Кого слушает президент

Как обновился коммунизм

Ученые-востоковеды о XII съезде Коммунистической партии Вьетнама

Иван Климов 29.01.2016, 18:42
XII съезд компартии Вьетнама dangcongsan.vn // VNA
XII съезд компартии Вьетнама

Ученые-востоковеды прокомментировали отделу науки «Газеты.Ru» итоги XII съезда Коммунистической партии Вьетнама, который завершился в Ханое.

XII съезд Коммунистической партии Вьетнама проходит раз в пять лет. Представителям единственной партии страны (во Вьетнаме до 1988 г. также существовали Социалистическая и Демократическая партии, но они были распущены) предстояло избрать генерального секретаря и рекомендовать людей на высшие посты в руководстве страны.

Как все начиналось

Через несколько дней после Вьетнамского нового года — Тет Нгуен Дан — выпавшего в 1930 г. на 30 января, несколько вьетнамцев, представлявших различные коммунистические организации зависимой от Третьей французской республики территории, называвшейся Индокитайский союз и объединявшей несколько частей Вьетнама (Тонкин, Аннам — протектораты и Кохинхину — колонию), а также Лаос, Камбоджу и маленький эксклав на территории Китая — Гуанчжоувань, собрались в гонконгском районе Коулун, чтобы объединить эти группки в единую организацию. Председательствовал на собрании эмиссар Коммунистического интернационала (Коминтрен), грозной международной организации с центром в Москве, товарищ Выонг — Нгуен Ай Куок, впоследствии известный как Хо Ши Мин, первый президент Демократической Республики Вьетнам (ДРВ). Они договорились образовать единую Коммунистическую партию Вьетнама (КПВ). Правда, через несколько месяцев под давлением Коминтерна партия была переименована в Компартию Индокитая (КПИК)

С момента своего образования КПВ/КПИК окунулась в пучину национально-освободительного движения. Начавшийся в 1929 г. мировой финансово-экономический кризис больно ударил по жителям зависимых от Франции территорий. Во Вьетнаме ширилось недовольство. Компартия возглавила рабочих и крестьян Вьетнама, выступивших против французских колонизаторов. Весной 1930 г. под ее руководством началось массовое народное движение, развернувшееся в Аннаме, Кохинхине и Тонкине, но наибольший масштаб приобретшее в центральном Вьетнаме — в провинциях Нгеан и Хатинь, где в сельских районах восставшим массам удалось под руководством коммунистов даже образовать народные органы власти — советы.

Правда, с использованием военной техники, солдат Иностранного легиона, вскоре патриотическое французы задушили.

Еще 15 лет потребовалось КПИК, чтобы добиться независимости Вьетнама. 2 сентября 1945 г. председатель Временного революционного правительства страны Хо Ши Мин на площади Бадинь в Ханое зачитал декларацию независимости Демократической республики Вьетнам (ДРВ): Впрочем, Компартии на пути к независимости пришлось идти на жертвы, официально организация перестала существовать: Компартия превратилась в «кружок по изучению марксизма», однако, его активисты остались во главе «Лиги независимости Вьетнама» (Вьетминь), борющейся с решившими вернуться страну французами. Именно под лозунгами Вьетминя вьетнамские коммунисты одержали историческую победу – надо сказать, не без помощи стран советского блока – над Францией при Дьенбьенфу.

Руководство родившейся на осколках зависимой от Франции страны, ДРВ составляли в большинстве своем коммунисты. Правда, теперь их организация называлась Партия трудящихся Вьетнама (ПТВ). Независимость была достигнута.

Перед партией встала новая задача – объединение страны.

В середине 1950-х гг. на Юге Вьетнама в нарушении Женевский соглашений была образована Республика Вьетнам во главе с президентом католиком Нго Динь Зьемом. ПТВ возглавила борьбу народа за объединение страны.

Двадцать лет потребовалось партии, чтобы осуществить эту задачу. В конце 1974 г. — начале 1975 г. Политбюро ЦК партии приняло решение о возможности начала генерального наступления на позиции, остававшиеся под контролем Республики Вьетнам. 31 марта 1975 г. совещание Политбюро ЦК ПТВ постановило, что «с этой минуты начинается решающее стратегическое сражение нашей армии и народа». В конце марта 1975 г. командование армии Республики Вьетнам сосредоточило оставшиеся силы для обороны Сайгона. Для их разгрома и освобождения города силы ВНА и НВСО осуществили операцию «Хо Ши Мин». 26 апреля патриотические силы находились уже вплотную к Сайгону. В 17 часов того же дня началось генеральное наступление по овладению городом. 30 апреля в 9.30 президент Республики Вьетнам Зыонг Ван Мин отдал приказ южновьетнамской армии прекратить огонь. В 10.45 соединения 2-го корпуса вошли в президентский дворец. Правительство Южного Вьетнама капитулировало, а к 11 часам утра власть в городе перешла в руки военно-патриотического комитета. С 30 апреля 1975 г. Вьетнам отсчитывает дни, когда страна стала единой.

На IV съезде, состоявшемся уже в единой сраны в 1976 году, Партия трудящихся Вьетнама объединилась с Народно-революционной партией Южного Вьетнама, в результате чего было восстановлено название организации — Коммунистическая партия Вьетнама. Почти полвека потребовалось партии, чтобы добиться независимости, объединить страну и вернуть себе прежнее имя.

30 лет назад

Судьбоносным стал 6-й съезд Коммунистической партии в декабре 1986 года. Главным решением партии стало начало политики обновления («дой мой»), суть которой сводилась к развитию всех социально-экономических укладов, в том числе частного, поощрению личной инициативы, ослаблению механизма централизованного управления народным хозяйством, а также к политике «открытых дверей» во внешнеэкономических связях. Поражение социализма в Восточной Европе и разрушение Советского Союза в 1991 году привело к ускорению экономических реформ и внешнеполитической переориентации страны.

Социалистическая Республика Вьетнам (СРВ), такое название страна получила после объединения, взяла отчетливый курс на постепенную экономическую либерализацию. В страну потянулись иностранные инвесторы, заинтересованные дешевой рабочей силой и открывшимся новым рынком. Вьетнам начал ускоренную индустриализацию, превращаясь, как и его северный сосед - Китай, - в мастерскую мира.

За это время СРВ превратилась из одной из самых бедных стран мира в государство со средним уровнем доходов. Если в 1990 году, по данным Всемирного банка (ВБ), валовой национальный доход (ВНД) на душу населения СРВ составлял всего 220 долларов, то к 2014 году он увеличился почти вдвое – до 2052,3 долларов.

Этому способствовала и интеграция в мировое хозяйство, ведь, как и любая другая мастерская не на свой, а на внешний рынок. Только в 2015 г. СРВ заключила соглашения о создании зон свободной торговли с Евразийским экономическим союзом, Южной Кореей и Европейским союзом. В феврале 2016 г. ожидается вступление в действие соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (Trans-Pacific Partnership, TPP), целью которой является создание зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).

«Итоги состоявшегося накануне XII съезда КПВ будут, конечно, иметь определенное большое значение для перспектив развития страны. Съезд подвел итоги 30-летнего пути политики обновления и открытости, которая проводилась Компартией начиная с 1986 года, когда состоялся судьбоносный VI съезд партии, где было принято решение начать политику обновления. Внутренняя политика сводилась к построению многоукладной рыночной экономики при руководящей роли государственного сектора — это называлось «рыночная экономика, ориентированная на социализм». За 30 лет эта политика привела страну к серьезным успехам – с ними и подошли к XII съезду», — комментирует Владимир Мазырин, доктор экономических наук, руководитель Центра изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока РАН.

Что произошло сейчас

Главный итог съезда заключается в переизбрании генерального секретаря ЦК КПВ Нгуен Фу Чонга на следующий пятилетний срок.

«Во главе страны остается Нгуен Фу Чонг – его возраст превышает предельный возраст для занятия должности, но было решено его оставить. Во Вьетнаме генеральный секретарь – это лицо номер один в стране», — отметил Владимир Колотов, доктор исторических наук, директор Института им. Хо Ши Мина при Санкт-Петербургском государственном университете, заведующий кафедрой истории стран Дальнего Востока СПбГУ, директор Санкт-Петербургского филиала Общества российско-вьетнамской дружбы, российский представитель вьетнамистики в Европейской ассоциации вьетнамистов.

Эксперты сходятся во мнении, что после съезда вряд ли произойдут принципиальные изменения.

«Было избрано новое руководство – по поводу избрания было много разговоров, споров. Выборы прошли демократично, съезд на них сыграл решающую роль, — говорит Григорий Локшин, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока РАН. — Бывший премьер-министр, например (пока еще, конечно, не бывший, он сохранит свой пост до мая), претендовал на пост генерального секретаря, но его не выбрали. В итоге он ушел в отставку. Вообще, партия сохранила свое единство, состав партийного руководства омолодился. Радикально ни внешняя, ни внутренняя политика страны после съезда не изменится. Она уже определилась на базе практического опыта. Вьетнам понимает, что дает результат, а что нет. Все конкретные решения в стране принимаются, исходя из местных условий».

«В целом съезд подтвердил преемственность прежнего курса, поэтому изменений на этом направлении, как и на других, ожидать не стоит. Выборы нового состава руководства страны, сохранение поста Генерального секретаря ЦК КПВ за Нгуен Фу Чонгом, который занимал его предыдущий срок (5 лет), подтвердили приверженность Вьетнама выверенной и сбалансированной линии международного развития и рыночных реформ, — пояснил Владимир Мазырин. — Главным направлением внешней политики Вьетнама уже много лет является углубление интеграции в мировое сообщество, прежде всего, в экономической сфере. Вьетнам очень широко проводит эту политику, создавая зоны свободной торговли и осваивая рынки других стран почти по всему миру.

Экономика: Рост 7%

«На съезде Коммунистической партии пришли к новым выводам, поставили новые задачи – например, увеличить ВВП до 3,3 тыс. долларов на душу населения, сохранить темпы прироста экономики в 6,5 – 7%», — говорит Григорий Локшин.

Тот факт, что бывший премьер-министр (пока еще, правда, не бывший) не стал генеральным секретарем, говорит о том, что резких движений не будет, однако курс на реформы точно сохранится, полагают эксперты.

«Реформы, однако, будут носить поступательный характер, — поясняет Антон Цветов, эксперт по внутренней и внешней политике современного Вьетнама, Менеджер по связям со СМИ и правительственными структурами Российского совета по международным делам. — Будет происходить постепенное ослабление зависимости экономики Вьетнама от Китая в пользу других партнеров, в том числе и США. В регионе будет уделяться внимание отношениям с Японией, Южной Кореей, странами АСЕАН. Важную роль здесь сыграет и подписание Транстихоокеанского партнерства».

«С одной стороны, в мае прошлого года подписано соглашение о зоне свободной торговли с Евразийским экономическим союзом ЕАЭС), а в конце года завершены переговоры по созданию Транстихоокеанского партнерства (ТТП) и ЗСТ с Европейским союзом, — говорит Владимир Мазырин. — Но дальше результаты зависят от начала их действия. Сейчас мы ждем ратификации соглашения по ЗСТ с ЕАЭС, чтобы почувствовать эффект снижения таможенных тарифов и выявить возможности расширения взаимной торговли. Подписание соглашения по ТТП ожидается в первой половине 2016 г., а начнет оно работать, по оценкам экспертов, не ранее чем в 2018 г. У стран-участниц еще много вопросов по поводу их потерь и приобретений от создания этой экономической группировки, в том числе и у Вьетнама. Так что страны ЕАЭС имеют перед ними существенный гандикап в получении преференций и повышении конкурентоспособности своей продукции на вьетнамском рынке».

Эксперт отметил, что в явной форме Вьетнам акцентов не ставит на то или иное интеграционное объединение и не делает выбора, что косвенно подтверждают и решения 12 съезда КПВ, но де-факто Ханой отдает приоритет Транстихоокеанскому партнерству и сотрудничеству с ЕС. «У Вьетнама более 10 действующих зон свободной торговли, так что ЗСТ с ЕАЭС – первая для России и других членов Союза – далеко не единственная у Вьетнама, — говорит Мазырин. — Относительно участников этих ЗСТ Россия скорее компенсирует отставание, которое возникло за время, пока у нас не было режима свободной торговли с Вьетнамом, – все уже продают свои товары на его рынке и получают их у себя по сниженным ценам – с преференциями, а мы продолжаем торговать по повышенным ценам и проигрываем в конкуренции основным партнерам Вьетнама. Кстати, в этом также кроется одна из причин замедления товарооборота между РФ и СРВ в 2014-2015 гг».

Отношения с Россией

«У власти остались те же люди, генеральный секретарь остался, и политика не должна сильно меняться. Одни и те же люди ведь не могут прыгать с одной платформы на другую, если платформа идет верным путем, — рассказал «Газете.Ru» сенатор Арнольд Тулохонов, член Комитета Совета Федерации по международным делам, академик РАН. — Что касается отношений Вьетнама с Россией, то они хорошие – но могут быть еще лучше. Отношения между Москвой и Ханоем, торговля – это прекрасно, но стране от этого не жарко не холодно, поэтому меня прежде всего волнует региональное сотрудничество.

По моему приглашению в Улан-Удэ приезжал вице-премьер Вьетнама. По итогам визита я подготовил соглашение о региональном сотрудничестве – теперь жду его одобрения. Касаться оно будет и военно-технической сферы, и образования, например, — мы затрагивали вопросы обмена студентами. Желание со стороны Вьетнама есть».

«В отношениях с Россией, я думаю, сильных перемен не будет. Сейчас наши отношения носят характер стратегического партнерства, — считает Антон Цветов. — Впрочем, есть, куда их развивать – товарооборот между нашими странами не такой уж большой. Соглашение о свободной торговле в этом плане является важным шагом, но все будет зависеть от дальнейших конкретных шагов».

США, Китай и СНГ

По словам Антона Цветов, будет происходить постепенное ослабление зависимости экономики Вьетнама от Китая в пользу других партнеров, в том числе и США. В регионе будет уделяться внимание отношениям с Японией, Южной Кореей, странами АСЕАН. Важную роль здесь сыграет и подписание Транстихоокеанского партнерства.

«Резких сдвигов в политике не будет, — уверен Владимир Колотов. — Вьетнам – который сейчас является авторитетным членом АСЕАН и международного сообщества — будет продолжать защищать свои интересы и проводить многовекторную политику. В плане торговли Вьетнам сейчас находится между Китаем и США – обе эти страны имеют обыкновение пытаться вмешиваться во внутренние дела других стран. Россия же этого не делает – и будет выступать в роли стабилизатора в регионе. Мы – дружественная по отношению к Вьетнаму страна, это все понимают. Вьетнам выступает за усиление торговых отношений с Россией, но пока, к сожалению, не очень получается.

Вообще у Вьетнама экспортоориентированная экономика, и у страны прочные связи с США, странами ЕС, Китаем, Японией. Рынки этих стран наиболее платежеспособные – на них Вьетнам и старается проникнуть.

Связи со странами СНГ развиты относительно слабо.

Со времен СССР сотрудничество с ними было заточено в сторону военно-технической сферы. Сейчас оно тоже есть – с Украиной, Белоруссией, немного с Казахстаном. С остальными странами СНГ сотрудничество находится на уровне скромном и символическом. Вообще, Вьетнам сейчас является авторитетным членом АСЕАН и международного сообщества».

«Что касается конфликта вокруг островов в Южно-Китайском море – то новое руководство страны курс, скорее всего, сохранит, — говорит Антон Цветов. — Западные наблюдатели полагали, что новый премьер-министр займет более жесткую позицию, но генеральный секретарь ведет более аккуратный по отношению к Китаю и территориальным спорам курс. Так что нового качества конфликта не будет, неосторожности и резких движений, скорее всего, тоже. Но и спор никуда не уйдет. Вопрос в том, получится ли отделить эту проблему от общей повестки отношений с Китаем».