Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

У жильцов отбирают недвижимость

Собственники жилья жалуются на изъятие чердаков и подвалов

Павел Чернышов 07.09.2015, 13:46
ТАСС

В кризис участились случаи изъятия чердаков и подвалов, принадлежащих жильцам домов. Даже то имущество, которое жильцы зарегистрировали как общую собственность, может неожиданно оказаться у других владельцев. Активисты жалуются, что, несмотря на заявления властей, ничего не меняется.

Жильцы дома в Сеченовском переулке в Москве однажды столкнулись с представителями ЧОПа, которые опечатывали их подвал. Эта картина удивила собственников жилья, поскольку еще несколько лет назад они зарегистрировали на себя несколько комнат подвала общей площадью около 100 кв. м (большая часть подвала уже была оформлена как собственность города). Был проведен кадастровый учет, и сведения о том, что часть подвала принадлежит жильцам, внесли в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП). Но, как оказалось, спустя четыре года права на большую часть этих комнат вторично зарегистрировал на себя департамент городского имущества Москвы.

«Мы об этом узнали только в этом году, когда оказалось, что город собирается выставить наше общедомовое имущество на аукцион. Мы хотели сделать в подвале ремонт, проводить там собрания жильцов, посадить бухгалтера ТСЖ. Непонятно, зачем этот подвал нужен городу», — рассказывает председатель ТСЖ дома Тамара Иванова.

Департамент городского имущества Москвы (ДГИ) не ответил на запрос «Газеты.Ru», отправленный в понедельник, 31 августа.

Это далеко не единичный случай. «К нам регулярно обращаются граждане, которые узнают, что их подвал продали, когда там появляются какие-то непонятные арендаторы. Тут редкий случай, когда жильцы ответственно подошли к делу и сами зарегистрировали на себя общедомовое имущество. Несмотря на это, его изъяли, что вообще является вопиющим случаем», — говорит председатель движения «Москонтроль» Сергей Васильев.

Не единичный случай

Юристы и сознательные собственники жилья в один голос отмечают, что незаконное отчуждение общедомового имущества носит системный характер. «Нельзя сказать, что проблема носит масштабный характер, но она существует», — признал и главный государственный жилищный инспектор Андрей Чибис.

«Просто узнаем мы об этом, когда помещения уже проданы или сданы. Чтобы вернуть такие помещения через суд, надо прилагать титанические усилия. С 2007 года удалось выиграть порядка восьмидесяти исков, а проиграно было в разы больше», — рассказала председатель правления ТСЖ «Дом на Фурманном» Татьяна Лебедева, активно участвующая в подобных спорах.

«Это частый случай, когда город регистрирует права на общее имущество многоквартирных домов в «упрощенном порядке».

Такая же проблема существует и с квартирами, нежилыми помещениями, когда права на них возникли у частных лиц до введения в действие закона о регистрации прав на недвижимое имуществом 1998 года и в ЕГРП отсутствует запись о правах частных лиц, тогда Москва регистрирует на них свои права, хотя права у нее отсутствуют», — говорит Мария Кольздорф, старший юрист юридической компании Sirota & Partners.

По мнению юристов, если откинуть мысли о сознательном нарушении, единственная возможная причина отчуждения подвалов в подобных случаях — техническая ошибка.

«Здесь есть вероятность технической ошибки, что случается довольно часто, однако нельзя исключать и злого умысла со стороны отдельных заинтересованных лиц. Важно понимать, что согласно Жилищному кодексу общее имущество жильцов в многоквартирном доме как отдельный объект не подлежит отчуждению, а его уменьшение возможно только путем реконструкции и только с согласия всех собственников», — пояснил партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко.

В кризис любой лишний подвал не помешает

Эксперты отмечают, что в кризис участились случаи изъятия общедомового имущества.

«В Москве действует комитет, который решает вопрос о внесудебном порядке возврата незаконно отчужденной общедолевой собственности, но на деле мне о случаях внесудебного прекращения права Москвы неизвестно», — говорит Лебедева. По ее словам, в случае если есть хоть небольшая возможность пустить помещения в оборот, их не возвращают жильцам.

Андрей Пинчуков, эксперт НП «ЖКХ Контроль», специализирующийся на случаях незаконного отчуждения общедолевого имущества, отмечает, что продажа подвалов и чердаков может наносить серьезный ущерб.

«Например, в Переславле-Залесском в подвале открыли сауну, в результате весь дом поражен грибком, подмывается фундамент. В Перми обрушился подъезд из-за того, что арендатор без согласования углубил фундамент и прорубил дополнительный проход.

Деятельность арендаторов в большинстве случаев наносит вред дому. Потом встает вопрос, на какие деньги проводить ремонт?» — рассказывает он.

Надзорные органы бездействуют

«Газета.Ru» уже писала, что Минстрой разослал письма главам субъектов России, в надзорные органы и прокуратуру, в которых разъяснялось, что общедомовое имущество не может отчуждаться.

«Мы эффективно взаимодействуем с правоохранительными и контролирующими органами по этому вопросу. По поступившим обращениям мы обратились в Генпрокуратуру и Росреестр с просьбой оказать содействие в возвращении имущества. Волна проверок уже началась во всех регионах. По выявленным нарушениям принимаются меры реагирования», — сообщил «Газете.Ru» замминистра Андрей Чибис.

Однако пострадавшие жильцы пока не заметили изменений.

«Мы обращались с жалобами в надзорные органы, в правительство Москвы, прокуратуры, Минстрой. Везде ответили отписками или не отвечали вообще. Все, что нам советуют, это обращаться в суд. У нас уже был опыт судебных разбирательств, поэтому мы понимаем, что шансы выиграть не так велики», — говорит Тамара Иванова.

По словам Татьяны Лебедевой, власть не идет дальше декларативных заявлений. «Все разъяснения Минстроя носят декларативный характер, фактически они никак не обязывают городские власти соблюдать закон. Так же как сейчас перед выборами политики говорят, что поддерживают пострадавших собственников, набирают на этом популярность, но реально ничего не делается», — уверена Лебедева.

Пинчуков, впрочем, считает, что указания Минстроя просто еще не дошли до адресатов.

«Есть большая инерционная сила. Прокуратура обычно занимается отписками, повторяет, что ей напишет Росреестр, который предпочитает не ссориться с муниципальными властями. Однако письма Минстроя могут повлиять на ситуацию. Их разослали совсем недавно, они могли еще не дойти до адресатов, затеряться в кулуарах, плюс отпуска. Важно, чтобы информацию донесли до чиновников, которые не привыкли сами читать законы», — считает он.