Как римляне спасались от алеманнов

1650 лет назад алеманны начали вторжение в Римскую империю

Екатерина Шутова 31.01.2016, 09:04
Wikimedia

В январе 366 года, 1650 лет назад, алеманны начали вторжение в Римскую империю. О том, почему германские племена решили напасть на Рим и как Флавия Иовин победил неприятеля, вспоминает отдел науки «Газеты.Ru».

Как удержать распущенность двора

В 364 году в Римской империи к власти пришел Флавий Валентиниан — человек, который окончательно укрепил христианство в стране и вытеснил остатки язычества. Он считается одним из самых сильных последних императоров — например, древнеримский историк Аммиан Марцеллин сравнивал Валентиниана с великим завоевателем Траяном, при котором Римская империя достигла максимальных размеров. «И дома, и вне его Валентиниан проявлял строгое целомудрие, не будучи нисколько заражен язвой безнравственности и разврата, — писал Марцеллин. —

Поэтому он мог удерживать распущенность двора в строгих границах, и ему тем легче было это, что он не потворствовал своей родне: родственников своих он или оставлял в безвестности частной жизни, или предоставлял им звания и посты не очень высокие, за исключением брата, которого принял в соправители, будучи вынужден к этому затруднительными обстоятельствами того времени».

Вспыльчивые вожди и воинственные юноши

Почти сразу после вступления на трон Валентиниан столкнулся с крупной проблемой — против римлян ополчились алеманны, одно из германских племен, которое в III веке заселило юго-запад сегодняшней немецкой языковой области. По словам Марцеллина, своенравные алеманны были крайне недовольны тем, что получили от Валентиниана намного меньше даров, чем от предыдущих правителей Римской империи.

«Послы алеманнов были оскорблены грубым и высокомерным обхождением государственного министра Урзация, уменьшившего, из неуместной бережливости, и ценность, и количество подарков, на которые они имели право, в силу обычая или договора, при восшествии на престол нового императора, — писал британский историк Эдвард Гиббон в своем классическом труде «История упадка и разрушения Римской империи». — Они не скрывали, что глубоко чувствуют обиду, нанесенную их нации, и уведомили об этом своих соотечественников.

Мысль, что к ним относятся с презрением, раздражала вспыльчивых алеманнских вождей, и воинственное юношество стало массами стекаться под их знамена».

Брат остается без помощи

Вскоре после начала правления Валентиниан отправился в Лютецию — древнее поселение на месте современного Парижа. Там он узнал, что против его младшего брата Валента, правящего восточной половиной Римской империи, началось ожесточенное восстание. Одновременно с этим Валентиниану сообщили, что алеманны приняли решение о вторжении в Галлию, очень важную часть Запада.

Сначала император решил прийти на помощь брату — однако спустя некоторое время галльская знать уговорила его остаться и помочь разгромить германские племена. По мнению историков, Валентиниан решил остаться, чтобы заручиться поддержкой Галлии.

Кстати, после разгрома алеманнов на галльских монетных дворах начали чеканиться монеты с изображением Валентиниана и надписями «Реставратор Республики, Римская слава, Триумфатор над варварами».

Впереди — верная победа

В январе 366 года германские племена начали активное вторжение в Римскую империю — и Валентиниан отправил против врага магистра пехоты Дагалайфа. Однако его войска были перебиты — и тогда император заменил Дагалайфа на Флавия Иовина.

Римский военачальник собрал отлично дисциплинированную армию, состоявшую из кавалерии, пехоты и легковооруженного отряда.

Перед сражением Иовин не уставал повторять, что римлян ждет легкая и верная победа — и поэтому в бой солдаты вступили воодушевленные и готовые к тому, чтобы разгромить врага.

Первая неприятельская дивизия была застигнута воинами Иовина врасплох, и победа действительно оказалась легкой и быстрой. «Другая неприятельская дивизия, или, скорее, целая армия, жестоко и бесцельно опустошив соседние провинции, отдыхала на тенистых берегах Мозеля, — пишет Гиббон. — Иовин, осмотрев местность глазами опытного полководца, без шума провел свои войска сквозь глубокую и покрытую лесом равнину до такого пункта, откуда можно было ясно видеть, в какой праздной беззаботности проводили свое время германцы. Одни из них купались в реке, другие расчесывали свои длинные белокурые волосы, третьи упивались крепким и вкусным вином. В их ушах внезапно раздались звуки римских труб, и они увидели неприятеля внутри своего лагеря».

Победитель становится консулом

Испуганные алеманны бросились в бегство, однако их вожди приготовились вступить в решающий бой с армией Иовина. По словам историков, кровавая битва длилась целые сутки — и в конце концов римляне взяли вверх, потеряв около 1,2 тыс. воинов. Алеманны же потеряли 6 тыс. человек убитыми и 4 тыс. ранеными.

Иовин преследовал оставшихся противников до берегов Рейна, а затем приехал в Лютецию, где получил почетное звание консула.

«Торжество римлян, к сожалению, было запятнано тем, что они повесили на виселице одного взятого в плен короля, не спросившись своего военачальника, который пришел в негодование от этого поступка, — объясняет Гиббон. — За этой позорной жестокостью, которую можно было приписать исступлению войск, последовало преднамеренное умерщвление Вадомерова сына Ватикаба — германского вождя со слабым и болезненным телосложением, но с отважной и мужественной душой. Римляне подучили и защитили домашнего убийцу, совершившего это преступление; этим нарушением законов человеколюбия и справедливости они обнаружили тайные опасения, которые внушала им слабость разрушавшейся империи. Для защиты государства не прибегают к помощи кинжала, пока существует какое-либо доверие к могуществу меча».

Враг не отступает

Спустя год униженные и разозленные алеманны вновь вторглись в Галлию — и еще раз потерпели поражение от воинов Валентиниана. Бдительный император, боясь очередного нападения, приказал построить крепость на левом берегу Рейна. Однако планам Валентиниана не суждено было сбыться — алеманны атаковали крепость, находившуюся в стадии строительства, и убили охранявших ее римских солдат.

В конце концов, после ряда безуспешных попыток победить неприятеля император решил заключить с ними мир.

Аллюзию на противостояние германцев и римлян можно наблюдать в первом официальном аддоне (дополнении) к культовой стратегической компьютерной игре «Rome: Total War». Одной из варварских фракций в игре являются алеманны — племена, которые, по сюжету, почти сразу получают доступ к артиллерии.