Кого слушает президент

Единая государственная литература

В России продолжают обсуждать, как преподавать литературу в школе

Елена Мухаметшина 24.06.2014, 20:54
iStockPhoto

Создать по одному-единственному учебнику русского языка, литературы и истории предложила депутат Ирина Яровая на заседании Общественной палаты. Она заявила, что это решит проблему равенства образования для всех. Для этого она попросила поддержки у учительского сообщества. Но учителя депутатское предложение о единообразии не разделяют.

В Общественной палате (ОП) во вторник прошло очередное заседание, на котором педагоги говорили о том, как преподавать в школе русский язык и литературу. Неожиданным гостем на обсуждении стала депутат Ирина Яровая. Она попросила учителей-словесников поддержать инициативу депутатов о создании единого учебника по таким предметам, как история, литература и русский язык.

Вариативность учебников, по мнению депутата, угрожает Конституции.

«Появляется система дискриминационных практик: огромное количество учебников не решает проблему равенства образования для всех. Это нарушает Конституцию, поскольку носит в себе дискриминационные начала. Возникает вопрос, кто оценивал существующие сегодня учебники и кто оценивал, какой ученик достоин какого учебника», — начала Яровая.

Депутат предложила подойти к проблеме системно. «Для системы воспитания ребенка знание истории и культуры отечества является ключевым. Русский язык, литература и история должны быть общими для всех детей с точки зрения полученного объема знаний. Когда мы говорим о духовно-нравственном воспитании ребенка, то самым важным являются общие базовые знания для всех детей. Как обеспечивается единство культурного пространства? Почему оно должно быть привязано к разным учебникам, которые кто-то выбрал? Сегодня система отбора учебников носит коммерческий характер. Мы сделали предложение Минобрнауки, но они ссылаются на то, что наши предложения нельзя согласовать с существующими нормами, поэтому мы предлагаем все системно поменять. У детей должен быть одинаковый учебник.

Мы подготовили закон, который предполагает единый учебник (по каждому из предметов. — «Газета.Ru») по литературе, русскому языку и истории», — заявила депутат.

Яровая завершила свою речь внезапным выводом: «Мы встречаемся сегодня с многодетными семьями, дети в которых учатся по разным учебникам. И они говорят, что даже когда дети внутри семьи обсуждают какие-то факты из учебника, то между ними возникают конфликты. Понимаете, что мы закладываем? Мы искусственно закладываем конфликт в одном поколении при обсуждении каких-то вопросов».

Предложения Яровой вызвали в зале гул. Очевидно, депутат не слушала выступление учителя литературы, доцента кафедры филологического образования Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования Сергея Федорова, который сказал, что введение единого учебника по литературе просто заставит всех талантливых учителей не принимать учебник в расчет, как это было в советское время.

«Если единый учебник истории может быть следствием общественного договора, то если мы сведем все к одному учебнику, тогда все будет как в советское время — самые талантливые и умные учителя не будут смотреть на учебник, а будут ориентироваться на более важные вещи», — сказал Федоров.

Он рассказал, что никакое сохранение культурного кода не может произойти благодаря искусственным предложениям, которые власти пытаются навязать учителям. «Сегодня много говорится о сохранении культурного кода через внешние манипуляции: «100 книг для школьников», единый учебник по литературе. С моей точки зрения и точки зрения моих коллег, эти манипуляции оказываются нелепыми. Если ученик не читает ни одной книги, то если составить ему список из 200 книг, он все равно их не прочтет. А если ребенок читает, то он и сто, и двести книг прочтет», — отметил Федоров.

Заговорил учитель и о патриотизме, которому пытаются научить школьников российские депутаты. Он напомнил, что существует комплекс текстов, которые сохраняют культурную идентичность народа. «Я всегда своим ученикам говорю, что патриотизм — это не идеология, патриотизм — это самоощущение. Понимаете, если воспринимать патриотизм как идеологию, то из всего Пушкина мы должны будем оставить только одно произведение «Клеветникам России», написанное по поводу Польского восстания. А если мы будем работать по такому принципу, то мы окончательно разрушим всякую любовь и интерес к предмету», — отметил Федоров.

Он предложил создать концепцию филологического образования: «Но не декларативную, не об идеологии, а об аксиологии культуры, то есть о системе ценностей, которая транслируется через погружение в мир культуры. Потому что цель гуманитарного образования — это формирование культурной идентичности через введение человека в культуру. И воспринимать литературное образование нужно как пространство для диалога разных культур. Потому что еще Расул Гамзатов сказал, что «не будь русского языка, я бы остался поэтом одного аула».

С ужасом о разрабатываемой в Общественной палате концепции преподавания литературы вспомнила председатель Ассоциации учителей литературы и русского языка Людмила Дудова. Она посетовала, что в принципе разрушено пространство преподавания русского языка и литературы. «Игнорируется одна из основных составляющих филологического образования, которая призвана формировать духовно-нравственные основы личности — осознание причастности себя к огромной культуре. Снижение этой планки приводит к утрате российской идентичности. Это грозит уничтожением идентичности, не только российской, любой. Мы сегодня видим, что люди, защищающие свою идентичность, рискуют своей жизнью. Мы видим, что происходит недалеко от наших границ», — весьма патриотично отметила Дудова.

Говорили учителя и об уровне успеваемости школьников. Согласно исследованиям департамента образования Москвы, в условиях нового федерального госстандарта начального образования 15% детей не усваивают программу на базовом уровне, сообщила член ОП Любовь Духанина.

Председатель предметной комиссии по русскому языку Федерального института педагогических измерений Ирина Цыбулько заявила, что выпускники сдали ЕГЭ по русскому языку не так ужасно, как об этом рассказывают. «Количество стобалльников осталось прежним, количество высокобалльников даже возросло», — заметила она. Дальше эксперт отметила, что ситуация в школах сейчас меняется в принципе, поскольку все школьники растут «билингвами» — используют русский язык и «олбанский» для общения в интернете. «Поэтому нужны новые подходы к преподаванию языка», — заявила Цыбулько.

В итоге педагоги составили резолюцию, обратившись к депутатам Госдумы с просьбой внести поправку в законодательство, которая позволит разделить предмет «Русский язык и литература» в федеральных государственных стандартах на два предмета. Учителя-словесники решили попросить Минобрнауки вернуть количество часов русского языка и литературы на уровне 2004 года для старших классов (три часа на литературу и два часа на русский язык в неделю), восстановить уроки внеклассного чтения и развития речи. Кроме того, учителя-словесники хотят, чтобы Минобрнауки рассмотрело вопрос о нормативно-правовом обеспечении изучения русского языка и литературы школьниками-мигрантами. Еще учителя просят ведомство пересмотреть механизмы формирования Федерального перечня учебников по русскому языку и литературе, поскольку некоторые хорошие учебники в этом году в него не вошли, например учебник по русскому языку Львовой.

Учитель литературы школы №57, член общественного совета при Минобрнауки Сергей Волков тоже был на заседании в ОП, но не выступал. «Многие призывы собравшихся сегодня были направлены к неким абстрактным силам, которые должны изменить течение жизни в стране, — сказал Волков «Газете.Ru». — Все пожелания правильны, но невыполнимы».

Из того, что выполнимо, — пожалуй, разделение русского языка и литературы в стандарте, пояснил Волков.

Он отметил, что самой большой проблемой является «мертвый буквализм» в подходах к литературе. «Ты приходишь в класс, там дети, с ними надо читать книги — вот и все. Но тут это предлагают регулировать внешними регуляторами. Может быть, они и нужны. Но ведь есть и учебники, есть и примерная программа. Вот только живой жизни нет», — говорит учитель.