30 июля 2016

 $65.87€73.64

18+

«Настоящий врач никогда не захочет пойти в начальники»

Онлайн-интервью с заместителем мэра Москвы по вопросам социального развития Леонидом Печатниковым

Фотография: Кирилл Лебедев/«Газета.Ru»

В редакции «Газеты.Ru» состоялось онлайн-интервью с заместителем мэра Москвы по вопросам социального развития. Леонид Печатников рассказал о состоянии московского здравоохранения и больницах, о проблемах онкобольных и закупках импортного медоборудования на фоне санкций, о безопасности в школах и проверках после стрельбы в Отрадном, а также о многом другом.

Добрый день. В студии «Газеты.Ru» Леонид Михайлович Печатников, вице-мэр Москвы, отвечающий за социальные вопросы. Мы начнем с вопросов, поступивших от читателей. Многие касаются детских садов. Прежде всего обращаются люди, которые проживают по временной регистрации в Москве. Они пишут о том, что стоят в очереди в детский сад с ребенком по два с лишним года и не могут нормально работать, потому что им все время говорят: «Мест нет, дети с временной регистрацией подождут». И получается, что эти дети скоро пойдут в школу, а мест для них в детских садах так и не появилось. Проблема обсуждается последние два-три года на всех уровнях, в том числе на федеральном. Из вопросов читателей следует, что обещаний много, а результатов пока мало. Так ли это? // Газета.Ru

Начнем давайте с того, сколько времени родители и дети стоят в очереди. Обычно родители ставят своих детей в очередь сразу после их рождения. Буквально как только ребенок родился, из роддома, образно говоря, бегут не в ЗАГС ставить своего ребенка в электронную очередь в детский сад. Связано ли это с дефицитом мест в детских садах? Конечно, связано. Почему это происходит? Я начал свою деятельность на этом поприще два года тому назад. Но уже до этого понимал, со слов Ольги Юрьевны Голодец, которую заменил на этом посту, что ситуация в 2010 году была просто катастрофической. В детские сады стояли огромные очереди — до 100 тыс. человек. Детских садов было чрезвычайно мало. В период 90-х годов была демографическая яма, очень многие детские сады пустовали. Их передавали, продавали, они уходили в собственность коммерческим структурам. Тогда казалось, что так много детских садов не нужно. Затем произошел серьезный демографический подъем, и надо было срочно ликвидировать эту очередь в детские сады. Теперь посмотрим на структуру очереди. 75% детей, стоявших в очереди, — это дети от трех до семи лет. Кстати, сегодня у нас в очереди в этом возрасте — 340 детей в «новой Москве», в основном в Щербинке.

Чтобы ликвидировать ту огромную очередь, были построены десятки, а может быть, и сотни новых детских садов. Сейчас у нас остаются проблемы с детьми до трех лет. То, что раньше называлось яслями, уже давно так не называется. В новом законе «Об образовании» яслей уже нет. Есть вот эта категория детишек, которую, безусловно, надо пристраивать в дошкольные образовательные учреждения. И уже с сентября нынешнего года мы решим проблему с детьми с двух с половиной лет. То есть уже не будет проблемой записать в детские сады детей с двух с половиной лет. Надеюсь, что еще в ближайшие год-полтора нам удастся полностью снять проблему очереди детей от двух месяцев. Я, правда, не представляю себе мать, которая в два месяца отдаст ребенка в детский сад. Но тем не менее думаю, что может стать актуальной запись детей уже с года, особенно с полутора до трех лет.

А что можно сказать о проблеме с временной пропиской родителей? // Газета.Ru

Теперь расскажу об этом. Мы решаем вопрос с приоритетами. Когда нет Старика Хоттабыча, который мог бы вырвать волос из бороды и построить эти детские сады в один момент, определяются приоритеты. Нашим приоритетом является удовлетворение потребностей москвичей. Люди с временной пропиской — жители Российской Федерации, россияне, но с временной пропиской в Москве, — во вторую очередь. Ну и, наконец, есть третья очередь — это нероссияне, мигранты, которые тоже приезжают сюда часто с детьми и которые тоже претендуют на места в детских садах. Пусть они нас извинят, но с ними мы будем решать эти проблемы уже в третью очередь. В каждом деле есть какая-то очередность.

Леонид Михайлович, может быть, это некорректное сравнение, но тем не менее. Путем, очевидно, какой-то либерализации решили вопрос с аптеками — теперь они на каждом углу. Решили вопрос с кафе, ресторанами — теперь они тоже на каждом углу, и это в том числе способствовало доступности цен. А нельзя ли пойти по этому пути и в части детских садов? А именно: либерализация, маленькие частные сады? Их осилят многие за небольшую плату. // Газета.Ru

Не только можно. Мы считаем, что это нужно. И всячески поощряем создание частных детских садов. Им предоставляются площади в аренду практически бесплатно. Более того, мы даем субсидии частникам. Столько, сколько мы тратим на ребенка в детском саду, мы готовы отдавать им, чтобы они организовывали эти детские сады.

«Газета.Ru»: Но что-то их пока не видно.

— Нет-нет, их видно, они организовываются. Но только спрос настолько велик, что люди гонятся за прибылью. Это понятно: если есть дефицит и спрос опережает предложение, то люди назначают цены, которые многим просто не по карману. Но частные детские сады у нас активно развиваются. Мы также развиваем систему детских садов с неполным временем пребывания, то есть не в течение суток, а в течение трех-шести часов. Тем не менее пока спрос опережает предложение: прежде всего спрос на места для детей от полутора до трех лет, который мы должны удовлетворить в ближайшие год-полтора, спрос на места от немосквичей с временной регистрацией и от мигрантов, конечно, — это тоже наша головная боль.

А откуда вы берете воспитателей? Если был демографический провал по детям, то, очевидно, возник и демографический провал по воспитателям? // Газета.Ru

По взрослым демографического провала не возникло. Потому что многие... нет, сказать «многие» не могу, потому что не все за это берутся. Но сегодня женщины в 55 лет, которые оформляют себе пенсию, еще полны сил, энергии и посещают косметолога, часто с удовольствием берут на себя функции воспитателя и работают в частном детском саду. Они проходят соответствующий образовательный курс, это обязательно. Сдают определенные тесты.

Кстати, у нас есть инвестпрограммы, которые начинались при прошлом московском правительстве. Очень многие инвесторы брали на себя социальное обязательство вместе с жилым кварталом сдавать поликлиники, школы и детские сады. К сожалению, не всегда они это делают, но иногда получается. Некоторые из инвесторов, сдавая детский сад, говорят: а может быть, мы не будем его передавать в бюджет, а сами возьмем на себя и расходы по его эксплуатации и сделаем, по сути, частный сад? Мы говорим: хорошо, пожалуйста. Иногда жители с этим не согласны. Потому что стоимость пребывания в таком детском саду, конечно, существенно выше, чем в государственном.

Совсем недавно была история в Царицыне. Там были сданы два таких сада. Инвестор захотел их эксплуатировать, мы ему предоставили такую возможность. Он сам оборудовал помещения, сделал замечательный детский сад. Но тем не менее плата в 15 тыс. руб. оказалась посильной не для всех. И сейчас мы берем эти детские сады на свой бюджет, будем предоставлять услугу как государственную, то есть за бюджетные деньги. Это все не так просто.

Иногда к нам приходят запросы: а вот мы хотим сделать частный детский сад, дайте нам преференции. Мы только счастливы, когда люди начинают этим заниматься! Но потом они понимают, что это не просто прийти и собрать деньги. Когда родители платят 15 тыс., они и требования предъявляют не на 2 тыс., а на 15 тыс. А то и на все 25 тыс. Это не просто собрать деньги, а потом запереть детей в комнате и ждать, пока за ними придут родители. Аббревиатура ГЧП (государственно-частное партнерство) — пока довольно пустая. Мы все никак не наполним ее содержанием. Но, надеюсь, когда-нибудь наполним.

Проблемы есть, но поверьте, по сравнению с тем, что было три года тому назад, это просто день и ночь — настолько несравнимые величины. Знаете, как у Льва Толстого: все семьи счастливы одинаково, а каждая несчастная семья несчастна по-своему. Так и здесь: люди, которые уже устроили своих детей в детские сады, они же не пишут нам хвалебных писем и не отправляют вам эти вопросы. А вопросы отправляют вам те, кто еще не смог устроить ребенка в детский сад. Прежде всего москвичи, у которых дети совсем маленькие, и люди с временной регистрацией, немосквичи.

Леонид Михайлович, второй большой блок вопросов, по которому мы получили огромное количество жалоб и замечаний, это больницы и поликлиники. Вот, в частности, вы уже снискали большую ненависть в Москве за попытки сократить больничные койки и время пребывания в больнице. Задается вопрос: проводились ли расчеты? Сколько коек нужно, в принципе, в Москве? Сколько амбулаторных центров? И если такие расчеты проводились, то кем? Какова была логика сокращений? // Газета.Ru

Говоря о расчетах в Москве, надо знать, с чего это начиналось. Когда начали внедрять принципы страховой медицины, то каждую болезнь просчитали по дням. Например, с воспалением легких человек должен находиться в больнице 21 день.

«Газета.Ru»: Да, вы приводили этот пример. Тогда как в Европе в стационаре лежат два-три дня.

— Я сейчас не говорю о Европе, я сейчас пока говорю только о нас. 21 день человек должен находиться в больнице. Если он провел в больнице меньше 21 дня, то больница не получала денег от страховой компании за лечение этого больного. Вот какая была логика.

«Газета.Ru»: Вообще не получала или за те дни, которые пациент не долечился?

— Она не получала вообще. Вот пока 21 день не пролежит — денег не получите. Но если это тяжелая пневмония, деструктивная пневмония с распадом, — поскольку это моя профессия на протяжении более чем 30 лет, я хорошо это знаю, — лежать надо не 21 день, а 45. Но и в этом случае больница получала деньги только за 21 день. На мой взгляд, здесь полное отсутствие логики. Среднее пребывание больного на койке с пневмонией в любой стране, и в России, и в Москве, в частных клиниках, где это умеют лечить, — два-три дня. Потом человека отправляют вместе с таблетками домой, и после он приходит на контрольный рентген.

Поэтому первая задача, которую мы решали, — попытались отцепить количество койко-дней от оплаты. Мы попытались и сделали, это было недешево. Мы сказали: ребята, как только вы считаете, что больной может быть выписан, вы берете на себя ответственность как врачи и выписываете его с этой пневмонией. Двух-трех дней нам пока не удалось добиться, но начали выписывать больных, во всяком случае, через неделю. Больнице идет оплата полностью не за дни, а за законченный случай, за вылечивание больного. Как только мы эти правила игры ввели, оказалось, что среднее пребывание больного на койке вообще по городу уменьшилось практически в два раза, оборот койки, естественно, значительно вырос, и тут же высвободились койки, которые оказались просто неэффективными. Они начали пустовать. А поскольку главному врачу чрезвычайно важно побольше заработать, то появилась следующая тенденция: теперь на освободившуюся койку кладут не только того, кто нуждается в лечении в больнице, но и того, кто вообще мог бы не ложиться, а то и здорового — для какого-нибудь обследования.

Но ведь бесплатной медицины не бывает, за нее всегда кто-то платит: государство или город. Когда после эксперимента стало ясно, сколько у нас неэффективных коек, то стало понятно и другое: почему в Сеуле на 10 млн населения 25 тыс. коек, в Израиле на 8 млн — 16 тыс. коек, а в Москве на 12,5 млн застрахованных граждан, московских, федеральных и ведомственных — 140 тыс. коек. Как видите, все посчитала сама жизнь.

Поэтому вопрос не стоит о том, что мы сокращаем. Мы просто понимаем, что у нас каких-то коек слишком много, а каких-то — недостаточно. Например, у нас недостаточно коек реабилитационных, паллиативной помощи. Вчера я проводил «круглый стол» о том, что нам нужно помогать и заниматься паллиативной помощью больным, которые в этом нуждаются. У нас не хватает коек по уходу. Что происходит? Молодая семья, у нее любимая бабушка. Но им же надо как-то поехать отдохнуть в Грецию, Турцию, Египет, теперь в Крым поедут, а бабушку с собой не заберешь. Какие есть варианты? Можно вызвать скорую помощь, сказать, что бабушке плохо, извините, немного стимулировать доктора. Бабушку отправить в больницу, а самим уехать в Крым или Сочи. После этого, даже если доктора понимают, что бабушку уже можно выписывать, ее некуда отправить: телефон молчит, квартира закрыта. А за это платит налогоплательщик!

Вот за удовольствие молодой или среднего возраста паре отдохнуть в Крыму, в Турции должны заплатить мы с вами. Потому что бабушка находится в больнице за наш с вами счет. Я не считаю это правильным, и в мире такого не существует. Если вы хотите поехать на отдых, пожалуйста, заплатите небольшие деньги, как если бы вы оплатили сиделку, отделению, где будет сестринский уход, где не обязательно нужны врачи, но где бабушку накормят, напоят, сменят постель и за ней будет наблюдать медперсонал.

А у нас есть прямо противоположный вопрос: «Работаю медсестрой на участке. В последнее время в несколько раз вырос объем работы на дому. Стариков не кладут в больницы. Анализы, уколы, ЭКГ — все делаем дома. Мы сами бегаем по квартирам». // Газета.Ru

И замечательно. Но при этом ваша медсестра не пишет, какая у нее теперь зарплата.

Про зарплату следующий вопрос: «Что такое средняя зарплата? Что такое обоснованная рассчитанная нагрузка на врача?» Та же медсестра, которая писала, что увеличилось количество работы на дому, сообшает, что получается колоссальная переработка, за которую ей не платят. // Газета.Ru

Не так давно я был в Москве на скорой помощи, на станции имени Пучкова. Разговариваю с фельдшером. Фельдшер скорой помощи — довольно нагрузочная работа, работает она сутки через трое. Но она фельдшер, человек со средним медицинским образованием. Я спросил, сколько она зарабатывает. Она говорит: «Мало». Я говорю: «Сколько?» — «63 тыс. на руки». Ну, наверное, хотелось бы больше. Но мне почему-то кажется, что для фельдшера, который сутки работает, трое дома, 63 тыс. — неплохая заработная плата. Я не могу сказать, какая зарплата конкретно у той медсестры, которая ухаживает дома за стариками, делает им уколы. Я считаю, это правильно — так живет мир. Но это должно достойно оплачиваться. Конечно, я оперирую средними цифрами. Я не могу оперировать другими. Это как «средняя температура по больнице». Тем не менее мы отслеживаем: если в среднюю зарплату врача какой-нибудь умный главный врач может засунуть свою собственную высокую зарплату и зарплату своих заместителей, как иногда они это делают....

«Газета.Ru»: Как это происходит технически?

— Очень просто. Мы требуем, чтобы средняя зарплата врача сегодня была около 70 тыс. Сейчас еще не 70 тыс., но к этому приближается. Вот у нас была одна больница, где главный врач сделал себе зарплату просто ангельскую — 70 с небольшим тысяч, вообще, скромняга. Потом выяснилось, что у него десять заместителей и у всех зарплата около 500 тыс. Ну ведь все понятно. Но при этом средняя зарплата по больнице оказывалась просто замечательной, никаких проблем. Если бы у нас не было, что называется, источников информации снизу, мы могли бы об этом и не узнать. Но вот зарплата медсестер — она не входит в цифру средней зарплаты врача. У нас сегодня средняя зарплата медсестер — около 49 тыс. Если фельдшер скорой помощи на руки получает 63 тыс., у медсестер средняя зарплата 49 тыс., много это или мало? Наверное, любой человек, который много работает, всегда считает, что он мало зарабатывает.

Нагрузка на медперсонал возрастает. Мы постепенно идем по пути всего цивилизованного мира, когда 70% проблем решаются в амбулаторном звене, а 30% — в стационаре. Легко ли попасть в больницу в Германии, Франции, Швейцарии? Очень непросто. Чтобы попасть туда в больницу, врач должен убедиться, что вы умираете. Они считают деньги. Это наши с вами деньги.

Там другая ситуация. Например, в США целая проблема с медицинскими страховками. Оплачиваться, например, могут расходы начиная с тысячи или с полутора тысяч долларов. А все, что до этой суммы, человек оплачивает сам, даже если он имеет прекрасную, замечательную страховку. А второй ужас, на который налетают абсолютно все, состоит в том, что вот человеку плохо, он вызывает «скорую» или сам едет туда, ему меряют давление, слушают сердце, в крайнем случае берут анализ крови, говорят, что он сейчас, сию секунду не помрет и может идти домой, а через неделю приходит счет на $3 тыс. // Газета.Ru

Хорошо, что вы это знаете. Поэтому в Америке и происходит вся катавасия вокруг этого. Обаме в первый срок не удалось реализовать реформу медстрахования, и, по-моему, во втором сроке тоже ничего пока не удается.

В США эта система как заколдованный круг. С другой стороны, мы знаем, что, например, в Европе система медстраховки гораздо более эффективна, как ни парадоксально. В той же Англии, насколько я помню, работники очень любят приезжать с детьми подросткового возраста. Они могут ставить брекеты детям на зубы совершенно бесплатно, тогда как эта услуга, в общем, дорого обходится везде. // Газета.Ru

А знаете, сколько нужно ждать, чтобы в Англии попасть на прием к кардиологу?

«Газета.Ru»: Нет, к счастью, не доводилось.

— Ну, слава Богу. До шести месяцев. А то и больше. Потому что в Англии развита система так называемого семейного врача. Мы как раз пытаемся сейчас наладить — это непростая история — работу врачей общей практики. Если у вас есть еще жалобы, то я заранее могу прогнозировать, о чем там будет говориться: не могу попасть к кардиологу, две недели надо стоять в очереди. А в Англии — шесть месяцев, а то и больше.

Совершенно верно. В одном из вопросов вас упрекают ровно за то, что вы по новой системе все завели на врачей общего профиля, именуемых у нас терапевтами. // Газета.Ru

В чем здесь проблема? Нам надо поменять собственное представление о медицине. Как говорил Михаил Афанасьевич Булгаков, разруха не в подъездах, разруха в головах. Ведь что происходит? Человек приходит в поликлинику и говорит: вы знаете, мне нужно к кардиологу, у меня болит сердце. И показывает, как правило, под левый сосок. Он искренне считает, что именно там находится сердце, и ему нужно к кардиологу. В 90% случаев, а то и больше, эта боль к сердцу не имеет никакого отношения. Сердце находится в самой серединке груди, и болит оно совсем иначе. Очень часто то, что мы принимаем за сердце, на самом деле, им не является, и никакой кардиолог не нужен. А реально человеку нужно просто сделать рентген позвоночника, выявить, что у него остеохондроз грудного отдела, а после этого назначить противовоспалительное лечение. Умный врач и без рентгена, по одним симптомам и по осмотру, поймет, что это такое.

Но вот посмотрите, что люди пишут. Ладно, им не нужно идти к кардиологу или к неврологу. Но в результате им нужно выходить в 6.30 утра, чтобы попасть на прием к терапевту. // Газета.Ru

Это правда. Правда в том, что сегодня не хватает терапевтов. Но когда мы обсуждали вопрос о сокращении коечного фонда в больницах, мы с вами не коснулись еще одного важного обстоятельства: в больницах не только профицит коек, но и профицит врачей. Так у нас сложилось, что никто не хотел никогда идти в поликлиники, все стремились в стационары. На 0,25, на 0,15, на 0,04 ставки — лишь бы быть при больнице. Можно людей за это обвинять? Нельзя. Потому что если люди стремились повысить свою квалификацию и быть профессионально, что называется, в мейнстриме, они хотели работать в стационаре. Но за последние три года ситуация изменилась. Сегодня поликлиника — это великолепно оснащенное медицинское учреждение. Чего там только нет.

«Газета.Ru»: Ой, наверное, сейчас наши читатели убьют вас за великолепно оснащенное...

— Ну, я не знаю, за что они меня будут убивать. Потому что сегодня в каждом амбулаторном объединении есть компьютерная, магнитно-резонансная томография, ультразвук, причем иногда даже экспертного класса, а не скрининговый. Мы это проверили: говорю об этом не на основании присланных отчетов, а на основании визитов в эти самые учреждения. И сегодня начался переток врачей из больниц в поликлиники. Многие из них поняли, что в поликлинике сегодня оснащенность ничуть не хуже, чем в стационаре.

Более того, мы развиваем систему дневных стационаров, когда в поликлинике открывается как бы больничное отделение, где человек просто не ночует. Там ему поставят капельницу, и он может провести там несколько часов. Для бюджета это гораздо меньшая нагрузка, чем пребывание пациента в больнице.

Хотелось бы задать вопрос по поводу кадров, которые работают в поликлинике на этом прекрасном оборудовании. // Газета.Ru

Совершенно неуместный сарказм в данном случае. На прекрасном оборудовании, о котором вы говорите с таким сарказмом.

«Газета.Ru»: А я вам пример приведу: прихожу к окулисту проверять зрение — я ношу контактные линзы, — и мне этому окулисту приходится объяснять, что на упаковке контактных линз вот такая-то цифра — это радиус кривизны линзы. Есть ряд примеров некоторого непрофессионализма.

— Скажите, а в вашей среде вы никогда не сталкивались с непрофессионализмом?

«Газета.Ru»: Я редко хожу по врачам. Но почему-то часто с этим сталкиваюсь.

— Я, видимо, чаще хожу по журналистам, чем вы по врачам. И должен вам сказать: в вашей среде, так же как и в среде строителей, инженеров, милиционеров, очень много, к сожалению, непрофессиональных или полупрофессиональных людей.

Что касается системы здравоохранения, эти люди в ближайшее, я надеюсь, время найдут место на бирже труда. Сегодня любому главному врачу, в силу изменения системы финансирования, невыгодно держать в своем штате врача, к которому не пойдут пациенты. Потому что изменилось очень многое. Теперь вы имеете право выбрать врача. У вас есть амбулаторное объединение. Оно состоит из головной поликлиники и ее филиалов. И вы имеете право выбрать любой филиал, независимо от того, где живете. Если вам не понравился тот, что возле дома, вы можете пойти в соседний округ или район. Вслед за вами пойдут деньги, которые выделяются на вас. Это немаленькие деньги, примерно 10–12 тыс. руб. в год. Уйдете вы от этого окулиста, уйдут еще пять человек — и первое, что сделает главный врач, скажет: а что это за окулист такой, к которому не ходят люди? И он выгонит его и будет искать другого, более квалифицированного.

На это есть другой вопрос от читателей: какой механизм предусмотрен для защиты самих врачей от волюнтаризма руководства? // Газета.Ru

Это и есть механизм: когда для главного врача будет основным критерием любовь к этому доктору со стороны пациента.

«Газета.Ru»: А вдруг он конкурента в нем усмотрит и, наоборот, постарается избавиться от такого врача?

— Конкурента для кого? Он же на главного врача не претендует, этот человек. Понимаете, настоящий врач, который любит свое дело, поверьте мне, никогда не захочет пойти в начальники. Это другая профессия. Либо ты хочешь лечить людей, либо ты хочешь заниматься совершенно другими вещами. Поэтому сегодня защитой от волюнтаризма может являться только одно: если это блестящий хирург, к которому идут пациенты, а за пациентами к нему идет финансирование. Извините за то, что я говорю такими приземленными вещами, но по-другому просто ничего не получается. Понимаете, как когда-то сказал Карл Маркс, а за ним Ленин: политика — концентрированное выражение экономики. Это так и есть. Как бы мы ни относились теперь к Марксу или Ленину.

«Газета.Ru»: А также к политике и экономике, которые мы имеем.

— Конечно. Поэтому главный врач будет терпеть любую, извините, сволочь по характеру на этом месте. Но если этот хирург, к которому очередь стоит, который приносит финансирование в больницу и позволяет своим трудом финансировать еще и других врачей, среди которых могут оказаться любимчики, но к которым пациенты не идут, а их же тоже надо содержать, то содержать их будет вот этот не очень приятный человек, зато профессионал. Именно это и есть критерий. Это и есть защита от волюнтаризма.

Очевидно, в скором времени у нас отпадет та проблема, о которой мы говорим. Потому что, очевидно, ни импортных лекарств скоро не будет, ни оборудования. Ведь мы же сейчас будем следовать свежим директивам о том, что все медицинское оборудование должно быть только российским. // Газета.Ru

Ну, подождите. Конечно, я знаю, о чем вы говорите. Во-первых, никаких директив пока нет. Есть некий проект постановления правительства, который не видел пока ни один из вице-премьеров, ответственных за это. Это я вам говорю, извините за тавтологию, ответственно. Потому что, когда я увидел этот проект постановления, я вначале решил, что это шутка. Правда, это было до первого апреля. Потом мне сказали, что да, действительно, Минпромторг готовит такое постановление правительства и поэтому перевели все в публичную плоскость, для того чтобы это все обсудили до того, как документ рассмотрит правительство. Для меня это было полным сюрпризом. И я вам абсолютно ответственно заявляю еще раз: пока это не постановление правительства, пока это даже не проект, в том виде, в каком его рассматривают в правительстве. Его не видели ни Ольга Юрьевна Голодец, ни Дворкович, его не видел и Игорь Иванович Шувалов. Я знаю об этом со слов Шувалова. Когда я прочитал эту новость, то в тот момент я был у него в кабинете. Я заявил, что в таком виде это абсолютно невозможно. И все с этим согласились.

Вопрос ведь в другом. Люди искренне хотят переместить производство и фармацевтических препаратов, и медицинской техники сюда, в Россию. Почему они могут собирать в России «Мерседесы» и не могут собирать компьютерные томографы?

«Газета.Ru»: И почему?

— Ну, почему так происходит? Они задумались об этом. Я считаю, что они должны были задуматься еще 20 лет тому назад.

Насколько мы понимаем, этот рынок сильно монополизирован и, извините, коррумпирован. Как и с медикаментами: кто-то на что-то наложил лапу, и все. // Газета.Ru

Никто ни на что пока лапу не накладывал. Сегодня есть возможность привлечь на этот рынок наиболее крупных, известных производителей медицинской техники. Начнем хотя бы с того, с чего начинали все: корейцы, китайцы, другие. С того, что называется отверточной сборкой. Когда Министерство промышленности и торговли мне говорит о том, что у нас уже есть некие аналоги того, что делается на Западе, это, конечно, пока смешно. Когда мне говорят, что мы, оказывается, уже производим компьютерные томографы, я отвечаю: даже не поеду смотреть, где мы их производим. Я бы хотел поехать посмотреть, где они используются. Пока ни одного адреса я не получил.

То же самое касается МРТ, ангиографов, ультразвука. У нас нет пока этих аппаратов. Мы производим электрокардиографы, думаю, вполне пригодные для какой-нибудь маленькой участковой поликлиники. Но сказать, что мы производим высокотехнологичное медицинское оборудование, этого нет.

Но почему не поставить перед собой задачу добиться этого? Представьте себе, вы — компания Siemens, и я вам говорю: десять лет я буду закупать компьютерные томографы только у вас. Но в контракте будет условие: с третьего года — 30% этих приборов вы будете собирать здесь, с пятого года — уже 50%, а к концу десятого года все ваши приборы должны быть собраны в России.

«Газета.Ru»: А вы не сможете этого сделать. Вы нарушите законодательство по госзакупкам.

Если есть такая цель, думаю, что нормальные люди со здоровой психикой поймут, что мы это делаем ради этой благой цели.

Есть еще интересная особенность. Сегодня мы можем импортировать медицинскую технику без НДС. А вот запчасти — с НДС. В результате аппарат, собранный здесь, может оказаться дороже аппарата, купленного там. Вот об этом никто тоже не подумал. Еще одна особенность. Если все взять и запретить, не исключаю, что может появиться какой-то крупный игрок на этом рынке. Но он же станет монополистом. В этом случае совершенно непонятно, будут ли его цены ниже, чем у западных конкурентов?

Мне понятен тренд, как теперь модно говорить, понятно, чего хочет министерство, и это правильное хотение. Но это очень чувствительный вопрос, который надо продумывать.

Что касается медикаментов, чтобы вы не упрекнули меня в том, что я ушел от ответа. В советские времена был такой Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ), от которого осталось здание на Арбате, которое сейчас благополучно занимает Московская мэрия. Было такое содружество заклятых друзей под названием «социалистический лагерь». У них была специализация: кто-то производил ракеты, танки, тяжелую промышленность, а кто-то — лекарства. Лекарства производила Польша, немножко ГДР, Венгрия, где был замечательный большой завод «Гедеон-Рихтер». И в этом смысле Советскому Союзу производить лекарства было не нужно, они шли из стран СЭВ. Немножко поставляла Югославия, но это уже за валюту, еще немножко за валюту из Англии и других недружественных на тот момент стран НАТО. Лопнул Советский Союз, лопнуло социалистическое содружество. Нет в России реальной фармацевтической промышленности! Но должен вам сказать, она начала возрождаться. И возрождается уже не первый год.

«Газета.Ru»: Что значит, возрождаться, если ее не было?

Она начала создаваться, просыпаться. Ну, что-то было. Какие-то заводы, которые бинты, йод, зеленку производили. И сегодня, да, у нас уже есть фармацевтические предприятия, работающие по условиям GMP. Скажу больше, вы удивитесь: по госзакупкам мы закупаем больше 50% отечественных препаратов. Конечно, это дженерики, но все равно произведенные в России. Но дженерик и не должен быть хуже оригинального препарата. Кстати, в том проекте постановления, справедливости ради нужно сказать, про лекарства ничего не написано. Там написано только про приборы медицинского назначения. Мы сегодня пока к этому не готовы. Но, понимаете, фармацевтическая промышленность должна быть в каждой стране. Мы не можем пока себе позволить серьезно подойти к вопросу разработки формулы, оригинального лекарственного препарата. Вы даже не представляете, сколько стоит произвести оригинальный препарат.

«Газета.Ru»: Несколько миллиардов долларов и десять лет на разработку минимум.

Да, примерно $4,5–5 млрд. Серьезный ли антибиотик, химиопрепарат ли для лечения онкологических заболеваний. Но производить дженерики мы вполне в состоянии. И в этом нет ничего страшного, если мы с этого начнем, и уже начали. Да, есть претензии: не хочу дженерик. Человек узнал, что есть дженерик, но он говорит: не хочу дженерик, хочу оригинальный препарат, дайте мне его бесплатно. Не могу дать бесплатно. Я бесплатно могу дать только ту формулу, которую я купил на аукционе, меня к этому закон призывает. Если на этот дженерик у вас есть индивидуальная непереносимость, я готов его заменить на другой, либо на оригинальный, но, может быть, на другой дженерик. Точно такая же формула.

Давайте объясним. Насколько я понимаю, дженерик — это та же самая формула оригинального препарата, на который закончился срок действия патента. // Газета.Ru

Да, срок действия патента. Десять лет, как правило, больше патент не действует. Через десять лет любая фармацевтическая компания может начать производить этот препарат, с той же самой формулой. Она не защищена больше патентом.

Очень хотелось бы задать такой вопрос: как вы относитесь к препарату «Арбидол»? // Газета.Ru

Вы знаете, я никак к нему не отношусь. Я в своей клинической практике его никогда не использовал. Я очень хорошо отношусь к производителю препарата «Арбидол». Во-первых, потому, что очень хорошо его знаю лично, он очень симпатичный и очень хороший человек. Во-вторых, знаю, что, кроме препарата «Арбидол», он в своей компании, которую я тоже не буду называть, чтобы вы ее не рекламировали, но он в своей компании производит массу препаратов, действенность которых мною лично испытана и на себе, и на пациентах.

Вы хотели, чтобы я его раскритиковал? Я ни разу не видел, чтобы этот препарат навредил, из тех случаев, которые я знаю, кто его применяет.

Леонид Михайлович, вы упомянули, говоря об оригинальных препаратах, онкобольных. Мы не можем не вернуться к этой теме. Редко что уже поражает российских граждан и москвичей, но это прямо очень больно ударило. А именно: серия самоубийств, которая произошла. Я знаю, вы говорили, что там очень непростая ситуация. С одной стороны, отсутствие психотерапевтов, которые работают с онкобольными, с другой стороны, этот кошмар с обезболивающими, которые боятся выписывать. Может ли быть что-то сделано в этом сегменте, чтобы уменьшить кошмары людей и восприятие всей этой темы? // Газета.Ru

Я, действительно, об этом уже не раз говорил. Вчера мы в мэрии собирали \«круглый стол\», там было много журналистов. Я собрал основных специалистов, причем специалистов не только из государственной и даже не столько из государственной системы, сколько из негосударственной. Чтобы они не выглядели как люди, зависимые от власти. Ситуация следующая. Во-первых, про серию самоубийств. Из восьми человек, о которых писали все газеты и интернет-издания, только у троих были онкологические проблемы. И то у двоих из троих эти проблемы не были еще запущены до той степени, когда были бы неизлечимы. Пятеро покончили жизнь самоубийством по причинам, не связанным с онкологическими заболеваниями. Теперь трое онкологических больных, которых мы можем отнести к статистике: ни у одного из них не было проблем с обезболиванием. О чем это говорит? Это совсем не говорит о том, что нет проблем. Это говорит о том, что в данном случае вся эта волна по поводу восьмерых людей, покончивших с собой, носила ярко выраженный спекулятивный характер.

Хотя проблемы, безусловно, есть. Какие это проблемы? Их две. Первая: у онкологических больных возникают серьезные психологические и психические расстройства, особенно в тех случаях, и главным образом в тех случаях, когда они знают о своем заболевании. Я как врач всегда руководствовался тем положением, что, если у больного есть рак и я точно понимаю, что я ему помочь уже не смогу, я начинаю морочить ему голову и стараюсь не говорить слово \«рак\».

Вот интересная статистика. Рак груди, женщины, покончившие с собой. После пяти лет, как правило, им уже ничего не грозит. Но женщины кончают самоубийством через 7–8--10 лет после того, как доктор им сказал: поздравляю вас, у вас был рак, но у вас больше ничего не будет. Они не верили! Однажды произнесенное слово \«рак\» их всю жизнь преследует. И чем старше они становились, это слово в их голове занимало доминирующую позицию. И они кончали жизнь самоубийством. Вся статистика есть, особенно американцы ею увлекаются, очень внимательно все это отслеживают.

Поэтому онкологическим больным, и не только обреченным, но даже вылеченным, нужно общаться с психологами, которые смогут их убедить: все, забудьте, больше этого нет, — даже они склонны к суициду. Понимаете, суицид и рак — это совсем не одно и то же, это две разные проблемы.

Теперь проблема с обезболивающими. Она, безусловно, есть. Но есть она не в том, что существует дефицит обезболивающих. У нас выпускается огромное количество этих препаратов. И рынок насыщен, и препараты эти копеечные. Проблема в другом: у нас врачи попали под пресс этой презумпции виновности. Как только они выписывают рецепт на наркотический препарат, они несут ответственность за то, что с этим препаратом произойдет. И если родственник не принесет пустую ампулу и не сдаст ее в поликлинику, то врач будет за это нести ответственность.

«Газета.Ru»: Ну давайте с этим что-то будем делать.

С этим уже делают, слава Богу. Мне очень было приятно было услышать, что именно депутат Железняк, заместитель председателя Государственной думы, проявил такую инициативу, и сегодня в Думе находится законопроект о либерализации этого закона, по-моему, ФЗ-3 он называется, о том, что рецепт будет не на пять дней, а на 30 дней. И что с врача все-таки снимается подозрение в том, что все врачи — наркодилеры и занимаются только тем, что пытаются всех своих пациентов перевести в категорию наркоманов. И я надеюсь, что уже в весеннюю сессию частично это будет либерализовано.

А сказала ли Служба по контролю за оборотом наркотиков свое слово? // Газета.Ru

Вы знаете, я разговаривал с Виктором Петровичем Ивановым. Тоже вам прямо скажу: не надо их демонизировать. Вообще, никого не надо демонизировать. У них своя работа, они видят то, что видят. И в данном случае ФСКН поддержала эти поправки. Они ведь тоже понимают, что ситуация стала невозможной в какой-то степени. Поэтому надеюсь, что эта либерализация коснется всех.

Леонид Михайлович, вы упомянули психологов и Соединенные Штаты. Но США, действительно, колоссально сократили процент смертности от онкозаболеваний, потому что там отстроена мощная система упреждения, выявления всего этого на ранних этапах, с одной стороны. А с другой стороны, работает система и психологической поддержки, и групповых занятий. Там есть целые движения победивших рак. В России нет ничего подобного: ни системы выявления этих заболеваний, ни психологов. Куда отправиться человеку, даже если он понимает, что дело не в раке как таковом, да еще и побежденном, а в голове? Прием у психолога, мы знаем, стоит недешево, и он для многих неподъемен, так же как и частные детские сады, о которых мы говорили раньше. // Газета.Ru

Во-первых, выявляемость. Вы понимаете, что все, что мы создали, всю эту материальную базу, которую мы создали за три года, первое, что мы увидим из-за этой самой компьютерной томографии и МРТ, — у нас с вами начнет увеличиваться заболеваемость раком. Только потому, что мы начнем выявлять раки в ранней стадии.

Считается так: если после пяти лет человек жив и все нормально, его снимают с учета, то есть считают, что он выздоровел. Так вот уже сегодня это более 50% в Москве. Второе, у нас впервые за многие годы нет дефицита в химиопрепаратах. Мы серьезно улучшили базу лучевой терапии, то, что всегда было самой большой слабостью онкологии. Ну, я говорю сейчас о московской онкологии, не буду говорить о России, это вне моей компетенции. Мы улучшили базу лучевой терапии. Хотя, думаю, еще недостаточно. Поэтому в этом плане мы сделали довольно серьезные шаги.

То, о чем говорили вы, — это то, что называется и развивается как онкопсихиатрия и онкопсихология. Такие профессионалы уже есть и в Соединенных Штатах, и в Европе. Мы тоже в Москве начали их готовить. Пока этим занимаются частные компании, которые проводят школы. Это не очень дорого, те, кто хотят, могут себе это позволить. Тем более это можно оплатить из бюджета учреждения. Но вот это школа психоонкологии, скажем, в Москве уже создана. Мы только начинаем создавать школу психоонкологии, онкопсихиатрии, как угодно это назовите.

Это школа общения с психически здоровым, но в депрессивном состоянии находящимся человеком, у которого обнаружили рак, и общения с его родственниками. И если мы понимаем, что ситуация фатальна и мы ничего сделать не можем, нам надо заниматься с близкими, объяснять, как себя вести с этим человеком. Когда мне говорят, что у вас 7 тыс. каждый год вновь выявляемых больных онкологией, а в хосписах нет столько мест, я говорю: о чем вы говорите, зачем нам столько мест в хосписах? Люди, даже которые обречены, которым осталось жить несколько месяцев, все равно о них должны прежде всего позаботиться близкие! В хоспис мы отправляем людей, о которых уже некому позаботиться. 40% пациентов, которые приходят в хоспис, выписываются и уходят домой. Но они получают базовую помощь. В том числе, кстати, психологическую. И не забывайте: хоспис — это 30 коек и десятки тысяч консультаций на дому. Ведь хоспис — это не просто больница. Это 30 коек стационарных и выездные бригады, которые оказывают помощь больным именно дома. Поэтому нам и не нужно столько мест в хосписе.

А церковь вы не привлекаете к сотрудничеству? // Газета.Ru

Ну почему, и церковь мы привлекаем. Привлекают либо сами хосписы, либо родственники. Всюду есть возможности для того, чтобы соблюсти религиозные обряды, и не только православные, всех, насколько я понимаю, традиционных конфессий. Но мы скорее занимаемся мирскими проблемами этих пациентов. Потому что церковь — она занимается уже вещами, нам неподвластными.

Леонид Михайлович, вот еще одна тяжелая история, которая получила большой резонанс, — стрельба в школе в Отрадном. После чего заговорили о чем угодно: о частных охранных предприятиях, об ужесточении — куда уже большем — оружия. Но только не о том, что в благополучной, казалось бы, Америке такое происходит намного чаще. Почему это происходит? После нашего случая была объявлена проверка всех школ. Здесь, очевидно, проблема так же имеет два аспекта, а именно психологический и мирской? // Газета.Ru

Вы знаете, конечно, самое простое — сказать: извините, что-то было не так, мы исправимся. Понимаете, предсказать и предугадать такие эксцессы со стороны, я повторяю, психически неуравновешенных людей... то, что совершено этим молодым человеком в своей школе, этого человек в полном психическом здоровье не может совершить, что-то с ним произошло. У меня нет пока данных судебно-психиатрической экспертизы. Просто их нет, я не знаю, к чему придут судебные психологи и психиатры. Наша задача — сделать все для того, чтобы предотвратить эти случаи. А это значит, что мы проводим переподготовку школьных психологов, еще раз рассказываем им и показываем... То есть не мы, не я, я сам не специалист в этой области, у нас есть Психолого-педагогический университет, который специально проводит подготовку со школьными психологами. Они должны понимать особенности в переходном возрасте развития, должны чувствовать учеников, которые учатся в школе. Возможно ли почувствовать каждого — не знаю.

«Газета.Ru»: Тогда в чем должна была быть суть массовой проверки?

— А вот проверка была очень прикладная. Мы проверяли готовность охранных предприятий сделать все, что им положено было бы сделать по инструкциям. Инструкции все замечательные. Я должен вам сказать, что в той школе охранник, может быть, заслуживает ордена. Он сделал все, что мог. И главное, в этой школе у него была \«тревожная кнопка\», он нажал ее. Он пытался отвлекать этого молодого человека от маленьких детей, которые играли в том же коридоре. Его задача была тянуть время до приезда полиции. Он дотянул время. Ну, а дальше произошло то, что произошло.

Поэтому основная задача была — посмотреть, как подготовлены эти ЧОПы и на месте ли \«тревожная кнопка\». К сожалению, мы обнаружили в 30% случаев, что \«тревожная кнопка\» почему-то находилась в кабинете директора. Вот удивительная логика. Она находилась не у охранника, который первым должен реагировать, а у директора. Это мы уже исправили, у охранников она теперь всегда есть. Видеокамеры. Мы же очень много повесили видеокамер, которые контролируют и окружающий двор в школе. Там, где они были неисправны, сейчас все исправили, надеюсь, что теперь за этим будут следить. Очень важно то, что мы сумели все-таки провести такие инструктажи с ЧОПами, с их ассоциацией, которую они создали, — они теперь все-таки у нас в достаточной степени под контролем.

Но я думаю, что научить это нас должно совершенно другому. Научить это нас должно тому, что все эти разговоры о том, что надо людям дать оружие, чтобы у каждого было по пистолету, — ну, мне все-таки кажется, что мы настолько еще не готовы к этому… Как я против эвтаназии, так я и против того, чтобы у людей оружие было в свободном обороте. Я понимаю, что многие со мной не согласятся, но это мое личное мнение.

Раз мы начали говорить про школы, то не могли бы вы прокомментировать то поголовное объединение школ в Москве, которое сейчас происходит? // Газета.Ru

Ну, второй раз Маркса и Ленина я цитировать не буду. Но суть, в общем, понятна. Когда сегодня стоит школьное здание, в этом здании полный комплект педагогов и в каждом классе по 10–12 учеников, то мы понимаем: при подушевом финансировании, так же как и в здравоохранении, — видите, у меня фишка такая, подушевое финансирование, когда за учеником идут деньги и ученик и родители имеют право выбрать школу, то в этом случае ни о какой нормальной зарплате в такой школе речи уже идти не может. Понимаете, да? Вы директор, у вас полный состав учителей, а к вам никто не хочет идти учиться. Потому что говорят: плохое у вас образование. Поэтому непонятно, что делать, вы же не можете заплатить зарплату вашим любимым учителям, вашему коллективу. Рядом другая школа. С брендом, раскрученная. И директор, умный, блестящий педагог. И что? Там все переполнено. Там уже нет конкурса детей, там уже конкурс родителей. Директор говорит: вы понимаете, да я бы взял вашего ребенка, мне некуда. А рядом стоит школа — полупустая. Тогда мы говорим этому замечательному директору, чудному педагогу: вот тебе еще одно здание и распространи свой опыт, свой талант на вот этих детей! И на этих педагогов, если они вообще тебе нужны. Сегодня уже устроиться педагогом в школу практически невозможно. Вакансий нет. Потому что очень многие вакансии заняты преподавателями вузов, которые очень быстро перешли работать в школы, здесь зарплата больше. Вот вы мне скажете: вы всюду декларируете, что все школы объединяются добровольно, а у нас есть сигналы о том, что под давлением вас, Департамента образования...

«Газета.Ru»: Департамент образования цинично заявляет о том, что все делается добровольно, энтузиастами родителями и педагогами.

— Должен вам сказать, я не стану перед вашим микрофоном рассказывать про энтузиазм педагогов. Родители бывают, это могу подтвердить. Педагогов — не всегда. Ну, представьте себе энтузиазм директора школы, который мечтает объединиться с другим, чтобы потерять свой директорский кабинет. Смешно говорить о его энтузиазме. Но их жизнь все равно заставляет, и они все равно идут на это сами. Часто потому, что понимают: если у нас есть, как теперь можно говорить, \«дорожная карта\» по указам президента от 7 мая и мы должны потребовать от них вот такой заработной платы, а они при неукомплектованности школ не могут ее обеспечить, и только соединившись они могут получить нормальное финансирование, деваться некуда, придется объединяться.

Следующий вопрос, который мне задают, я не знаю, задают ли его вам, а мне говорят: как же так, получается, что вы усредняете все? Была гимназия и была простая школа. Вот вы их теперь соединили — и замечательная гимназия исчезла, потому что к ней вы присоединили эту школу. Не забывайте: мы усреднили финансирование, но мы его усреднили по самому высокому потолку.

Вас обвиняют еще в том, что вы усреднили не только языковые спецшколы, но и всевозможные коррекционные. // Газета.Ru

Мы не соединяли ни разу английскую спецшколу с коррекционной спецшколой для больных детей. Такого в нашей практике не было. А вот то, что языковая школа, спецшкола, гимназия, к ней присоединялась обычная школа — такое бывало. И теперь не забывайте, эта обычная школа получила финансирование по гимназическому стандарту: на старшеклассника — 123 тыс. в год. Мы не усреднили деньги, мы дали денег по высшей планке. Как раньше финансировали только спецшколы. Много это или мало? Наверняка мало. Но это максимум, который мы можем себе позволить.

Раз спросили про объединение школ, то не можем не спросить и про объединение поликлиник. Опять-таки это читатель спрашивает. Он жалуется, что объединение обернулось массой неудобств. Спрашивает, может быть, пора признать ошибку и вернуться к старой проверенной системе? В том числе, говорят о том, что нет координации между филиалами, теряются карты, а больные бегают туда-сюда. // Газета.Ru

Давайте подойдем к этому вопросу, хотя мне казалось, что мы о нем уже поговорили. Вот посмотрите, у нас с вами было 580 поликлиник в городе Москве. Маленьких, больших, в одних не хватало офтальмологов, в других неврологов, в третьих всех хватало.

Нигде не было нормальной медицинской техники, ну просто не было. Поликлиника была самым забитым и самым неуважаемым звеном в системе здравоохранения. Ведь ни одну из этих 580 поликлиник никто не закрыл. Те вопросы, которые вы мне задаете, мне их постоянно задают. Я говорю: скажите, вот ваша районная поликлиника №58, она закрылась? Нет, она теперь филиал поликлиники №65. Я говорю: физически для вас что-то изменилось? Мне же теперь надо на компьютерную томографию ехать в поликлинику №65. Я говорю: а у вас в 58-й был компьютерный томограф? Никогда не было. Но ведь в 65-й тоже не было. Почему поставили не в 58-ю, у меня под домом, а в 65-ю, за пять трамвайных остановок? В этом проблема. В том, что между филиалами еще не налажено все идеально, в электронном виде. Иногда да. Вы приходите в любой филиал, вставляете страховую карточку — и вам показывают, в каком из филиалов поликлиники самая короткая очередь к лор-врачу. Вот я хочу к лор-врачу, прихожу в свою поликлинику, которая у меня под окнами, вставляю страховую карточку и прошу лор-врача. А мне говорят: куда вы пришли — здесь лор-врача надо ждать неделю, однако в нашей же поликлинике, в соседнем филиале, к лор-врачу можно попасть уже сегодня. Я сажусь в машину или в трамвай и доезжаю. И это одно и то же юридическое лицо. Не говоря уже о том, что есть в таком объединении.

Я же не могу купить 580 компьютерных томографов, а уж тем более МРТ, правда? Да даже если бы я мог их купить, если бы поставил в 58-ю поликлинику под окна этой самой дамы, которая меня об этом спрашивает, то ничего бы в этой поликлинике другого уже не было. Потому что он физически занимает огромное пространство!

Да, нам пришлось пойти по этому пути, совсем не самому плохому, — головное учреждение и филиалы. Но ни один филиал не был закрыт. Другое дело, что когда люди видят: вот была эта поликлиника и моя поликлиника, чем они отличались? Та была побольше, эта — поменьше. А теперь вот эти получили и это, и это, а в моей как было, так и осталось. Но ведь сегодня вы, в маленькой поликлинике, являетесь точно такими же пациентами этого главного врача, у которого стоит компьютерный томограф.

Люди пока до конца этого не поняли. Наверняка еще теряются карты. Но что вы хотите? На это уйдет какое-то время, это надо отлаживать в ручном режиме. Я не буду говорить, что этого нет, наверняка бывают такие случаи. Но от самой идеи мы отказываться не будем ни в коем случае, потому что это единственная жизнеспособная идея, чтобы реально увеличить доступность людям к нормальной медицине. Любимый пример, его очень любит Анастасия Владимировна Ракова, она всегда говорит: надо обязательно чаще о нем говорить. Вот я и вам говорю. Вы приходили в свою районную поликлинику, на кабинете написано: врач-уролог. Что этого врача связывало с урологией? Поверьте, кроме халата, шапочки, перчатки и вазелина — ничего. И это назывался врач-уролог. Сегодня нужен врач, который будет не только перчаткой с вазелином лечить больных и диагностику проводить, а назначит своему пациенту время, где ему сделают серьезное исследование в головном учреждении, и, может быть, сам же там его и проконсультирует. Да, для этого придется проехать три трамвайные остановки. Извините, но лучше я придумать не смог.

Спасибо, Леонид Михайлович. По нашей традиции в завершении онлайн-интервью — пожелания нашим читателям. Чтобы все были здоровы? // Газета.Ru

Ну конечно. Чтобы они были здоровы!

«Газета.Ru»: И им хорошо, и вам проблем меньше.


58

После кошмара с оружием заговорили о чем угодно: о ЧОПах, об оружии. Только не о том, как психологически это возможно и почему, кстати, подобное регулярно происходит в благополучной Америке. Почему это происходит? // Маша


57

Перевод на подушевое финансирование упраздняет штатное расписание в поликлинике. Какой механизм предусмотрен для защиты от волюнтаризма руководства как с точки зрения оплаты труда персонала, так и с точки зрения экономии на их численности, и, как следствие, экономии на качестве медпомощи? // Рома


56

Проводились ли расчеты, сколько профильных больничных коек нужно Москве? Сколько амбулаторно-поликлинических центров? Кем проводились такие расчеты? Какие результаты были получены? // Сергей


55

Добрый день. Когда начнется комплектование детских садов детьми с временной регистрацией в Москве? Нас с 2012 года, т.е. больше 1.5 лет кормят завтраками. Органы власти дают невнятные отписки, в том числе и за Вашей подписью. Полиция и прокуратура оказывает давление на родителей, которые пытаются добиться права на дошкольное образование своих детей. Прекратите это беззаконие! // Елена


54

Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, когда дети с временной регистрацией будут получать места в детских садах? Почему постоянная прописка в Москве приравнена практически к гражданству? Мария. // Мария


53

Детский сад № 1413 юВАО г. Москвы. Было две группы 12-часового пребывания детей до трех лет. Сократили, стала одна. Вместо сокращенной ввели совершенно бесполезную группу ГКП. Играть с ребёнком дома я и сам могу. Почему государство уклоняется от того, что раньше было гарантировано - обеспечить право своих граждан на труд. При этом двухлетнему ребёнку нужна социализация, общение и, конечно же, профессиональный педагог, который с малого и простейшего начнёт человеку объяснять этот мир и прививать базовые навыки. Ведь не каждый родитель является педагогом! История про то, что система яслей развивается - категорическая и вопиющая ложь! // Михаил Винин


52

В конце этого года я выхожу на пенсию. Я до сих пор редко обращался к врачам, но когда обращался, то в районной поликлинике квалифицированную помощь получить не смог. Равнодушие, волокита и непрофессионализм. Приходилось искать профессионалов через знакомых и платить довольно приличные суммы. Смогу ли я рассчитывать на реальную бесплатную медицинскую помощь, находясь на пенсии, и в каком объеме? Меня интересуют не ссылки на многочисленные нормативные акты, а краткий ответ. К кому обращаться и как. Проживаю в Ясенево. // Илья


51

Леонид Михайлович, в настоящее время в Москве не решен вопрос с заместительной почечной терапией (гемодиализом) у пациентов страдающих туберкулезом, наличие единственной призмы в бывшей ТКБ №7 не решает вопроса хронического диализа у данной категории больных, к тому же этот метод предназначен для проведения острого диализа. Со слов администрации вопрос о создании подразделения гемодиализа в структуре туберкулезной службы решен, однако пациентам хронический диализ нужен сегодня. Как скоро может решиться данный вопрос. // Алексей Борисов (нефролог)


50

Здравствуйте. Хочется узнать что все таки с яслями? Я конечно слышала и получала письма из разных инстанций -что все хорошо и Яслям быть. Но заведующие детских садов, к которым по Прописке относится мой ребенок, говорят обратное. А точнее что с сентября 2014 года яслей нет в садах # 2277( Плотников переулок), #1331( переулок Сивцев Вражек, #729 ( Трубниковский переулок) // Ксения


49

Здравствуйте! Скажите пожалуйста, не планируют ли власти Москвы продлить пособие для матерей с детьми до 3-х лет, поскольку в детский сад ребенка можно отдать только в три года? И второй вопрос - реальны ли слухи о платном среднем образовании? Спасибо, Екатерина. // Екатерина


48

Здравствуйте! Когда начнут выделять путевки детям с временной регистрацией? Ребенку четвертый год, в электронной очереди с рождения стоим. Дети младше нашего возраста уже в сад пошли. // Анна


47

Леонид Михайлович, скажите, планируется ли оснащение медицинских кабинетов московских школ Аппаратно-Программными Комплексами для скрининг-оценки физиологического и психо-соматического состояния здоровья школьников? Когда планируется начать данную работу? // Алексей


46

Леонид Михайлович, я мать-одиночка, ребёнок стоит в очереди с самого рождения, но за 3.5 года ожидания места в детском саду так и не получил. Каждый год нас отодвигают и отодвигают в конец очереди, говорят, как сделаете прописку - приходите. В Москве мы квартиру снимаем годами, если не десятилетиями, как, впрочем, многие. Что же получается, я гражданка РФ, мой ребёнок вообще рождён в Москве, но детский сад нам не положен? Вам не кажется, что людей в такой ситуации слишком уж много? Почему общедоступное дошкольное образование в Москве перестало быть общедоступным, при этом группы недоукомплектованы детьми, то есть места есть! Сколько вам удалось сэкономить в результате установки этого фильтра? Мы уже прошли возраст, когда меня интересовали ясли, их не получив. Но всё-таки, зачем закрыли младшие группы и причём здесь указ президента, он не предписывает закрывать ясли? Спасибо! Ирина Лазутина, р-н Хорошево-Мневники // Ирина Лазутина


45

Леонид Михайлович, вы на ранее данных интервью говорили, что ясли якобы не были ликвидированы. Но почему-то в детский сад №444 (ЗелАО), куда прекрасно отходили первые два моих ребёнка, с полутора лет, я ребёнка в ясли записать не могу. Сотрудники детсада говорят, да и я знаю это, т.к. каждый день забираю старшего ребёнка, что самая младшая группа только с 3 лет, при этом ещё в прошлом году ясли были закрыты. Когда звонила в ОСИП, мне сообщается, что детского сада как такового с таким номером больше нет, а в школе, к которой теперь относится детский сад, изначально не было яслей. Но в детском саду-то, который уже десятилетиями существует ясли были! Зачем эта путаница с перенумерацией теперь понятно! Более того, в электронной системе я не смогла выбрать дату ранее 2018, когда вносила заявление (!). Теперь мне в ОСИП говорят, что я сама осознанно выбрала эту дату, хотя у меня есть снимок экрана, что возможности выбрать 2015 или 16 год у меня не было. Теперь говорят, возможность подать заявление на 2015 есть, надо только отозвать заявление и снова вставать в очередь. Проверять это сил у меня нет - вашей электронной очереди не верю! Соседи с временной регистрацией, которых я знаю уже много лет, говорят, что в их заявлениях вообще непроизвольно изменяется выбранный год. В ОСИПах отказываются выдавать справки о месте очереди, выбить какую-то информацию просто невозможно. На любой вопрос 2 или 3 стандартных ответа или отписки. Воспитателей запугивают увольнением за разглашение информации о количестве ясельных групп, заведующим вообще велено не отвечать на вопросы родителей - всё только через ОСИП. // Валентина Гиева


44

Пожалуйста, разъясните ситуацию с группами до 3 лет в детских садах в Москве. Сейчас обещают, что существующие группы сохранят. Так ли это и что будет дальше? Ясельные группы успешно существовали в Москве еще с советских времен и хорошо зарекомендовали себя. Недопустимо, чтобы матери оставались без ясельных групп до достижения детьми возраста 3 лет, ведь с 1,5 лет нет ни пособий, ни учета пенсионного стажа для матерей, ни других мер поддержки. Спасибо! // Ксения


43

Здравствуйте. Я - работник бюджетного учреждения, муж - военнослужащий, у нас ребенок 3,5 года. В Москве проживаем с временной регистрацией из-за невозможности быстро добираться до места службы мужа с Московской области, где собственно и прописаны. Скажите, вы считаете правильным то, что мы с мужем работаем в гос.учреждениях, в Москве, а нашего ребенка не берут в московский сад. Мы вынуждены искать пути решения проблемы времяпрепровождения ребенка в будни самостоятельно. О каком социальном благополучии можно говорить, если гос.работников с их детьми просто не берут в расчет! Я попыталась устроиться работать в детский сад, чтобы моего ребенка зачислили в этот сад как ребенка сотрудника, но...работники в сад нужны, а их дети с ВР - нет. Как это можно объяснить? // Катерина, мама ребенка, который хочет в сад


42

Уважаемый Леонид, моя семья проживает в г. Москва четвертый год. Сейчас у нас временная регистрация (ВР), в ближайшие несколько лет мы планируем приобрести квартиру. Ребенка поставили на очередь в детский сад почти с рождения. В августе ей будет 3 года, но в детский сад мы так и не попадем с сентября. Сотрудники ОСИП ЮЗАО напрямую говорят, что из-за того, что у вас ВР ваш аккаунт заблокирован и распределять вас не будут в сад, т.к. вы не МОСКВИЧИ. Также нам сказали, что существуют 2 очереди - первая это льготники и москвичи, а вторая - не москвичи. Подскажите, что это за дискриминация и деление россиян на москвичей и не москвичей? Рядом с домом есть сады, в которых точно есть места и группы сформированы не на 100%, но они не могут взять моего ребенка, т.к. у него ВР..., С уважением, Александра // Александра


41

Здравствуйте!Почему не предоставляются места в детских садах детям с временной регистрацией? // Мария


40

Ваше отношение к тестированию школьников на наркотики. Как вообще идет этот процесс? // Александр


39

Леонид Михайлович, при вашем руководстве в Москве произошел переход к «адресной» социальной защите, а также был введен ценз оседлости для пенсионеров. Вы считаете, что это справедливо? // Валентина Васильевна


38

Планируется ли возврат от «бортового» питания в школах к полноценным завтракам и обедам? Вы же медик, Леонид Михайлович, вмешайтесь наконец и разберитесь с этим безобразием. // мама школьника


37

Люди в Москве все больше болеют туберкулезом, заражаясь, в основном, в транспорте. Занимаются ли власти хоть как-то профилактикой туберкулеза, выявляя его в среде бомжей и мигрантов? // М.Б.


36

Леонид Михайлович! Вам, наверняка известны масштабы приписок в поликлиниках: начиная от данных для страховщиков и кончая диспансеризацией людей, которые об этом даже не догадывались. Как Вы планируете исправлять ситуацию? // Мария


35

Объединение поликлиник обернулась массой неудобств. Нет никакой координации между филиалами и специалистами, больные люди бегают туда-сюда, теряются карты, которые тоже передаются из одного филиала в другой и т.д. Может, пора признать ошибку и вернуться к старой проверенной системе? // Ирина


34

Здравствуйте, Леонид Михайлович. Почему государственные поликлиники всячески навязывают платные услуги? Бесплатно записи нет, а за деньги - пожалуйста и без очереди. На ЭКГ надо записываться за неделю, за результатом - на следующий день. За деньги - 10 минут и результат на руках. Где ваша хваленая программа госгарантий? В ней, кажется, говорится, что платные услуги можно оказывать тогда, когда полностью закрыты бесплатные. И если есть свободный специалист, он должен принимать по ОМС, сокращая очереди и сроки ожидания. а не сидеть, ждать тех, кто заплатит. Разве не в Вашей власти навести с этим порядок? // Тамара Дмитриевна


33

Зачем Москве столько платных клиник? И, главное, кто их контролирует? Ведь разводят народ похлеще, чем на базаре. А мэрии все равно? Свобода предпринимательства? // Антон


32

Здравствуйте, Леонид Михайлович. Работаю медсестрой на участке. За последнее время в несколько раз вырос объем работы на дому. Стариков в больницы не кладут. Анализы, ЭКГ, уколы - все делаем мы, бегаем по квартирам. Может быть, надо как-то увеличить штаты? Например, дневного стационара, поручив его сотрудникам выполнять назначения на дому? Или сократить участки? А так получается колоссальная переработка, за которую еще и не платят. // Лариса


31

Леонид Михайлович. Вы много говорите о том, что врачи не должны бояться выписывать наркотики онкобольным, и это правильно. Только вот не видно, чтобы что-то делалось в этом направлении. Я, например, недавно не смогла выпросить у терапевта рецепт даже на клофелин для престарелого отца. Зато прослушала целую лекцию о вреде клофелина для пожилых людей. // Татьяна Михайловна


30

Здравствуйте, Леонид Михайлович. Объясните, пожалуйста, что на самом деле называется средней зарплатой по ЛПУ. И скажите, считаете ли Вы справедливым, что за эти «огромные» зарплаты выдается не ставка (оплата обоснованно рассчитанной нагрузки на врача), а весь доход, складывающийся из нечеловеческой перегрузки - 2 ставки, дежурства и т.д. // Максим


29

Добрый день, уважаемый господин Печатников! Прошу пояснить необходимость и суть укрупнения лечебных баз в Москве, проявляющееся в слиянии до трех клинических больниц в одно учреждение, причем, больниц, разбросанных порой по разным частям административных округов города? При этом здания больниц, которые оказываются в подчиненном положении, очень быстро и красиво ремонтируются на не понятно какие деньги, и затем коммерциализируются, т.е. отдаются в частные руки под частные и платные проекты? В чем суть подобной «медицинской реформы»? Руководители говорят о необходимости «зарабатывать деньги». Наверное, это правильно, но не за счет урезания бесплатных медицинских услуг, серьезного сокращения медперсонала всех уровней и увеличения нагрузки на оставшихся за те же самые очень небольшие зарплаты. Постоянно слышатся доклады Президенту и Премьер-министру о повышении зарплат медработникам, однако факты не соответствуют действительности, во всяком случае в Москве, в госмедучреждениях и стационарах. Более того, даже применявшиеся не так давно надбавки за интенсивность нещадно отменяются. Создается стойкое ощущение планомерного «развала» государственной бесплатной медицины, что, наверное, было бы оправданным при росте благосостояния населения страны, но недопустимо в современной России, где доходы населения, особенно в глубинке, очень далеки от современных мировых уровней. Прошу пояснить. Спасибо! // Андрей Викторович


28

Почему количество очередников с временной регистрацией - тайна за семью печатями, означает ли обязанность обеспечивать местами в садах жителей Москвы право отказывать в приеме в сад детей с Временной регистрацией. Конкретно в моей ситуации, мой ребенок стоит в очереди уже 3 года и нам до сих пор не предоставили место в детском саду. Спасибо, надеюсь услышать ответ. // Екатерина


27

Добрый день!Мне хотелось бы узнать почему власти умалчивают об огромной очереди в детский сад из граждан РФ с временной регистрацией в Москве?Почему дети с временной регистрациея стоят во 2-м реестре,который только для прогноза, и места им не светят вообще? // Екатерина


26

Здравствуйте, Леонид Михайлович. Нам необходимо место в детском саду!!!!!!!!! Наша семья является гражданами РФ, в г. Москве мы проживаем по временной регистрации. Нашей дочери исполнилось 4 года, в очереди в детский сад стоим 1,5 года,в ОСИПе ЮАО (Москва, Чертановская улица, 25 корп. 2 (495) 315-82-13; (495) 315-83-84; (495) 315-88-13; (495) 315-84-81) место в саду нам не предоставляют, ссылаясь на то, что у нашей дочери нет постоянной прописки, тем самым нарушая права ребенка на дошкольное образование. Я, мать ребенка, являюсь квалифицированным специалистом с высшим образованием и 10 летним опытом работы в своей сфере деятельности, вынуждена сидеть с ребенком дома, муж (кстати москвич, но своей жил. площади не имеет), официально трудоустроен в г. Москве и является плательщиком всех соответствующих налогов, которые поступают в бюджет г. Москвы. Из чего возникает вопрос, чем мой ребенок хуже, детей прописанных в г. Москве, почему мы, уплачивая налоги в г. Москве, не можем реализовать свои гражданские права или г. Москва к Российскому государству не имеет никакого отношения? Как нам устроить 4-х летнюю дочь, являющуюся гражданином РФ в детский сад, чтобы она смогла получать причитающееся по конституции дошкольное образование, а я, квалифицированный специалист, смогла бы работать и зарабатывать деньги на содержание семьи (к сожалению в нашей стране не у всех женщин есть возможность сидеть дома и заниматься воспитанием детей)? // Виктория


25

Почему Департамент образования не дает путевки в детские сады детям РОССИЯНАМ с временной регистрацией в г.Москва, ссылаясь на нехватку мест в садиках. и одновременно закрывают группы в садиках из-за недобора? // Екатерина


24

Здравствуйте, Леонид Михайлович! В Москве сейчас сложилась вопиющая ситуация с яслями - фактически их отменили. Многие семьи, и тем более одинокие матери, остро нуждаются в яслях, чтобы выйти на работу по достижении ребёнком 1,5 лет. Как известно, на нищенское пособие, которое полагается матери после достижения ребёнком 1,5 лет, жить невозможно, это всего 50 рублей! Не у всех есть бабушки, не все бабушки хотят заниматься внуками... В общем, поголовно взять и отменить ясли - это просто абсурд. Я надеюсь, что Вы со мной хоть в чём-то согласны, и вот наконец вопрос: Планируется ли возвращение яслей в Москве? И если да, то как скоро? И что нужно сделать для этого нам? // Вероника


23

Здравствуйте! Сколько детей с временной регистрацией старше трех лет не допущено в детские сады г. Москвы? Почему Москва не обеспечивает в полной мере этих детей местами в детских садах наравне с детьми, имеющими постоянную регистрацию? И почему при комплектовании детсадов происходит деление детей именно по типу регистрации (что не соответствует законодательству), а не, скажем, по факту работы на московских предприятиях? // Кирилл


22

Уважаемый Леонид Михайлович! Прошу разъяснить почему при массовых обращениях граждан о дискриминации детей в детские сады. Вы ничего не предпринимаете, и делаете вид, что ничего не происходит. Вы ждете, что случится социальный взрыв? Несколько тысяч молодых родителей не могут обеспечить своего ребенка дошкольным образованием. Моему сыну почти пять лет уже, мы стоим в очереди в сад с 03.07.2012 года. Ни разу почти за 2 года в очереди нам не предложили никаких форм образования, а все потому, что у нас временная регистрация. Я одна воспитываю двоих детей и у меня нет возможности приобрести жилье, чтобы оформить постоянную прописку. // Мария


21

Почему моего малыша с пропиской в г.Котельники и Московской регистрацией на 5 лет, выкинули из очереди в детсад? Или точнее ясли??? В очереди стояли с момента рождения! Так как знали ,что материальное положение не позволяет сидеть до 3-х лет дома,тем более за 50 руб в месяц... // Алевина Зотова


20

Я работала до 63 лет, а потом начались болезни. Лекарства сплошь дорогие, а льгот к пенсии не приобрела за более чем 30 летний труд без перерыва. Завидовать немецким пенсионерам и доживать без лекарств? // Светлана


19

Почему в этом году усложнили выдачу талонов для социального такси в Москве? Ситуацию довели до абсурда: у меня мать, инвалид, ей 90 лет. Теперь ей надо получить дополнительную справку о том, что ей трудно ходить. А в 100 лет тоже надо доказывать, что есть проблемы со здоровьем? Разве это не издевательство над людьми? // Алексей


18

На примере поликлиники 146, САО могу утверждать, что работающим людям бесплатно к врачу не попасть. К терапевтам можно записаться лишь придя в 7.30 утра и лишь за 2 недели. На одного человека выделяется 10 минут, которые уходят на писанину: ни нормально выслушать, ни хотя бы бегло обследовать за это время невозможно. При этом, если врач заболел, жди еще 2 недели. Чтобы попасть к неврологу (даже если терапевтом открыта запись), надо приходить в шесть утра и выстаивать среди таких же страждущих. Поэтому и вдвое выросло число вызовов скорой: люди терпят по самое не могу, а потом часто бывает, что лечиться поздно... У меня есть предложение: в рамках праймериз объявить движение за открепление московских чиновников от спецполиклиник, пусть лечатся в обычных районных - и экономия бюджету, и прекрасная обратная связь - на своей шкуре можно почувствовать все прелести бесплатной медицины и понять их соответствие бодрым телерепортажам. // Невская Г.С.


17

Добрый день, уважаемый господин Печатников! Прошу пояснить необходимость и суть укрупнения лечебных баз в Москве, проявляющееся в слиянии до трех клинических больниц в одно учреждение, причем, больниц, разбросанных порой по разным частям административных округов города? При этом здания больниц, которые оказываются в подчиненном положении, очень быстро и красиво ремонтируются на не понятно какие деньги, и затем коммерциализируются, т.е. отдаются в частные руки под частные и платные проекты? В чем суть подобной «медицинской реформы»? Руководители говорят о необходимости «зарабатывать деньги». Наверное, это правильно, но не за счет урезания бесплатных медицинских услуг, серьезного сокращения медперсонала всех уровней и увеличения нагрузки на оставшихся за те же самые очень небольшие зарплаты. Постоянно слышатся доклады Президенту и Премьер-министру о повышении зарплат медработникам, однако факты не соответствуют действительности, во всяком случае в Москве, в госмедучреждениях и стационарах. Более того, даже применявшиеся не так давно надбавки за интенсивность нещадно отменяются. Создается стойкое ощущение планомерного «развала» государственной бесплатной медицины, что, наверное, было бы оправданным при росте благосостояния населения страны, но недопустимо в современной России, где доходы населения, особенно в глубинке, очень далеки от современных мировых уровней. Прошу пояснить. Спасибо! // Андрей Викторович


16

Уважаемый Леонид Михайлович! Будут ли в этом году расппределять места в московских детсадах для детей с временной регистрацией, находящихся в электронной очереди? В прошлом, 2013-2014 учебном году, официально такого распределения, несмотря на уверения чиновников, так и не началось. Что подтверждают, например, сотрудники ОСИПов. Сейчас уже апрель, детей москвичей распределяли в марте. Дойдет ли до нас и когда очередь фактически, а не только по словам представителей Департамента образования Москвы? // Лида


15

Добрый день, Леонид Михайлович. Когда дети с временной регистрацией в Москве начнут получать места в детских садах наравне с детьми с постоянной регистрацией в Москве? Сейчас дети с временной регистрацией числятся в так называемом втором реестре и годами ожидают своей очереди в детский сад, а власти лишь пишут отписки! // Елена


14

Насколько достоверны слухи о том, что Скорую помощь будут штрафовать за «необоснованную» госпитализацию? Они же и так бояться людей в больницы везти. И уже не только стариков, но и молодых. А потом (с третьего вызова) начинают героически бороться за их жизни. // Елена


13

Здравствуйте, хотела бы для себя уточнить в какой поликлинике вы и ваша семья обслуживаетесь и в каких больницах вы лечитесь, я уверена через подобные унижения как многие граждане вы не проходите. К какому году окончательно развалится вся медицина и полностью перейдет на платное. Примечательно, что в платных поликлиниках, когда проходишь лечение требуют полис ОМС, сначала якобы для бесплатного лечения, на карте пишут платный пациент, а когда начинаешь разбираться, тебе сообщают, что ОМС записали на будущее, для комбинированного лечения, что это за двойные стандарты, получается они и с пациента имеют и с государства, разъясните? // Елена


12

Как проходит тестирование школьников на наркотики в школах? Как вы вообще к этому относитесь? // Олеся


11

Каким московским больницам предназначалось медоборудование, отправленное в итоге в Крым? // москвич


10

Как вы относитесь к идее лекарственного страхования, воплощенной во всех цивилизованных странах? Не хотите провести в Москве пилотный проект? // Петр


9

Москва будет выполнять приказ Минпромторга о запрете на покупку импортного медоборудования? // А. Д.


8

Здравствуйте, Леонид Михайлович. Как Вы относитесь к поголовному объединению школ в Москве? Все прекрасно знают, что инициатива идет сверху. Причем не просто идет, а проталкивается самым безапелляционным образом. При этом нет ни одного документа, предписывающего такое объединение. А департамент образования цинично заявляет о том, что все делается добровольно энтузиастами родителями и педагогами. // Анна


7

Так все-таки будут в Москве ясли или нет? // Alex


6

Леонид Михайлович, почему нельзя напрямую записаться к узкому специалисту? зачем человеку с застарелым переломом каждый раз идти к терапевту, а потом по направлению от него к хирургу, чтобы в конечном итоге попасть в реабилитационный центр? // Нина Сергеевна


5

Здравствуйте, Леонид Михайлович. Правда ли, что в связи с модернизацией городского здравоохранения не будет выделяться квот для москвичей в федеральные институты? // Наталья


4

Добрый день! Планирует ли правительство Москвы в ближайший год проводить вакцинацию девочек-подростков от ВПЧ? Эта прививка входит в Региональный календарь прививок города Москвы, однако получить ее практически невозможно: в школы она не поступала уже давно, в поликлиниках появляется крайне редко, гинекологи прямым текстом советуют не ждать и прививать ребенка в частных медицинских центрах на свой счет... Каким образом моя дочь 13 лет, москвичка, может привиться от ВПЧ по программе ОМС? Какие конкретные шаги нужно предпринять, куда обращаться? И не откажут ли моей дочери в вакцинации после того, как ей исполнится 14? Спасибо. // Оксана


3

Почему жителей Московской области не принимают в московских поликлиниках и больницах? Ведь дачники тоже обращаются к нашим врачам, и их лечат. // А.А.


2

Леонид, цены в Москве растут опережающими темпами, с ростом курса валют они подскочили еще больше. Как быть в этой ситуации пенсионерам Москвы? Сейчас размер пенсии со всеми доплатами около 13 тысяч (при федеральной части около 9 тыс.). Когда будет серьезно и ощутимо проиндексирована московская надбавка? С приходам Собянина эта сфера резко ухудшилась, про пенсионеров стали забывать, федеральная пенсия постепенно сравнивается с московской, при условии что Москва жутко дорогой город, за все приходится платить втридорога! Нужна актуализация московских доплат, вы занимаете очень слабую позицию по этому вопросу. // Надежда


1

Здравствуйте! Вопросов собственно два и на разные темы: 1) Когда же изменится ситуация со своевременной и безболезненной для жителей города очисткой дорог от снега? Снегопад с 31 марта на 1 апреля в очередной раз показал полную беспомощность коммунальных служб. Москва встала с 7 утра 1 апреля, я проехал полгорода, потратив на это 3 часа. Дороги завалены снегом, коммунальной техники не видел. 2) О жителях новой Москвы. Какие шаги планируются (если планируются) для уравнивания возможностей для жителей новой и старой Москвы, в части передвижения, оплаты коммунальных услуг и прочего. Особенно интересно почему до сих пор проезд из новой Москвы (ЖД) значительно дороже проезда в метро и наземном транспорте в старой Москве. Также РЖД не предоставляет абонементов для школьников, это вопрос доступности обучения. Ну а стоимость коммунальных услуг больше в разы. // Александр

  • Livejournal
Читайте также:

Все интервью

Главное сегодня






/social/interview/nm/s5972049.shtml