Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Пираты на рынке: вред или польза

Когда-то бы программистом 21.12.2007, 19:13

Запарили уже повторять «пиратство = воровство». С точки зрения законодательства – это совершенно разные вещи. С точки зрения «бытовой» - это еще более разные вещи. При краже у кого-то что-то пропадает, а у другого появляется. Причем, как правило, ровно столько же, разве что вор часть по дороге потерял.

Мы публикуем отклик нашего читателя, пришедший на «личный опыт» «Пираты разорили нашу IT-компанию» - ред.

Когда пират тиражирует очередной фильмец, владелец прав на этот фильмец часто и не догадывается, что у него чего-то «сперли». Он может заметить уменьшение прибыли – это да. А может и не заметить. Представьте, звоню я в милицию и говорю: «обокрали меня, кажется. Вроде в квартиру залезли, но чего и сколько украли – не знаю». Что-то мне подсказывает, что дело по факту кражи не заведут, разве что по факту незаконного проникновения.

Как влияет появление пиратской копии на легальные продажи, никто и никогда не исследовал. Точнее, исследований полно, но только по одной бредовой методике. Вот такой:

известно, что фирма Б продала 10 тыс. копий своего, скажем, программного продукта по 1000 руб. за штуку, а пираты продали тем временем 30 тыс. пиратских копий по 30 руб. оптом, которые потом в рознице были проданы по 80 руб. Что там почем пираты продавали – нам, оказывается, не интересно, считаем, что, если пирата посадить в тюрьму, то все 40 тыс. покупателей (10+30) кинутся в фирму Б и выложат по 1000 руб. за копию, т.е. убытки фирмы – 30 млн. руб (30 000 копий * 1000 руб.). Хотя через потные пиратские ручки прошло лишь 900 тыс. руб. (30 000 копий * 30 руб.). Ну или, если хочется цифирь повнушительней, то 2,4 млн. руб. (30 000 копий * 80 руб.).

Те, кто с логикой дружит, плюнут слюной на эту методику как на совершенно бредовую. Ну а многие дружат, что ли?

И поэтому искренне верят, что на рынке прокрутилось 2,4 млн. руб., и это нанесло убыток в 30 млн.. Ну а почему нет? Нашли бы эти 30 000 гадов недостающие 27,6 млн., никуда б не делись. Думаете, нету у них, что ли? Что, многие просто так купили, для ознакомления? Исключительно потому, что демо-версии фирма Б не считает нужным делать? Врут! Хм, кто-то после ознакомления уже и лицензию купил? Не знаем такого, у нас методика умная, не путайте отчетность!

Я, конечно, понимаю, что реальный убыток фирмы Б может быть больше 900 тыс.. Он может даже составить те самые 30 млн., но только в одном, самом крайнем, диком и не реальным в жизни случае. А еще понимаю, что убытка может и совсем не быть, а как раз таки наоборот, прибыль. Пираты бесплатно (для фирмы Б) наштамповали кучу рекламных версий, сделали программу популярной. Множество людей, у которых не было 1000 руб. на легальную копию, перекантовались на пиратской до лучших времен, привыкли к продукции фирмы Б. А потом, разбогатев, вошли в число тех 10 000 легальных пользователей.

Никто, кстати, не пробовал сложить те многомиллионные убытки, которые якобы терпят производители софта/аудио/видео? У меня энтузиазма не хватило, но так, на глазок, чуть не вся мировая денежная массы должна быть уже в Голливуде / Мелкософте / итакдалее.

Итак, никто толком не знает, как влияют пираты на успех легалов. А вот не «толком», на уровне интуиции, производители софта кое-что знают.

Когда продукт пробивает себе дорогу на рынок – пусть пиратят как можно больше. Когда продукт твой занял монопольное положение, пиратов надо прижимать пожестче, пусть клиент башляет.

Это крайние точки, а между ними – промежуточные. Например, на шароварном рынке, где монополистом стать не особо надеются, лучшей защитой не считают совершенно непробиваемую.

Нет, пусть взломают, на пиратских серваках разместят: вот вам крякнутая версия. Бесплатная реклама. Но защита должна быть, чтоб было что крякнуть.

А что не купят, будут на пиратке сидеть – это вряд ли. Понравится продукт – купят, чтоб последнюю версию иметь и за глюки не переживать, откуда они – от автора или от взломщика.

Правда, заметьте, на этапе входа на рынок к пиратам следует благосклонно относиться не всегда. А только в том случае, если собрались на рынок надолго.

Тогда все со временем отобьется, вернется сторицей недобранное вначале. А если пришли срубить-поделить-свалить – тогда, конечно, пираты не нужны совсем.

Так что утверждение о безусловном вреде пиратов для производителей – лукавство. Просто так принято на рынке.

Не заявит же Мелкософт: «пока у вас, в России, денег не было, мы не против были, чтоб вы на пиратке сидели. А то как затребовали б мы в 95-м по 70 баксов за винду – вы б еще, чего доброго, на Линукс пересели бы. А сейчас мы знаем, что бабок вы из скважин накачали, ну дык давайте их сюда. К винде то привыкли, голубчики, на Линукс уже не дернетесь».

И еще, очень мне обидно читать про национальную склонность русских к воровству.

Во-первых, пиратство – это не воровство! Это тоже правонарушение, но другое! Во-вторых, нет у нас никакой национальной особенности в этом деле. Пиринговые сети, например, не у нас придумали. Просто в тех же США человек, недовольный ценой или еще чем-то в продукте, идет в суд. Мелкософт из судов вообще не вылазит, они на юристов, наверно, больше тратят, чем на программистов. Вот здесь у нас национальная особенность есть – судам не верим. Выкручиваемся своими силами.

Сам я, кстати, считаю, что пиратство – безусловное зло. Примерно как тараканы в квартире. Только ведь если в квартире чистота, и у соседей тараканов нет, – не заведутся они. Коли тараканов травить и объедки по полу разбрасывать – фиг победишь их. Так и с пиратами: когда пользователи всем довольны, пиратам на рынке места нет. А раз уж завелись пираты, да еще в таких количествах, значит, не только травить надо, а еще и объедки с ковра собрать.

Ведь что пираты делают, какие «ниши» занимают? Демо-версии делают – это раз. Обслуживают более бедных клиентов, которые легалам неинтересны – это два.

Собственно, все. Захотят легалы эти ниши занять – и не останется места пиратам, сдохнут с голодухи, особенно если еще и дихлофосом травануть вовремя.