которой очень похожие диагнозы поставлены Парижу, а эпиграф из современной английской поэзии гласит «В садах Запада пробил час закрытия» (см. «Иностранная литература». 2001. №1). И вовсе некорректно сопоставлять «Костры амбиций» со свежей газетной заметкой о том, что в английских городах появляются «кварталы, свободные от белых», а среди нарушителей конвенции есть раненые.
Мы, обитатели г. Москвы, не располагаем полнотой информации. Мы хотя бы от этих тектонических толчков истории находимся в стороне. Но давно не выходил в свет столь жесткий и умный роман, заставляющий думать о хрупкости всего и вся, об уязвимости любой цитадели. О том, что единственная защита от социальных катаклизмов – сотрудничество. И единственная ценность, неистребимая катаклизмами, – личная сила духа.


07 МАЯ 13:33





    РАНЕЕ НА ЭТУ ТЕМУ



01 АВГУСТА

Любовь Генри Миллера

Еще одна книга классика эпатажной прозы вышла по-русски. **Генри Миллер, Колосс Марусский. Пер. с англ. Т.Матц - М.: Арт-Флекс, 2001. - 254 С. :
подробнее



30 ИЮЛЯ

Кислота спасет мир
На прилавках появилось сразу две книги знаменитого американского психолога,...

подробнее

25 ИЮЛЯ

Набоков в Зазеркалье
Владимир Набоков. Со дна коробки. Рассказы. Перевод с английского Дмитрия Чекалова....

подробнее

24 ИЮЛЯ

«День» да «Ночь» – жизнь прочь
Вышел в свет двухтомник Татьяны Толстой – книга рассказов и книга публицистики....

подробнее




21 ИЮЛЯ

Шерлок Холмс – взгляд изнутри

Впервые на русском языке вышли в свет мемуары Артура Конан Дойла. Шерлоку Холмсу и не снились невообразимые приключения, которые пережил его создатель.
Артур Конан Дойл, «Жизнь, полная...:

подробнее



13 ИЮЛЯ

Старое говно в новые мехи
Вслед за сборником «Пир» читатели получили от Владимира Сорокина еще один бестселлер....

подробнее

07 МАЯ

В садах Запада пробил час закрытия
В книжной серии «Иллюминатор» впервые на русском вышел роман Тома Вулфа «Костры...

подробнее

26 АПРЕЛЯ

Это мы, Господи!
Солженицынская литературная премия вручается в четвертый раз. Все ее лауреаты...

подробнее




13 АПРЕЛЯ

Бодрийяр в гостях у Микки-Мауса

В питерском издательстве «Владимир Даль» вышло, пожалуй, самое «олитературенное» произведение классика философии постмодерна. :
подробнее



26 ФЕВРАЛЯ

СССР как инфернальный Диснейленд
Михаил Герман. Сложное прошедшее (Passe compose). -- Санкт-Петербург: Искусство...

подробнее

12 ФЕВРАЛЯ

Экстремально своевременная книга
Свершилось. Главный начальник русского литературного постмодернизма наконец-то...

подробнее

02 ФЕВРАЛЯ

Хармс – это судьба
Владимир Глоцер. Марина Дурново. Мой муж Даниил Хармс. М.: Б.С.Г.-Пресс, 2000...

подробнее




25 ЯНВАРЯ

Без концепта нет рецепта

Владимир Сорокин, «Пир», «Ad Marginem», 2001. :
подробнее



24 ЯНВАРЯ

Мрожек про кривоножек
Славомир Мрожек. Мои возлюбленные кривоножки. Перевод Л.Цывьяна. СПб.: Амфора,...

подробнее

18 ЯНВАРЯ

Ужас через 60 лет
Павел Филонов. Дневники. СПб: Азбука, 2000.

подробнее

10 ЯНВАРЯ

Тайна «Черной книги»
Орхан Памук. Черная книга. Перевод с турецкого Веры Феоновой . СПб.: Амфора,...

подробнее




10 ЯНВАРЯ

Все в прошлом

Н.Н.Врангель, Старые усадьбы: Очерки истории русской дворянской культуры. -- СПб.: Журнал «Нева», ИТД «Летний сад», 2000. -- 320 с. :
подробнее




    РЕКЛАМА





Версия
для печати


Обсудить
в форуме


Обсудить
в чате


Прочитать
позднее


Отправить
по почте















ПЕРВАЯ | НОВОСТИ | ПОЛИТИКА | БИЗНЕС | ФИНАНСЫ | ОБЩЕСТВО
 
КОММЕНТАРИИ | КУЛЬТУРА | АФИША | НАУКА | СПОРТ | АВТО
 
ВЫБОРЫ-07 | ПОЛОНИЙ | ЭКСТРИМ | ТЕХЗОНА | ЖИЛПЛОЩАДЬ | ОТДЫХ | ДЕНЬГИ | ОБРАЗОВАНИЕ | СТИЛЬ | ФУТБОЛ РОССИИ | EURO 2008 | СОЧИ'14
 

Rambler's Top 100 SpyLog Top List Counter

© «Газета.Ru» «Gazeta.Ru» (1999-2006).
Адрес редакции: 117152, Москва, Загородное шоссе, д. 5, стр. 2а.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.
Страницы «Техзона», «Жилплощадь», «Отдых», «Матпомощь», «Образование», «Стиль», «Экстрим» являются рекламно-коммерческими приложениями к «Газете.Ru»

Обратная связь    Реклама в «Газете.Ru»

Пульс дороги: как НЛО мешают автомобилистам


«Вольное дело» Дерипаски


Как блокчейн изменит будущее


Почему государство поддерживает автопром


Месяц до санкций: что ждет россиян


Нефть рухнула: что будет с рублем


Зачем ГАЗу "пока-йоке"


"Родовые травмы" банковской системы: сколько еще отзовут лицензий


Погода в доме: как утеплиться безопасно


Выплаты, льготы и учеба для предпенсионеров


  ПОЛИТИКА
 
 
 В Ингушетию введены войска
 Подводный охотник на женщин
 Политисключенные
 Президент пожертвовал братом
 
  БИЗНЕС
 
 
 Дерипаска не может подойти к «Русснефти»
 На фронтах войны форматов
 Microsoft сыграет, недорого возьмет
 У ТНК-ВР украли буквы
 
  ФИНАНСЫ
 
 
 Не успел потратить – в тюрьму
 Стабильные рынки уронили доллар
 Сгоревшие вклады сгорели совсем
 Мировой нанофинансовый центр
 
  ОБЩЕСТВО
 
 
 Пичугин ушел на пожизненное
 Эстония повторила фашистскую диверсию
 Бытовая драка с высоким начальством
 Смертельная вакцина парализовала Британию
 
  КОММЕНТАРИИ
 
 
 Пыль модернизации
 Фильтр для кремлевского «базара»
 Расстрел репутации
 Таджик с метлой, румын с лопатой
 
  ПАРК КУЛЬТУРЫ


 Маленький злой человек
 Архипелаг невезения
 Голландцы вернули картины Геринга
 Тайная жизнь писателей

  СПОРТ
 
 
 
 
 
 
 
  АВТОМОБИЛИ
 
 
 Испанская "Панда"
 Якиманские задворки
 Новая буква для BMW
 Рокада огородами
 

    РЕКЛАМА