Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Вам от ожогов или от рака?

«Газета.Ru» о солнцезащитных средствах: как правильно подобрать к своей коже, как они действуют и от чего помогают и не помогают

Надежда Маркина 01.07.2014, 09:33
iStockphoto

В разгар лета «Газета.Ru» разобралась в том, как и от чего нас охраняет солнцезащитная косметика, а также в том, почему мы больше пользуемся средствами от солнца, а заболеваемость меланомой растет.

Как защищает фактор защиты

В выборе солнцезащитных средств большинство людей справедливо ориентируются на фактор защиты SPF. Эта аббревиатура происходит от английского Sun Protective Factor и обозначает солнцезащитный фактор, который характеризует степень защиты, обеспечиваемой данным кремом. SPF большими цифрами указан на каждом флаконе. Чем больше число, тем больше защита.

Перед использованием солнцезащитных средств надо осознать, какой фототип кожи вам подарила природа. Он зависит от выработки меланина — темного пигмента, который содержится в клетках эпидермиса и поглощает свет. Если меланина много, человек имеет от природы смуглую кожу, при этом хорошо загорает и не обгорает на солнце. Если его мало, у человека очень светлая кожа, которая краснеет и обгорает даже при недолгом пребывании на солнце. Часто обладатели такой кожи имеют рыжие волосы. Чаще всего кожа принадлежит к промежуточному типу, а всего выделяют шесть фототипов.

Для первого и второго фототипов (светлокожих) нужен высокий фактор защиты (SPF > 20), для четвертого-шестого достаточно низкого (SPF < 10).

Считается, что число фактора защиты указывает на то, во сколько раз дольше вы можете пребывать на солнце, намазавшись кремом, чем без него. Скажем, если без крема ваша кожа краснеет на солнце за полчаса, то с кремом SPF4 это время увеличивается до двух часов.

Покраснение кожи (эритема) — это первая стадия солнечного ожога, а потом, как известно, кожа облезает, сходит верхний слой эпидермиса. Обгореть на солнце никому не хочется, и именно поэтому мы пользуемся защитными средствами. Они предохраняют кожу от ожогов.

От ожога до рака

Но красная и облезшая кожа — это еще не все неприятности, которые мы получаем от солнца. Излучение в ультрафиолетовом (УФ) диапазоне повреждает клетки кожи, что приводит к их усиленному старению (фотостарению) и повышает вероятность возникновения рака кожи, в первую очередь его самой опасной разновидности — меланомы. Это происходит потому, что УФ-излучение повреждает биологические молекулы. Под его влиянием происходят фотохимические реакции, приводящие к появлению свободных радикалов — молекул с неспаренным электроном, которые портят белки и ДНК.

Если таким образом повреждается белок кожи коллаген, кожа усиленно стареет. Если же изменения затрагивают ДНК, клетка может стать раковой.

В солнечном спектре УФ-излучение делят на три диапазона в зависимости от длины волны. Самые короткие лучи УФ-С (200–290 нм) практически не достигают поверхности Земли благодаря атмосфере и ее озоновому слою; УФ-В (290–320 нм) и УФ-А (320–400 нм) — то, что достается нашей коже. Но действуют они по-разному.

УФ-В, как более коротковолновое излучение, обладает большей энергией и сильнее обжигает кожу, чего мы больше всего боимся. УФ-А на первый взгляд более безобидное излучение, оно не так обжигает, но зато глубже проникает в клеточные слои кожи, в дерму. А значит, именно этот диапазон ультрафиолета несет с собой опасные последствия — фотостарение и рак.

Соответственно, на флаконе с солнцезащитным средством указаны буквы UVB или UVA. К примеру, UVB означает, что средство защищает вас только от лучей УФ-В диапазона, то есть только от солнечных ожогов. Но на современных средствах хороших брендов, как правило, указаны и буквы UVA, обведенные в кружочек. Это означает, что средство защищает не только от УФ-В, но и от УФ-А лучей.

Тем, кому хочется загореть, было бы интересно узнать: пробьется ли какое-то количество ультрафиолета через двойную защиту, чтобы получить красивый оттенок кожи? К тому же ультрафиолет «не только вреден, но и полезен»: под его влиянием в коже синтезируется исключительно важный для организма витамин D и происходят разные другие благотворные процессы. Например, снижается давление, а с ним и риск инфарктов и инсультов.

Любителям загорелого тела можно не беспокоиться: совсем без ультрафиолета организм не останется даже с защитными средствами. Во-первых, их обычно недостаточно толстым слоем намазывают на кожу (норма — 2 мг крема на 1 см2), так что в полную силу они все равно не действуют. Во-вторых, любая защита не устраняет ультрафиолет, а лишь ослабляет его действие.

Еще один важный фактор, который стоит учитывать: спектр солнечного излучения неодинаков в разное время и на разной широте.

В полдень (по астрономическому времени) интенсивность излучения на длине волны 290–320 нм (В-диапазон) в десять раз выше, чем в 9.00 или в 15.00.

Причина в том, что солнце в это время стоит выше над горизонтом, а в утренние и вечерние часы оно падает на землю косыми лучами, которые проходят большее расстояние в атмосфере и сильнее рассеиваются. По этой же причине интенсивность коротковолнового излучения тем больше, чем ближе находиться к экватору. Иными словами, отправляясь в путешествие в тропики, нужно иметь в виду, что солнце будет палить сильнее не только жарой, но и ультрафиолетом. И соответственно, повышать уровень защиты. Более интенсивный ультрафиолет также в горах, возрастая примерно на 6% с каждым километром высоты.

Помогают ли кремы от рака

А защищают ли солнцезащитные средства от рака? На этот вопрос наука и медицина пока не имеет однозначного ответа.

Оптимизму мешает тот факт, что заболеваемость раком кожи, в том числе и меланомой, в мире растет.

Хотя, казалось бы, она должна снижаться, ведь люди сейчас гораздо больше пользуются солнцезащитными средствами.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в мире ежегодно регистрируется более 130 тыс. случаев заболевания меланомой и 66 тыс. смертельных исходов от меланомы и других форм рака кожи. По сравнению с серединой прошлого века к началу XXI века заболеваемость меланомой возросла в шесть раз. Наиболее высокий уровень отмечается в тех странах, население которых имеет светлую кожу и где принято загорать на солнце: в Австралии, Новой Зеландии, Северной Америке и Северной Европе. В Норвегии и Швеции уровень ежегодной заболеваемости меланомой за последние 45 лет вырос более чем в три раза, в США он удвоился за последние 30 лет. Наивысшие показатели по меланоме зафиксированы в Австралии, где многие жители являются выходцами из Северной Европы и живут в климате с существенно бо́льшим солнечным излучением.

У специалистов есть три гипотезы, объясняющие, почему люди чаще используют солнцезащитные средства, а меланома растет.

Во-первых, этот вид рака кожи развивается медленно, его латентный период — 20–40 лет.

Так что, возможно, нынешние жертвы меланомы получили опасную дозу излучения в ранней молодости, когда солнцезащитные средства еще не были так популярны.

А мода на загар началась с 1950-х годов, когда загорелая кожа стала признаком благополучия и достатка.

Второе — озоновый слой земной атмосферы становится тоньше, что снижает эффективность его защиты от ультрафиолетового излучения.

Возможно, в этом и ответ на вопрос, а как же мы все жили раньше, выходя на солнце без всяких кремов? Солнце было менее агрессивным.

Третья гипотеза — самая неприятная: возможно, солнцезащитные средства не только защищают от рака, но и сами его провоцируют.

Чувствуя себя в безопасности, люди, намазавшись кремом, проводят на солнце гораздо больше времени,

при этом они могут нанести крем не на все тело или меньше, чем нужно, или смыть его водой (специалисты утверждают, что водостойкие средства — это миф). Таким образом, они получают большую экспозицию УФ-А излучения вместе с риском заполучить рак.

Наконец, те вещества, которые работают в солнцезащитных кремах и спреях, сами могут быть небезопасны. В их состав входят физические УФ-абсорбенты, отражающие и рассеивающие солнечные лучи, — это оксид цинка и диоксид титана. Другая группа защитных веществ — химические УФ-фильтры, уменьшающие воздействие излучения на клетки. Если читать их перечень на упаковке, названия мало кому понравятся: парааминобензойная кислота (PABA), хотя от нее многие производители уже отказались, так как она может вызывать аллергию; октилметоксициннамат, бензофенон-3, 4-изопропилдибензоилметан и пр. Они проникают в кожу, и, как действуют при длительном употреблении, толком еще не изучено. Так, в докладе 2001 года, выпущенном Экологической рабочей группой, (EWG) говорится о том, что многие популярные солнцезащитные средства содержат ингредиенты, которые могут быть канцерогенами.

Исследования, в которых пытались объективно доказать, предохраняют ли солнцезащитные средства от рака, дают противоречивые результаты.

Вот что говорится в европейских рекомендациях по борьбе с злокачественными опухолями, которые приводятся на сайте Противоракового общества России: «Эти средства могут служить защитой от плоскоклеточной карциномы, однако в настоящее время нет достаточно убедительных доказательств в пользу того, что они обладают защитным эффектом в случае базальноклеточного рака и меланомы. При их использовании очень важно избегать увеличения длительности пребывания на солнце, что может привести к повышению риска развития меланомы».

Американские ученые из Мемориального ракового центра Слоун-Кеттеринг, проанализировав связь использования солнцезащитных средств с плоскоклеточной карциномой, базальноклеточной карциномой и меланомой, утверждают: средства защищают от этих видов рака и при этом не приводят к дефициту витамина D, но только при правильном нанесении на кожу.

По данным, приведенным специалистом-онкодерматологом, эксперты, представлявшие международное агентство по исследованию рака, изучали профилактический эффект использования солнцезащитного крема на развитие рака кожи. Они установили, что использование защитного крема может предупреждать эритему и плоскоклеточный рак. Для базальноклеточной карциномы и меланомы этот эффект еще не определен из-за трудности исследования длительного латентного периода. Парадоксально, но имеются противоречивые данные о том, что использование солнцезащитных кремов может увеличивать риск развития меланомы с увеличением времени пребывания на солнце. Из 15 исследований только 3 показали существенное снижение риска меланомы, 4 не показали существенного эффекта, а 8 показали увеличение риска.

Солнечный круг — небо вокруг

Как защищать от солнца детей — отдельный вопрос. Дерматологи подчеркивают, что избыток ультрафиолета в детском возрасте опаснее всего для риска развития меланомы в течение жизни.

У ребенка очень тонкий эпидермис, а клетки меланоциты, продуцирующие меланин, начинают работать лишь к концу второго-третьего года жизни.

Стоит ли мазать детей солнцезащитной косметикой? Изучившие этот вопрос испанские ученые утверждают, что лучше всего для детей подходит эмульсия на масляной основе, содержащая физические фильтры. Хотя без химических фильтров тоже не обойтись, чтобы достигнуть фактора защиты SPF-50, который рекомендуют для детей. Но при этом в составе нужно избегать оксибензона и октокрилена.

А лучше всего детей поменьше держать на солнце в полуденные часы и надевать на них легкую хлопковую одежду и панамку на голову. Российские педиатры считают, что до трех лет ребенку вообще не стоит находиться под палящими лучами солнца, а с трех лет — не более 15 минут.

Да и взрослым стоит помнить, что никакая защитная косметика не заменит голову на плечах. Солнце в больших количествах, как и алкоголь, опасно для вашего здоровья.