Кого слушает президент

Без небоскребов Россия - это Кремль и Красная армия

Интервью с президентом Всемирного совета по высотным зданиям и городской среде, профессором Санг-Дэ Кимом

беседовал Денис Зеликсон 07.09.2011, 20:01
__is_photorep_included3759805: 1

Москву посетила делегация Всемирного совета по высотным зданиям и городской среде (CTBUH) во главе с ее президентом, профессором Санг-Дэ Кимом. Представители международной некоммерческой организации, занимающейся исследованиями в области высотного строительства и урбанистики, приезжали посмотреть, как «приживаются» высотки крупных корпораций на российской почве.

В столице им показали комплекс «Москва-Сити», а в Санкт-Петербурге познакомили с проектом «Лахта-центра». О том, почему архитектура Петербурга схожа с восточной концепцией «инь-янь», на что потратить лишний миллиард долларов и когда закончится «гонка в небеса», г-н Санг-Дэ Ким рассказал корреспонденту «Газеты.ру».

- Профессор Ким, как вы считаете, позволяет ли нынешнее развитие инфраструктуры, транспорта и бизнеса в Москве говорить о наличии у города потенциала в строительстве высотных зданий?

- Первое, что бросается в глаза уже по дороге из аэропорта, - высокая интенсивность движения. Понятно, что люди с окраин приезжают в центр на работу, а по вечерам едут обратно. В результате - шоссе и дороги заполнены, всюду пробки. Это мировая тенденция. Создание анклавов высотных зданий в центре города с вкраплением в них жилых помещений могло бы помочь снизить интенсивность движения. Это – одно из преимуществ высотного градостроительства.

Кроме того, с моей точки зрения, если в Москве построят одно или два здания в 100 этажей, то за границей начнут всерьез рассматривать экономическую ситуацию в России. К вам потянутся инвесторы. То же самое, кстати, и в Санкт-Петербурге – несомненно, что появление «Лахта-центра» внесет большой вклад в развитие экономики этого города.

Высотное строительство весьма значимо и для мира, и для России. Иначе Москва, Россия в целом так и будут ассоциироваться у всех с Кремлем, Красной площадью и Красной армией. Для того, чтобы превратить свою страну в нечто другое, изменить ее имидж и восприятие во всем мире, вам, помимо Красной площади и Кремля, необходимы какие-то более современные символы.

- Всем известны виды Сингапура, Гонконга, других азиатских городов с большим количеством небоскребов. В Европе решения о возведении небоскребов принимают более осторожно. Насколько существенны различия в подходах к высотному строительству в Европе и Юго-Восточной Азии?

- Как правило, высотные здания строятся в крупных городах по типу Москвы с населением в 5-10 млн. жителей. В небольших городах, население которых составляет меньше миллиона человек, обычно нет небоскребов. Кроме того, высотные здания строятся там, где присутствует крупный бизнес. Вдобавок, там, где присутствует большое количество компаний, приезжают командировочные и, соответственно, нужны гостиницы для их проживания. В целом, существуют два условия, необходимые для начала высотного строительства: размер города - он должен быть крупным, и наличие большого количества корпораций, иначе все это теряет смысл.

Европейские города не очень густо населены – в большинстве из них живет намного меньше двух миллионов человек. Именно поэтому им и не нужны высокие здания. Но, например, в Лос-Анджелесе или Далласе (США), или городах Азии собственники и инвесторы предпочитают именно высотное строительство, поскольку его рентабельность очень высока. Другими словами, деньги - это основа для строительства небоскребов, именно поэтому оно бурно развивается в Юго-Восточной Азии.

- Существует ли какая-либо взаимосвязь между интересом к высотному строительству и общим уровнем экономического развития государства?

- Разумеется. Высотное строительство начинается тогда, когда хорошо развит или развивается бизнес. В пример можно привести Дубай, население которого – незначительно (2,2 млн. человек), в котором присутствует не так много крупных корпораций. У местных властей такая стратегия: сначала в городе строятся высотные здания, а затем в них «заманивают» международные компании за счет различных налоговых льгот. Коренные жители Дубая могут вести свой традиционный образ жизни, которого они придерживаются уже несколько тысяч лет. Однако сейчас благодаря новым технологиям строительства меняется и их менталитет. Люди начинают понимать, что невозможно экономике какой-либо страны выжить за счет сельского хозяйства или горнодобывающей промышленности.

Добавлю, что штаб-квартиры крупных компаний неспроста располагаются в небоскребах. Высотное здание передает ощущение власти, достижений компании, ее влиятельности. Помимо этого, такое сооружение – еще и очень выгодная инвестиция в будущее. Если бы, к примеру, собственник Empire State Building в Нью-Йорке сейчас решил продать его, он выручил бы за него баснословные деньги.

- Как вы относитесь к появлению деловых кластеров с высотными доминантами и отдельных высотных зданий в «исторических городах» - таких как Лондон, Париж, Барселона, Берлин, Рим?

- Нельзя повсеместно насаждать башни в исторических центрах, поскольку это может нарушить историческое наследие. Очень хороший пример - Париж. Город известен своими традициями. На его территории - не в центре - был выбран определенный район специально для застройки высотными зданиями. В таком крупном городе как Москва тоже должен быть какой-то район высотной застройки, в котором начнет развиваться определенная субкультура для бизнеса, который станет привлекательным для корпораций, предпринимателей и бизнеса в целом. Возведение подобных районов должно вызывать у молодого поколения чувство гордости за свою страну, ее достижения.

- Насколько исторические и современные здания могут «ужиться» друг с другом?

- Когда закончилось строительство Эйфелевой башни в Париже, 99,9% горожан были категорически против нее. Тогда говорили, что это стальное сооружение никак не увязывается с историческим наследием и зданиями в центре Парижа. Сейчас Эйфелева башня - символ города, символ Франции. Ее посещают до 7 млн. туристов в год.

- Сможет ли стать подобным символом «Лахта-центр», строительство которого планируется в Санкт-Петербурге? Многие его противники утверждают, что этот комплекс может нарушить сложившийся веками архитектурный ансамбль города на Неве...

- Я впервые в Санкт-Петербурге. Раньше я видел эти прекрасные здания великих архитекторов прошлого только по телевизору и на картинках. Сейчас могу оценить воочию. Замечательно, что у вас есть такое историческое наследие, но нужно создавать что-то новое, что можно было бы показать новым поколениям через 200-300 лет. Для них то, что вы создаете сегодня, будет такой же историей, какой для нас сегодня является архитектура ХVIII-ХIХ веков.

Что касается «Лахта-центра», он не будет располагаться в центральной части города. И это напоминает мне восточную концепцию «инь-янь»: с одной стороны – историческая часть города с горизонтальными зданиями и водная гладь, с другой – вертикаль, которая добавит городу своего очарования. Эти две эпохи в архитектуре города не конкурируют друг с другом, они находятся на расстоянии.

Когда я ознакомился с проектом, то увидел, что здание – комфортабельное, его форма – современная. Раньше небоскребы строились в основном в виде прямоугольников. Сейчас архитекторы пытаются найти оригинальные формы – от прямоугольников все уже устали. Конечно, на любое творение человеческих рук всегда существует множество точек зрения, но мое личное мнение о «Лахта-центре» - проект хороший. В нем соединяются интересная форма и современные технологии. Думаю, что со временем он вполне способен стать новым символом Санкт-Петербурга.

- Финансовый кризис больно ударил по всем отраслям – отсутствие ликвидности сказалось, в том числе, и на проектах строительства высотных зданий. Сегодня, когда острая фаза кризиса вроде бы уже позади, насколько актуально продолжение строительства небоскребов?

- Строительство высотных зданий не начинается только ради самого строительства, даже если у вас в кармане завалялся лишний миллиард долларов. А вот если есть спрос, то вы начинаете просчитывать, сколько сможете заработать. Сейчас спрос на высотное строительство во многом зависит от экономической ситуации в конкретной стране. Например, в Китае - настоящий бум высотного строительства, потому что китайская экономика развивается бурными темпами. Строительство небоскребов очень тесно увязано с экономической конъюнктурой.

Многие страны участвуют в «соревновании» на самое высокое здание. Именно поэтому в Куала-Лумпуре (Малайзия) были построены башни Petronas Towers (451 м), на Тайване – Taipei 101 (509 м), в Дубае (ОАЭ) - Burj Khalifa (828 м). Уже разрабатывается проект строительства Королевской башни в Саудовской Аравии высотой более 1000 м. Но ее постройка может только раззадорить другие страны, которые могут придумать еще более амбициозные проекты. Остановить эту гонку практически невозможно.

- Назовите, пожалуйста, наиболее выдающиеся небоскребы, построенные в последнее время. Чем они примечательны?

- Каждый небоскреб уникален. Я, например, был впечатлен, побывав в здании многофункционального комплекса «Город столиц», символизирующего Москву и Петербург, хотя оно не является рекордсменом среди небоскребов. Меня поразила сама форма этого сооружения. Когда мы говорим о какой-то уникальности, совсем необязательно, чтобы здание было в 100 этажей.

Россия – страна с богатейшим культурным наследием, прекрасными архитектурными традициями. Но все-таки, как мне кажется, здесь не хватает небоскребов. Они нужны как минимум для того, чтобы, поднявшись на высотную смотровую площадку, почувствовать гордость за свою страну.