Эко Москвы

Станет ли московское строительство экологичным?

Юлия Погорелова 29.01.2013, 20:19
Грязь и пыль — одна из «зеленых» проблем Москвы iStockPhoto
Грязь и пыль — одна из «зеленых» проблем Москвы

Есть ли в Москве «экологичные» здания? Когда эко-подход к строительству станет массовым? Что мешает ему прижиться на московском рынке недвижимости уже сейчас? С каким экологическими проблемами имеют дело современные архитекторы? На эти и другие вопросы «Газете.Ru» ответили архитекторы и эксперты в области экологичного подхода к строительству.

Алексей Поляков, председатель правления Совета по экологическому строительству в России, генеральный директор «Просперити Проджект Менеджмент»:

Если судить по числу мероприятий в этой области, по вниманию к теме со стороны правительства и бизнеса, по числу сертифицированных, зарегистрированных и заявленных «зеленых» зданий, то экологическое строительство — на уровне отдельных зданий — уже «прописалось» в России. Энергоэффективность — более трех лет в чартах горячих тем. Важными с точки зрения градостроительства были международные конкурсы на генеральный план Сколково, на концепцию Новой Москвы и возрождение Парка Горького. Два московских градостроительных форума показали насущность этого подхода и заявили о готовности правительства Москвы разработать инновационный стратегический мастер-план вместо советского генерального плана. Именно экология, экономика и социальные аспекты являются главными составляющими современного градостроительства и урбанистики.

Проблемы достаточно явные — заявления и осознание необходимости уже есть, а как и кому спроектировать и реализовать, чтобы Москва стала пригодной для жизни людей, как Лондон, Нью-Йорк, Ванкувер, Барселона и другие города мира — пока не ясно.

Предпосылки к решению этому есть. Пришло понимание, что дальше по-старому проектировать и строить нельзя. Изучается мировой опыт и привлекаются наилучшие доступные практики. Самая яркая предпосылка (помимо уже упомянутых) — создание в Москве специального проектного института градостроительства. Сумеет он уйти от проблем старого и не поедет ли по новым магистралям в карете прошлого — покажут время и реальные дела.

Москва, наряду с Питером, Сочи, Северокавказским и Центральным регионом, Поволжьем и Сибирью реализует реальные проекты коммерческой и жилой экологической недвижимости. Новым драйвером, помимо Сочи-2014 и Сколково, должен стать Чемпионат мира по футболу, при подготовке к которому есть явные требования ФИФА по экологическому строительству и устойчивому развитию. Есть более 100 проектов, примеряющих себя к критериям международных экологических стандартов (14 сертифицировано, порядка 50 — зарегистрировано, остальные изучают требования и возможности сертификации). Причем активный рост начался именно в прошлом году, а назревание критической массы шло с 2008 года. У наших «соседей» по блоку БРИКС экостроительство стало массовым явлением. При поддержке государства и разумной политике стимулирования это может стать если не цунами, то «зеленой волной» в России.

Уникальные достижения есть во многих странах мира. Господдержка и инвестиции в сектор «зеленой» экономики — в США, масштабные проекты — в Китае, участие бизнеса и населения — в Германии и Великобритании, вынужденные структурные изменения в энергетике — в Японии. Несмотря на многочисленные международные примеры, Россия всегда идет по собственному пути. Обязательно надо принимать во внимания российскую специфику – климат, историю, культуру, менталитет. Очевидно, и в экологическом строительстве Росси будет свой путь. Думаю, не без терний, но без распутий.

Иконой экостроительства в мире, объединяющей всем известный небоскреб и сертифицированное здание по стандарту LEED Gold, является Empire State Building в Нью-Йорке. После «зеленой» реконструкции потребление энергии в здании снизилось на 38%, что составляет $4,4 млн ежегодной экономии и 3 года самоокупаемости этого ремонта. LED подсветка здания вновь делает его самым привлекательным объектом для фотографирования в ночное время. Государственные меры стимулирования в США довели число «зеленых» зданий (сертифицированных по LEED) до 20% от общего числа новых построек.

Первым зданием, сертифицированным в Москве, стал офисный центр Ducat Place III. Его «брат» с индексом II тоже сертифицирован. Интересный факт — практически все офисы, сертифицированные в Москве по стандарту BREEAM, становятся привлекательными объектами для купли-продажи: Ducat, Olympia Park, White Square.

Кроме сертифицированных зданий, в России порядка ста проектов, реализуемых девелоперами как энергоэффективные. Следует отметить, что помимо экономии ресурсов признаками экологичности зданий является целый ряд аспектов — менеджмент, транспортная доступность, мусоропереработка, строительные материалы, микроклимат в помещениях.

Антон Надточий, директор архитектурной мастерской «Атриум»:

Говоря об экологии, важно помнить, что это вопрос комплексный, он включает много тем. При этом успешность внедрения экологического подхода к проектированию хоть Москвы, хоть любого иного города зависит в первую очередь от политической воли. Не только в смысле указаний власти, но и в смысле сознательного запроса всего общества. Естественно, в столице это реализовать сложнее, поскольку есть определенные статусные приоритеты, вступающие в конфликт с понятиями экономичности и осмотрительности, которые присущи экологическому подходу. Кроме того, здесь слишком подвижная структура населения, что влияет на эффективность любых просветительских программ. Впрочем, в Москве уже ведется некоторая работа в этом направлении и есть примеры соответствующего строительства – объекты, спроектированные в соответствии с экологическими требованиями.

Однако, сегодня в России самые известные признаки «экологичности» в градостроении: экономия электроэнергии и парки. Тогда как, если говорить конкретно о Москве, то ее дополнительная большая эко-проблема — грязь и пыль. Но в Москве почти не работают с поверхностью земли, то есть с тем, чтобы грунт не разносило по всему городу ветрами и дождями/снегами, а чтобы он лежал там, где надо, и питал растения. Ландшафтный дизайн остается украшательством, тогда как мог бы регулировать не только количество кислорода в воздухе, но и его чистоту в куда более широком понимании. Тогда потребуется участие специалиста-ландшафтника в организации парковок, участие экологов в проектировании сечения тротуаров и дорог, облегчающих их уборку, в управлении заброшенными территориями и многом другом. В целом же, сложно не столько решение об установке светофоров на солнечных батареях или об использовании правильных материалов, сколько готовность к корректному и ответственному исполнению такого решения. Учиться этому можно у многих стран и городов. Если учитывать ориентированность нашего рынка на немецкие материалы, то можно обратиться к опыту Германии. Однако индивидуализация подхода в любом случае необходима. Заявленные планы по освоению бывших промзон Москвы могли бы позволить нам сделать рывок в эко-подходе, поскольку сейчас мы сильно отстаем от западных темпов.

Сергей Чобан, руководящий партнер SPEECH Чобан & Кузнецов:

Для того чтобы улучшить экологическую ситуацию в Москве, необходимо повышать качество общественных пространств в городе. Архитекторы должны проектировать не только здания, но и пространства между ними. И делать это не столько для транспорта, сколько для пешеходов и велосипедистов. Создание комфортных пешеходных и велосипедных маршрутов перемещения по городу — путь к уменьшению трафика, а значит, снижению вредного воздействия автомобильного транспорта на среду.

Когда ты едешь на автомобиле, ты просто двигаешься в русле улицы, а при передвижении пешком ты совершенно иначе воспринимаешь город. Ты видишь фасады домов, витрины на первых этажах, мощение под ногами, благоустройство и озеленение. Все это приобретает для пешехода особую важность и нужно проектировать все эти средовые компоненты комплексно, в четком балансе между всеми составными элементами.

Есть два подхода к энергоэффективности. Первый — проектирование и строительство зданий, архитектурные и конструктивные решения которых обеспечивают им долгую и эффективную жизнь. Т.е. в них должны быть правильно заданы толщина и материал наружных стен, пропорции соотношения остекленных проемов и глухих участков стен. Таким образом, энергоэффективность достигается за счет сохранения внутри здания той энергии, которая имеется, и потреблять минимум дополнительной энергии. Долгая эксплуатация этих зданий позволит не тратить энергию на снос и утилизацию.

Второй подход — использование комплекса современных технических разработок, направленных на получение и сохранения различных видов энергии и их эффективное применение. Внедрение этих технических средств в конечном счете улучшает энергобаланс, но они нуждаются в дальнейшей проработке, поскольку они сейчас достаточно дороги и не могут быстро окупиться, особенно если нет государственной программы поддержки для инвесторов или девелоперов, желающих их применять.

На Западе, и в Германии в частности, действуют различные программы прямого или косвенного субсидирования экологических зданий со стороны государства. Это и льготное налогообложение, и льготное кредитование, и гарантии выкупа излишков энергии при установке на здании, например, солнечных батарей и т.д. Благодаря этому экологическое строительство там носит массовый характер.

В России нет никаких преференций для использования в проектах ресурсосберегающих технологий в рамках сложившейся нормативной базы на строительные проекты. У нас девелоперу проще и дешевле подключиться к сетям, чем устанавливать системы альтернативного энергоснабжения.