Кто может покинуть правительство

«Нужно сопоставлять с человеком...»

О проблемах Москвы и архитектуре будущего рассказывает архитектор Сергей Чобан

Юлия Погорелова 29.08.2012, 18:56
Архитектор Сергей Чобан ИТАР-ТАСС
Архитектор Сергей Чобан

Можно ли жить в больших городах и при этом чувствовать себя комфортно? На XIII Международной архитектурной биеннале в Венеции архитектор Сергей Чобан рассказал корреспонденту «Газеты.Ru», в каком случае мегаполис может быть пригодным для жизни людей, что стоило бы запретить в Москве и как может выглядеть архитектура в будущем.

Архитектор, партнер архитектурного бюро SPEECH Сергей Чобан работает не только в России, но и в Европе. По его проектам построены кинотеатр «Кубикс», галерея «Арндт», комплекс «ДомАкваре», синагога на Мюнстерше штрассе и многие другие здания и комплексы как в Берлине, так и в других городах Германии. Сейчас Сергей Чобан выступает соавтором проекта планировки района «Южный» (D-1) инновационного центра «Сколково» и является со-куратором российского павильона, посвященного иннограду «Сколково», на Венецианской биеннале.

--Может ли мегаполис в принципе быть комфортным для жизни людей?

— Конечно, может. Крупный город состоит из отдельных образований, районов — все зависит от масштаба зданий и общественных пространств, их соотношений. Величина города еще не является показателем его комфортности или некомфортности. Тем более, есть еще и эстетическая сторона, которая тоже очень важна.

— Какой мегаполис, на Ваш взгляд, можно признать наиболее комфортным для жизни?

— Я бы мог назвать «комфортными» Берлин или Париж. В этих городах можно легко перемещаться пешком, в них много площадей, парков, скверов. Фасады зданий разных эпох, которые интересно рассматривать, определяют облик улиц и площадей. В конце концов, в этих городах можно сидеть в ресторане или за столиком уличного кафе и не опасаться, что вид на город вам перекроют припаркованные на тротуаре машины.

— А чем, в таком случае, отличается от них Москва?

— Москва сегодня — город для транспорта, а не для людей. В начале ХХ века Москва была довольно «мелкомасштабным» городом. Потом на этот мелкий масштаб была наложена очень крупная сетка магистралей, правительственных зданий и кварталов. Например, очень показательная история — ситуация с Зарядьем. Сначала здесь было огромное количество отдельных кварталов с малоэтажными зданиями. Потом для этого места создается огромный проект — второй дом Совнаркома — одно здание размером в сто зданий. В результате вместо него была построена гостиница «Россия». Такие резкие скачки масштаба приводят к тому, что один объект заполняет очень большую территорию и поглощает, вытесняет городское пространство. Следствием этого стало то, что в Москве сегодня для того, чтобы пересечь улицу, зачастую надо пройти огромное расстояние до подземного перехода — зачастую тоже очень длинного и неудобного. У нас практически нет территории в центре города, где можно было бы просто гулять или кататься на велосипеде, не пересекаясь с автотранспортом. Даже небольшие улицы запружены припаркованными автомобилями. Из-за всего этого отсутствует ощущение комфортного пребывания в городском пространстве.
Но эта проблема исправима. Нужно ограничивать доступ транспорта в центр города, гуманизировать профиль самих улиц, продумывать и создавать комфортный дизайн площадей и других общественных пространств.

— Есть ли у крупных городов общий архитектурный стиль?

— Нет, но нужно все время сопоставлять масштаб города с масштабом человека. Потому что это неизменная величина. Дома могут расти ввысь почти до бесконечности, но люди при этом не становится выше, и об этом надо всегда помнить. Нужно все сопоставлять с человеком — понимать, как он ощущает себя — не проезжая в машине, не пролетая в самолете, а стоя на земле.

— Какие у Вас любимые и нелюбимые места в Москве?

— Любимое место — район вокруг Патриарших прудов. Там можно гулять, рассматривать отдельные здания, можно зайти в кафе и при этом чувствовать себя в комфортном городском пространстве.

Проблемных мест в Москве очень много. Например, Новый Арбат — очень некомфортная среда с точки зрения и пешеходной, и проезжей части. Ленинградский проспект — тоже очень «жесткая» магистраль. Я понимаю, что такие транспортные артерии нужны в большом городе, но, значит, надо думать, как эти проспекты преодолевать пешеходам, создавать гуманные развязки. Вряд ли можно считать приемлемыми возведенные здесь узкие переходы двухметровой высоты, на которые страшно подняться. В городе необходимо создавать удобные пешеходные переходы — продуманные и с хорошим дизайном.

— Недавно в Москве ограничили высотную застройку. Как Вы к этому относитесь?

— Высотные здания — всегда доминанты, и их не должно быть слишком много. Раньше такими доминантами являлись церкви или какие-то важные для города здания — как, например, Адмиралтейство, замыкающее перспективу Невского проспекта. Сегодня нагромождения высотных зданий возникают совершенно случайно, не как продуманный архитектурный ансамбль, и это наносит облику города огромный ущерб.

— А что бы Вы запретили делать в Москве?

— Я бы запретил строить из недолговечных материалов и создавать архитектурные сооружения, заведомо обреченные на короткую жизнь. Сегодня, к сожалению, в Москве построено много зданий, которые, несмотря на неплохую идею, выполнены так, что через десять лет потеряют всякий вид. Город состоит из архитектурных слоев разных эпох, и надо всегда думать о том, какой слой останется от нашего времени — и останется ли от него вообще что-то при таком подходе.

— Хотелось бы коснуться еще одной темы, актуальной для мирового градостроительного процесса — экологии. Почему, на Ваш взгляд, в России плохо развивается зеленое строительство?

— У нас много природных ресурсов и существует заблуждение, что нам их надолго хватит. Но, на самом деле, экономия ресурсов и создание зданий, которые потребляют меньшее количество энергии, выделяют меньше вредных веществ в атмосферу, — это очень важно. К сожалению, в России это пока мало осознается.

--Какой Вы видите архитектуру будущего?

— Я вижу ее как архитектуру долговечную — ментально и эстетически. Архитектура, создаваемая из качественных материалов, не дряхлеет и не подвержена быстрому разрушению — она может красиво стареть, то есть, быть долговечной и существовать не только сегодня, но и в будущем.

— Какой стиль Вы предпочитаете в архитектуре, что близко лично Вам?

— Я родился в Петербурге — это город, в котором есть ясные, комфортные градостроительные пространства, красивые площади, пропорциональные улицы, фасады с хорошими деталями. Это и есть то, что я люблю. Мне кажется очень важным создавать здания с любовью, продумывать все — от дверной ручки до градостроительного ансамбля. Надо понимать, что процесс проектирования не заканчивается постройкой здания. Очень важно заранее продумать, как оно будет выглядеть и функционировать, к примеру, через десять лет. Мне кажется, что только с таким подходом можно создать качественную городскую среду.