Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Стандартов много не бывает

Интервью с представителями разработчиков проектов образовательных стандартов для старшеклассников

Наталья Зиганшина 20.04.2011, 21:33
РИА «Новости»

Представители разработчиков конкурирующих образовательных стандартов для старшеклассников ответили на вопросы «Газеты.Ru». Один стандарт подготовлен под руководством управляющего директора издательства «Просвещение» Александра Кондакова, другой — президиумом Российской академии образования (РАО).

Руководитель группы разработчиков новых школьных стандартов Александр Кондаков.

— Александр Михайлович, как будет дальше строиться работа над проектом стандарта для старшеклассников, третья редакция которого была обнародована накануне?

— Мы попросили еще месяц на обсуждение текста стандарта, который был вывешен вчера на сайте Минобрнауки. По итогам этого обсуждения, наверное, будет приниматься какое-то решение. В целом мы постарались максимально учесть те замечания, которые были внесены в ходе общественного обсуждения. Это касается и более внятной трактовки учебного плана образовательного учреждения, и облегчения его текста, и его сокращения, и редакторской правки, и многих других вещей. Достаточно серьезно в новой редакции были изменены разделы, связанные со структурой учебного плана. Существенно изменился раздел, посвященный индивидуальному проекту. Изменился текст о целях и предназначении стандарта. Я думаю, что слово теперь за экспертами и общественностью.

— 11 апреля на сайте Минобрнауки появилась альтернативная версия школьного образовательного стандарта для старшеклассников. Кем и для чего она была разработана?

— Она была разработана президиумом Российской академии образования. Для чего она была сделана? Я думаю, что лучше задать этот вопрос разработчикам этой версии.

— Много ли еще существует подобных альтернативных версий и как они могут повлиять на окончательный результат работы над стандартом для старшеклассников?

— Я других версий не знаю. И ответ на вопрос о том, как они могут повлиять на окончательный результат работы над стандартом, также находится вне моей компетенции.

— Как вы можете прокомментировать появившуюся в СМИ информацию о том, что существовал некий промежуточный вариант стандарта, который предполагал, в частности, отказ от ЕГЭ и полную перестройку итоговой аттестации школьника?

— Я не буду комментировать то, что в СМИ появляется такая информация, потому что зачастую люди выдают желаемое за действительное. Иногда журналисты несколько неверно интерпретируют информацию, но это уже другой вопрос. Скажу лишь, что в тексте стандарта таких положений, согласно законному порядку, быть не может. Требования государственной итоговой аттестации — это отдельный документ, который не является составной частью текста стандарта.

— Во время общественных обсуждений эксперты много говорили о том, что смена стандарта предполагает и смену системы итоговой аттестации. Каковы шансы, что механизм аттестации все же поменяется?

— Вы абсолютно правы в том, что на эту тему много говорили. И я неоднократно озвучивал эту точку зрения и придерживаюсь ее до сих пор. Я думаю, что обязательным условием введения стандарта, конечно, является новое положение о государственной итоговой аттестации. Это очень серьезная тема, поскольку без нее сложно подойти к завершению работы, если мы не понимаем, каковы механизмы проверки исполнения стандарта. Более того, разрабатывая стандарт, мы, безусловно, думали о процедурах итоговой аттестации. Поэтому, естественно, мы подготовили свое видение и свой вариант государственной итоговой аттестации — в каком виде, с точки зрения разработчиков, она может быть представлена.

— Можно ли уже сейчас сказать, хотя бы в общих чертах, как может измениться порядок итоговой аттестации?

— Подчеркну, что это не является вопросом разработчиков образовательного стандарта. Форма итоговой аттестации определяется положением о государственной итоговой аттестации. Раздел об итоговой аттестации не будет зафиксирован в тексте стандарта, так как стандарт — это рамочный документ, за которым должно последовать большое количество подзаконных актов. Могу лишь сказать, что пока процедура и содержание экзамена еще не определены. Свои предложения должны внести специалисты. Давайте подождем.

Вице-президент РАО Виктор Болотов.

— Виктор Александрович, расскажите о причинах появления так называемого альтернативного варианта стандартов для старшеклассников. Почему вдруг возникла необходимость его создавать?

— Так было решено на одном из заседаний отделений общего среднего образования и философии образования и теоретической педагогики. К варианту, вывешенному на общественное обсуждение в ноябре прошлого года, была предъявлена масса претензий. В результате заседания президиуму РАО было поручено разработать свои предложения по стандарту старшей школы.

— А в чем заключались основные претензии?

— В первую очередь лично мне там не там не понравилось обилие деклараций. Второй момент — там были явные вещи, которые еще ни разу не апробированы, например, спорный курс «Россия в мире» или три уровня предметов и еще ряд проблем. Я уже не говорю про неудачную редакции некоторых пунктов, которые давали почву для свободной и неправильной трактовки документа.

— Кем был разработан новый вариант стандарта?

— Эта работа была проведена сотрудниками Института содержания и методов обучений РАО. Очень большую роль в создании альтернативного варианта стандарта сыграли президент РАО Николай Дмитриевич Никандров, вице-президент РАО Александр Андреевич Кузнецов и директор Института содержания и методов обучений Михаил Викторович Рыжаков.

— Что будет дальше происходить с этим вариантом проекта стандарта?

— Он проходит общественное обсуждение на сайтах РАО и Минобрнауки как стандарт президиума РАО. Что будет дальше — это уже вопрос в Минобрнауки. Скорей всего, пойдет работа по слиянию обоих документов: возьмут лучшее из одного и из другого, но это непростая работа, потому что по ряду моментов есть принципиальные расхождения. Будут приниматься политические решения. Группа по мониторингу сейчас формулирует принципиальные точки расхождения двух вариантов стандартов, по которым нужно проводить дискуссию.

В Минобрнауки ситуацию официально пока не комментируют.