«Гомосексуализм — это просто глюк»

Что мешает животным стать такими же умными, как люди

Станислав Дробышевский 01.12.2015, 15:08
Shutterstock

Люди полигамны или моногамны по своей природе? Каков будет интеллект у человека будущего? На эти и другие животрепещущие вопросы отделу науки «Газеты.Ru» ответил Станислав Дробышевский — кандидат биологических наук, доцент кафедры антропологии биологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, научный редактор портала «Антропогенез.ру».

— Кто из животных нам ближе всего генетически?

— Современные шимпанзе! Миф про то, что человеку ближе всего свинья, основан на неверно понятом утверждении, что «очень легко пересаживать органы от свиньи к человеку». Суть в том, что нет массовых пересадок чего-либо от свиньи к человеку. На практике свинья — архаичное парнокопытное, нежвачное и весьма специфичное, а человек — это примат. И линии человека и парнокопытных разошлись как минимум в палеоцене, а может, и еще раньше.Точно больше 60 млн лет назад! А возможно, больше 65 млн лет назад — еще где-то в мезозое! Да и вообще, в биохимическом смысле человек от свиньи отличается капитальным образом.

Другое дело, что свинья, как и человек, всеядна, схожа с ним по размерам, у нее похожий уровень обмена и ее не жалко. Было бы здорово пересаживать органы от шимпанзе, но где этих шимпанзе наберешь? А свиней у нас больше, чем людей.

И, кстати, «пересадка» звучит очень гордо, а

на практике пересадка — подсоединение печени свиньи к бедренной артерии человека на полчаса — чтобы за это время печень человека немного оклемалась.

— Что антропологи думают по поводу теорий о «великих русах, спустившихся с гор» и «славянах, первыми вылезших на сушу»?

— Национализм — такая вещь, которая захватывает все на свете: и религию, и этнические штуки, и символику. И пытается даже захватить антропологию с генетикой. Последнее обычно делается безграмотным образом, на коленке и от балды. Все байки про великих русов создаются практически с нуля. Измышления про «древность» появляются потому, что кому-то хочется, чтобы русы были самими первыми. Некоторым людям почему-то кажется, что чем древнее — тем лучше. Но вот

мне лично не кажется, что если наши предки были нашими предками еще миллион лет назад, то это круто. Наши предки в любом случае произошли из бактерий миллиарды лет назад.

У любого народа есть какое-то начало, которое определяется появлением самосознания. Про славян все прекрасно известно из русских, византийских летописей. Известно, что славян даже 2000 лет назад не особо и было. Но предки у них были. Славяне же не свалились с Марса! И вообще, если народ появился, например, в XVI веке, это не значит, что у него не было биологических или этнических предков вообще. Просто народ сложился как народ именно в это время.

Русские как народ сложились только с появлением государственности. А единое самосознание появилось и того позже — первые государства резали друг друга почем зря, и единство у них было сомнительное. До XV века на территории России была куча княжеств, которые воевали друг с другом.

Древность — это болезнь любого народа. Кто-то придумывает древних русов, кто-то — древних укров, древних киргизов и так далее.

Но все это к реальности отношения не имеет почти никакого.

— Люди полигамны или моногамны по своей природе?

— Судя по тому, что мы знаем о человеке, австралопитеке и шимпанзе, можно сделать вывод, что для людей свойственна сериальная моногамия — или последовательная полигамия. Ее мораль в том, что

в каждый момент пара — она пара, но в каждый следующий момент состав пары меняется.

Какое-то время мужчина и женщина вместе — например, до выращивания потомства, а потом они разбегаются. Так оно и есть в современном мире. Человек женился, завел потомство, развелся и еще раз женился. Если посмотреть на количество разводов и повторных браков, то легко понять, что современному человеку присуща именно сериальная моногамия.

Периодически какая-то религия пытается сделать так, чтобы брак был один и на всю жизнь, но даже в таких случаях начинаются убийства супругов и прочее в этом духе — чтобы избавиться от навязанной моногамии.

— С эволюционной точки зрения секс человеку нужен только для размножения?

— Изначально секс нужен только для размножения. Но по факту он важен для установления социальных контактов. Потому что количество половых контактов превосходит количество детей — соответственно, секс не только для размножения необходим.

У животных то же самое. Все приводят в пример пресловутых бонобо (которые, кстати, как раз бывают гомосексуальными — причем преобладают у них лесбийские контакты). Это способ умиротворения, снятия напряжения — чтобы психика пришла в норму.

— Можно ли предположить, каков будет интеллект у человека будущего?

— Недавно я посмотрел фильм «Идиократия» — всем советую его посмотреть! Он достаточно дебильный, но отражает то, что действительно может случиться. То есть сейчас человеческая цивилизация создает возможности выживания людей с не очень высоким интеллектом.

За счет того, что сильно интеллектуальные ребята создают кучу всяких благ (айфоны, теплые помещения, транспорт и прочие ништяки), оставшиеся 99% населения могут этим пользоваться и не думать вообще.

А мозги нам для того и нужны, чтобы решать сложные и неожиданные задачи. Когда у нас все по стандарту, все известно, то они теряют смысл. И отбор будет идти на истребление мозгов. Если выживают люди с пониженным интеллектом — то средний уровень интеллекта популяции будет понижаться.

Все путешественники давно отметили, что в одной и той же местности охотники-собиратели всегда гораздо интеллектуальнее, чем земледельцы. Потому что у земледельцев все по одному и тому же кругу вертится — посадил-окучил-полил-вспахал. А у охотников-собирателей все не так: звери могут убежать, звери могут не прийти, звери — сами умные. Да и ягоды тоже не всегда достанешь.

Конечно, все готовы прикалываться: какие дикие папуасы, бушмены и пигмеи примитивные. Но те, кто с ними общался, говорят, что это самые сообразительные люди из всех. А сейчас большая часть населения планеты живет в городах. Мозг напрягать не надо. Так что перспективы печальные.

Растет разброс: умные тоже есть, и отбор на них тоже работает. Другое дело, что мы не ведем целенаправленный отбор на умных. Селекции и евгеники ведь нет! (И очень хорошо, на самом деле.)

Гены постоянно перетекают туда-сюда, а испортить, как известно, всегда легче, чем улучшить.

Но, с другой стороны, если люди в среднем станут сильно тупее, то они не смогут поддерживать уровень существования общества, и им придется поумнеть. Либо они вымрут (но это вряд ли), либо пойдет естественный отбор в обратную сторону. И пойдет такой волнообразный процесс с амплитудой в 20 тыс. лет: поумнели — потупели, поумнели — потупели.

— Как можно объяснить гомосексуализм с научной точки зрения?

Я считаю, что гомосексуализм — это биологическая ошибка. Потому что биологическое предназначение и смысл жизни — в потомстве. А у гомосексуалистов детей не будет. Хотя мне тут сказали, что у них тоже дети есть, что одно с другим не связано. На самом деле связано.

Гомосексуализм — просто глюк.

Еще есть такой «классный» аргумент, что у животных тоже такое бывает. Ну, у животных еще раковые заболевания бывают, еще они ноги себе ломают иногда. Если это отклонение — то это отклонение. А то, что это патология, оценивается тем, что гомосексуализм мешает иметь потомство. Путем естественного отбора в норме гомосексуализм должен отбираться. Если убрать все социальные приколы с усыновлением и прочим, то это все естественным путем истребляется. Если это истребляется, значит, это патология.

С другой стороны, если гомосексуализм никому жить не мешает — то ради бога. У меня вот астигматизм, это тоже патология, но тем не менее я очки надел и хожу. И пока не помер.

— Скрещивались ли неандертальцы с кроманьонцами?

Антропологи начали искать ответ на такой вопрос еще в XIX веке. А сейчас генетики захватили эту тему и ее приватизировали.

Большинство ученых считают, что смешение все-таки было. По моим данным получается, что оно произошло между 35 тыс. и 30 тыс. лет назад. А по генетике выходит, что между 50 тыс. и 80 тыс. лет назад. Но радует, что оценки генетиков все время изменяются: сначала говорили о 100 тыс. лет назад, потом — о 80 тыс. лет назад, сейчас — о 50 тыс. лет назад… Авось скоро и с моими данными сравняются!

— Почему мозг неандертальцев был больше, чем мозг современного человека?

— Потому что он был больше! Мозг с интеллектом напрямую никак не связан. У какого-нибудь кита или слона мозг тоже больше, чем у человека.

У гориллы максимальный размер мозга больше, чем минимальный у сапиенса. Но это не значит, что самая гигантская горилла умнее, чем самый маленький человек. Потому что строение тоже имеет значение. Другое дело, что строение мозга неандертальцев непонятно, как можно узнать. Но сейчас у нас есть геном неандертальцев, и в принципе мы можем прикинуть, какие части мозга у них работали как у нас, а какие — не как у нас. Это делается так: берется часть мозга современного человека и смотрится, какие гены там работают. А потом эти гены сравниваются с генами неандертальцев. И получается, что отличий по генам мозгов у нас с неандертальцами очень много. Учитывая, что у нас есть археология, которая рассказывает, чем занимались неандертальцы и какие у них были орудия, мы видим, что неандертальцы были все-таки попроще, чем сапиенсы.

— Почему у человека исчезла «пенисная кость» — бакулюм?

Может быть, она просто стала неудобна из-за прямохождения. Но современные мужчины от исчезновения бакулюма ничего не потеряли! Вероятно,

бакулюм исчез, чтобы у первобытных граждан было сразу заметно возбуждение: они же все без одежды бегали.

— Среди наших предков были каннибалы?

— Конечно, каннибализм существовал еще 10 млн лет назад, ведь и у шимпанзе он есть! Но при этом он никогда ни у кого не был нормой, скорее отклонением — иначе бы наши предки просто друг друга съели.

— Почему у шимпанзе в отличие от женщин грудь увеличивается только во время кормления?

— Есть предположение, что у шимпанзе большие молочные железы нужны не для того, чтобы больше молока вырабатывать. Это сигнализирующая штука, чтобы отпугивать лишних самцов. Когда у самки есть детеныш, ей надо, чтобы самцы ее не доставали. Свой самец (муж) и так привязан и никуда не денется. А вот другие самцы должны валить — и их нужно отпугнуть. Поэтому грудь шимпанзе — это отпугивающий элемент. У шимпанзе, кстати, есть и другие сигнальные приспособления: например, огромные половые мозоли у самок во время овуляции вырастают.

У предков человека тоже молочные железы во время кормления увеличивались. Но потом у женщин исчезли признаки овуляции. То есть

самкам стало выгодно, чтобы самец не знал, может у нее быть ребенок или нет.

И все признаки, связанные с циклом, у человека застыли в одном состоянии. Молочные железы тоже застыли. И опять же, они нужны были, чтобы отпугивать чужих самцов.

Другое дело, что, когда один признак долго существует, он может свой смысл поменять на прямо противоположный. Может, это и случилось, потому что сейчас считается, что отсутствие большой груди — это плохо, а наличие — хорошо. Но когда грудь у женщины отвисшая и очень-очень большая, это тоже отпугивает. А к старости грудь именно отвисает, и возникает ее первоначальный смысл — какой был у предков 10 млн лет назад.

— Когда и почему эволюционно возникли первые верования в духов?

— Мы это можем узнать по археологическим находкам нефункциональных предметов, которые не были нужны для выживания. Первые такие ритуальные штуки достоверно появляются в мезолите, а менее достоверно — в верхнем палеолите (порядка 40–50 тыс. лет назад). Это разные статуэтки, пятна на стенах, изображения фигур в масках и с рогами.

Есть один замечательный ученый из Питера — Березкин, вот он занимается сравнительной мифологией. То есть он сравнивает мифы разных народов и на основе этого делает выводы о миграции людей и миграции мифов. Поскольку мы знаем, когда и куда люди ходили, мы можем прикинуть, когда какой миф появился. Если какой-то миф распространился по всему миру, то можно сказать, что ему 50 тыс. лет — потому что в это время было расселение человека за пределы Африки. Кстати,

первые мифы (и в них присутствовали духи) были о происхождении смерти.

У всех современных людей есть представления о духах. А так как люди расселились примерно 50 тыс. лет назад, значит, в это время верования в духов уже были. Навряд ли они появились потом в разных местах в практически идентичной форме. Хотя такая вероятность тоже не исключена.

— Что мешает другим животным стать такими же умными, как люди?

— Еще 50 тыс. лет назад было четыре вида — сапиенсы, неандертальцы, денисовцы и хоббиты. Потом сапиенсы всех вытеснили и заняли всю интеллектуальную нишу. И никому больше поумнеть не разрешают!

Как, например, могут поумнеть шимпанзе в Африке, если они сидят в лесу и за ними постоянно бегают браконьеры?

А вообще, интеллект — не то, к чему стремятся живые существа. Стать разумным — это не цель биологии. Дельфины, например, спокойно живут в воде и питаются рыбой — и умнеть им необязательно. А вообще, у каждого живого существа своя специализация. У тушканчиков специализация — длинные ноги, у слона — хобот, у китов — эхолокация, у человека — интеллект. И с какой стати у муравьеда или трубкозуба должна быть такая же специализация, как у сапиенса?

— Какова жизнь типичного российского антрополога?

— Опишу свою жизнь: рано-рано утром, еще до того, как встает солнышко, я бегу читать лекции.

Я работаю в двух школах и четырех университетах. По пути на работу происходит написание научных и научно-популярных трудов. Метро и электричка — главные места написания этих трудов.

Потом, в течение дня, происходит чтение лекций. Все это перемежается беганьем с места на место, потому что школы и университеты находятся в разных местах, само собой. Вечером — возвращение домой и написание трудов в метро и электричке. Дома детишки, а в промежутке между приколами детишек — написание научных трудов. Летом — экспедиции. Еще можно себя разнообразить поездками на прикольные тусовки — в Нижний Новгород, Петрозаводск, на разные Дни науки, еще куда-нибудь. Куда пригласят. Я езжу всюду, где хотят слушать мои лекции.

Подготовила Екатерина Шутова