23 июля 2016

 $64.81€71.12

18+

4909058

«Внедрение «зеленых» технологий в России носит декларативный характер»

Интервью с архитектором Сергеем Лахманом

Эко-небоскреб О-14 в Дубаи. Архитекторы Джесси Райзер и Нанако Умемото
Эко-небоскреб О-14 в Дубаи. Архитекторы Джесси Райзер и Нанако Умемото

Фотография: jeewangallery.blogspot.com

О специфических для России проблемах внедрения «зеленых» технологий в строительстве, о непростых отношениях архитектора и девелопера, о высотном строительстве в России и в мире «Газете. Ru» рассказал генеральный директор проектного института «Горпроект» Сергей Лахман.

- Ваш институт занимается комплексным проектированием зданий разного типа. Какие тенденции последнего времени Вы можете сформулировать на основе тех запросов, которые поступают в институт?

- В проектном мире тенденции противоречивые. Позитивно то, что меняется отношение к управлению проектами, особенно крупными, оно становится ближе к мировым стандартам. Проектировщики активно используют современные компьютерные технологии, интернет, новые программные комплексы, специализированные файлообменные системы.

С другой стороны, строительство каждого второго объекта у нас — это работа «с листа». Для российского девелопера поговорка «время-деньги» стало нормой жизни. Сказались на нашей работе и последствия кризиса. Все заказчики пересматривают свои маркетинговые программы, меняют функциональное назначение значительных частей уже спроектированных объектов. На все это накладывается необходимость учитывать требования десятков обновленных нормативов и параллельной корректировки проектной документации.

- При существующих объемах строительства крупных комплексов экологичность и энергоэффективность заявляются в России как приоритет лишь в единичных объектах. Почему «эко» - пока не тренд в России?

- К сожалению, внедрение энергоэффективных, «зеленых» технологий в России носит в основном декларативный характер. Мотивация слабая, в том числе и потому, что стоимость энергоресурсов у нас гораздо ниже, чем, например, в Европе. Реальной поддержки государства в виде конкретных законов, дающих преференции инициаторам зеленого строительства, до сих пор нет, хотя программ и постановлений на федеральном и местном уровне выпущено много. Как и масса других проблем в нашей стране, проблема внедрения зеленых технологий – излишне политизирована. Несмотря на массу проводимых конференций, круглых столов, реального стимула внедрять экотехнологии у предпринимателей до сих пор нет, а все зеленые объекты, построенные в России на сегодняшний день, сориентированы на очень узкий сегмент потребителей.

- О каких преференциях может идти речь?

- Идей можно предложить десятки: почему, например, не подумать о снижении налогов на недвижимость, построенную и сертифицированную по стандартам LEED или BREAM? Почему не снизить таможенные пошлины на эффективные материалы, на оборудование для очистки и вторичного использования воды, когенерации энергии, теплообменников, позволяющих использовать тепло Земли? Кроме того, государство должно активнее поощрять, выделять тех предпринимателей, для которых термин «социальная ответственность» — не пустой звук. Ведь внедрение экологичных технологий — вопрос не только экономический, но и социальный, нравственный, если хотите.

- А как относятся к Вашим предложениям по внедрению новых технологий во время проведения экспертизы проектной документации?

- В целом позитивно. Но эксперт зажат рамками действующих нормативных документов. Поэтому не всегда удается отстоять разумные на наш взгляд технические решения. Приведу пример из практики. Несколько месяцев назад мы проходили государственную экспертизу по крупному объекту в Москве, где предлагалось одно из «зеленых» решений – сбор и вторичное использование атмосферных осадков с кровли здания и т.н. «серых стоков» (от умывальников) для полива территории, использования в автомойке и в технологическом оборудовании. Естественно, нами были предусмотрены все мероприятия по очистке воды, а девелопер готов был инвестировать дополнительные средства на оборудование, т.к. это было частью мероприятий для получения сертификата LEED на здание. Тем не менее, эксперт, который в целом с пониманием отнесся к этой идее, несмотря на долгие споры все же потребовал исключить из проекта данное решение, т.к. оно не подкреплено действующими нормативами. Вот такая теория и практика внедрения ресурсосберегающих технологий в России.

- А каков спрос на экологичное строительство со стороны самих девелоперов и покупателей недвижимости? Есть ли рынок в России для таких технологий? Кто, на ваш взгляд, может быть «локомотивом» зеленого движения?

- Если смотреть на вещи объективно, задавать тон во «всемирном зеленом движении» будут в основном иностранные компании – производители оборудования и материалов. Их производства уже перестроились или перестраиваются для выпуска продукции «с зеленым листком». Поэтому «зеленая тема» для них — вопрос выживания на рынке и основная часть маркетинговой программы. Стимулы у отечественных производителей тоже есть, но они мизерны, так как отсутствует реальное государственное стимулирование. Если на рынке бум – бетон, арматура, кирпич, другие строительные и отделочные материалы очень востребованы, цены постоянно растут. В период кризиса – заказчики экономят, рынок сужается, спрос падает, производителям инвестировать в новые технологии становится тяжело. Я специально делаю акцент на основных строительных материалах, так как производство сложного, высокотехнологичного инженерного оборудования для зданий в России практически отсутствует или осуществляется по лицензии.

Отдельная тема – фасадные конструкции. В этом сегменте некоторые наши производители ведут активную работу в части энергосбережения, хотя базой также являются зарубежные наработки.

Особая роль в создании такого рынка также принадлежит архитекторам и проектировщикам. За последние 20 лет уровень и условия их работы в нашей стране изменились кардинальным образом. Создавая среду для жизни и работы, они просто не могут игнорировать возрастающие потребности людей. К сожалению, что касается инженерных решений, наличие естественных монополий на рынке энергоснабжения, а также административные и технические барьеры, излишний консерватизм нормативов не позволяют инженерам полномасштабно внедрять зеленые решения. Архитекторам в этом смысле легче. Во многом этот зависит от их способности влиять, убеждать заказчика в том, что зеленые решения повышают капитализацию объекта.

- Вам удается убеждать заказчиков в перспективности применения «зеленых технологий»?

- К сожалению, не всегда. Экологичное здание – это результат комплексных усилий всех специалистов: его появление на рынке зависит от проектных решений, технологии строительства и концепции эксплуатации объекта. Особую роль должны играть и маркетологи, к которым часто обращается инвестор. Мы, как проектировщики, предлагаем решения, которые должны прежде всего соответствовать действующим строительным нормам, техрегламентам, в том числе в части экологии и энергоэффективности. Однако мы не можем игнорировать мировые тенденции в проектировании, главная из которых – экологичность, и, по возможности, ее продвигаем, иногда выходя за рамки, установленные нормативами, и предъявляя более жесткие «экотребования» к собственным проектам. Наши сотрудники активно взаимодействует с коллегами через «Совет по экологическому строительству», СРО «Столица энерго», с зарубежными проектировщиками – в рамках работы с «Советом по высотным зданиям» (Чикаго). Кроме того мы издаем журнал «Зеленые здания/Green buildings». Это уже второе профессиональное издание в области строительства, инициированное институтом. Первое – журнал «Высотные здания/Tall buildings» - выходит уже более 5 лет и также уделяет серьезное внимание зеленому строительству.

Что касается наших проектов, где применение зеленых технологий особенно заметно, — это, пожалуй, общественно-деловой комплекс «Лахта Центр» в Санкт-Петербурге. Про него можно с уверенностью сказать, что он создан в соответствии с западными стандартами зеленой архитектуры, потому что заказчик целенаправленно взял курс на создание экологичного и энергоэффективного здания.

- Какие отличия существуют в законодательстве в сфере строительства и проектирования между нашей страной, странами Востока и Запада? Где, с этой точки, реализация проекта зрения проще?

- Несмотря на то, что мы и наши иностранные коллеги занимаемся одним делом, различия очень серьезные. Во всем: в вузовских программах подготовки студентов и их специализации, в составе и детализации проектной документации и собственно стадийности проектирования, в системе согласований, в организации строительства и сдачи объекта в эксплуатацию.

Где реализация проекта проще? Однозначно, не в нашей стране. Финансовые, юридические, технические риски западного девелопера прогнозируемы и поддаются финансовому анализу. Риски российского девелопера – это как прогулка по минному полю, хотя и доходы выше. Схематично (для сопоставимых по масштабам проектов) я бы отобразил их на графиках следующим образом:

Обратите внимание на тот факт, что даже к окончанию строительства риски российского девелопера все еще остаются значительными.

- Как вы оцениваете качество российской нормативной базы, касающейся проектирования сложных объектов?

- В целом существующие в России сегодня нормативы позволяют проектировать только относительно простые с точки зрения конструктива и инженерии здания. Поэтому часто приходится разрабатывать и согласовать специальные технические условия (СТУ) – индивидуальные режимы строительства объектов, что усложняет многие процессы и увеличивает себестоимость и сроки реализации проекта. Собственно, СТУ потому и «специальные», что описывают занормативные проектные решения. Технические регламенты на проектирование уникальных объектов (например, высотных) в России отсутствуют. Например, в соответствии с действующим законодательством, СТУ должны разрабатываться для общественных зданий выше 55 м и жилых выше 75 м. В силу специфики деятельности нашего института большинство объектов, которые мы проектируем, в том числе башни в ММДЦ «Москва-Сити», «Лахта-центр» в Санкт-Петербурге — требуют разработки СТУ, противопожарных и общих.

- Можно ли сделать большое здание человекосоразмерным, удобным и дружественным, комфортным? Не противоречит ли гигантизм объектов самой «эко-идее»?

- Это прежде всего задача архитектора, и архитектура как искусство может создавать грандиозные, но соразмерные человеку ансамбли, комплексы и отдельные здания. А как ремесло, может и маленький объект сделать масштабно несоразмерным и негуманным.
Безусловно, первый импульс к гуманизации пространства должен исходить от властей как владельцев земли и транспортной инфраструктуры. Речь не только о качественных дорогах, развитом общественном транспорте, велодорожках и комфортной среде для инвалидов. Власти должны создавать такие условия бизнесу, чтобы тот был кровно заинтересован принять самое активное участие в преобразовании городской среды. Необходимо дифференцированное налогообложение, налоговые льготы и другие меры стимулирования. Создание комфортной среды должно и может быть прибыльным.

- Насколько, по вашему мнению, равномерно развиты районы таких крупных городов, как Москва и Санкт-Петербург? Нуждаются ли они в реорганизации, добавлении новых функций, создании новых центров занятости, в том числе чиновников и бизнесменов, и мест для отдыха?

- Несомненно, реорганизация необходима, в т.ч. перенос центров деловой активности. Возможно, основная причина пробок на улицах Москвы – это перемещение огромных масс горожан из спальных районов в центр (или через центр) утром и обратно вечером. Создание в периферийных районах собственных центров занятости позволит снизить нагрузку на магистрали в часы пик. Москва год назад расширила свою территорию более чем вдвое за счет присоединения новых земель на юго-западе и теперь город стоит на пути масштабных преобразований, а то, что недавно было периферией, может коренным образом изменить свой формат в рамках будущего генплана столицы. В Санкт-Петербурге уже намечены масштабные преобразования в Приморском районе.

- Проект Москва-Сити, в создании которого вы также приняли участие, оценивался неоднозначно. С другой стороны, очевидно, что небоскребы на западе Москвы становятся одним из узнаваемых символов города. Что дала Москве реализация проекта Москва-Сити? Стоит ли строить Сити в других российских городах — в Санкт-Петербурге (район Лахта-центра), в Екатеринбурге, на Дальнем Востоке?

- Имеет смысл строить любую талантливую архитектуру любого размера, это ведь и бизнес, и искусство, но при этом необходимо учитывать градостроительные аспекты развития территории, бережно относиться к ее историческим, архитектурным и социальным составляющим. А если высотное здание еще и становится символом города, а иногда и целой страны – то это и есть настоящий успех. Безусловно, такие проекты не даются легко.

Перенос «Охта центра» в Лахту в Санкт-Петербурге – решение правильное и взвешенное. И выбор площадки для строительства делового района «Москва-Сити» сегодня, спустя двадцать лет, был бы другим. Однако я не считаю текущий вариант фатальной ошибкой. Просто потребуются дополнительные финансовые и организационные усилия для оптимизации инфраструктурной, особенно транспортной, составляющей этого проекта. Лет через пять «Москва-Сити» станет одним из центров притяжения для туристов и бизнесменов со всего мира и таким образом даст толчок для развития экономики города, а значит, и для повышения уровня жизни москвичей.

Читайте также:
ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ
  • Livejournal



Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
ПОДЕЛИТЕСЬ ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ