Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Я ездил тушить пожары, сделал несколько грустных выводов

Сергей 12.08.2010, 12:12

Соседом по даче у меня был ветеран войны - участник двух парадов - ноября 41-го и лета 45-го. Он рассказывал мне кое-что о хаосе первых военных дней, о том, что не попало даже в самые мягко цензурированные военные мемуары, изданные во время «оттепели» 60-ых. Побывав в регионах тушения пожаров под Коломной в это воскресенье, я тут же понял что вижу микромодель того вселенского развала, который царил в стране в первые дни войны.

Впрочем, обо всем по порядку.

Так как наши СМИ полны всякого рода «заказухой» и PR-ом, сразу скажу, что я - не член каких-либо движений, не партфункционер и не сотрудник PR-агентсва. Я - московский менеджер. Тот самый, о которых говорят, что они «все посчитали».

У меня два высших образования, одно из которых получено заграницей, мой доход исчисляется десятками тысяч долларов в год, я давно не был в метро, и вообще, наверное, живу, как большинство моих коллег, «во внутренней иммиграции» - тонированных стекол не опускаю, перемещаюсь между домом, работой, спортклубом и московскими аэропортами.

В субботу 7 августа я услышал по радио реплики какого-то раздраженного человека, рассказывавшего, что сформировал группу людей, которые добровольно выехали на пожар и оказались там совершенно не нужны. Грустно отметив про себя, что «все - как обычно», я вспомнил, что среди моих нескольких профессий есть одна, для получения которой я проходил пару лет назад в Скандинавии тренировочный курс по медицине катастроф и тушению пожаров, у меня есть сертификат радио-оператора и я прошел как минимум одни полномасштабные пожарные учения, с кислородным оборудованием, задымленными помещениями и горящим пропаном.

Так как семья давно отправилась отдыхать, я приехал домой и быстро нашел в интернете сообщения о том, что (видимо, следуя реплике президента «о более активном привлечении граждан» к борьбе с пожарами) МЧС попросило помощи добровольцев.

Пара кликов и нашлись первые телефоны. Звонок и меня перебрасывают на 2 других телефона, оттуда - дают еще 4 мобильных номера «координаторов», 3 из которых молчат.

По четвертому отвечает какой-то добросовестный человек и говорит, что добровольцы действительно могут собраться к 9.00 утра в районе станции метро «Белорусская». При себе необходимо иметь запас еды и воды на 1 день и одежду, закрывающую тело.

Решено - надоело дышать этой дрянью, завтра выезжаю, в конце концов, не пожар ли от века был той бедой, которая объединяла всех без различия ранга и достатка.

Утром в назначенной точке сбора я увидел людей. «Интересно, кто же в этой стране еще не наплевал на все?!» - подумал я про себя. Звонил я по общефедеральным телефонам, так что большинство собравшихся получили информацию таким же способом, что и я. Таковых, в 12-миллионном городе набралось человек 70. Впрочем, организаторы не ждали и этого — пришел один 40-местный автобус.

Время сбора прошло и люди, коротая время, начали хохмить, появились первые истории о том, кто в сколько мест позвонил чтобы найти информацию. Здесь были все - студенты, пожилые граждане, девчонки из мед-вузов; судя по добротной туристической экипировке - опытные туристы-походники.

Какой-то бывший спецназовец средних лет с усмешкой рассказывал, о том как вчера вечером говорил с каким-то генералом от МЧС, который долго выспрашивал его что он может. «Как в анекдоте отвечаю - «могу все, могу взрывать, а могу не взрывать».

Хорошо, что у нас столько генералов, что есть кому отвечать на телефон.

С опозданием минут на 30 появился субтильный юноша в коротких штанишках и маечке «Селигер 2010». Он принес несколько упаковок воды и сказал, что мы отправляемся на юго-восток, в район Коломны, где будем помогать в тушении пожаров. Народ, которому не хватило места в автобусах, последовал за нами на личных автомобилях.

Почти три часа мы двигались по Новорязанскому шоссе, наблюдая все более сильное задымление. В дыму мало что видно - попадались припаркованные у дорог старые, видавшие виды, пожарные машины, буровые станки - то ли спешно добывают воду на местах, то ли закачивают ее в торфяники через скважины: Участки сгоревшего леса, или такого, где стоят одни сосны с обгоревшими стволами - подлеска нет.

Наконец мы приехали в населенный пункт. Конечно всех попросили расписаться за противопожарный инструктаж, которого не было. Конечно, администрация даже не знала о том, что им привезли такое «счастье» из добровольцев.

Здесь нас встретил первый и единственный за весь день представитель МЧС. Он сказал, что нужны три группы людей, но задачи невнятно описал две - обходить дома для «профилактики с местным населением» и мужчинам — рыть траншеи в другом месте, где рядом горит лес (опускаю, здесь все соображения о русской бытовой дискриминации, хотя по-моему пришедшая добровольно женщина имеет столько же прав рыть траншеи .

Долго делились на группы - командиров и организаторов нет, мужики все горят желанием «туда, где труднее всего», людей в другие группы не остается. Ни у кого и мысли не возникло спросить людей о том, какими навыками и подготовкой они обладают, хотя понятно было, что среди нас были и медики, и спасатели.

Наконец осталось сколько-то девушек и студентов, которым раздали распечатки с сайта МЧС о правилах поведения во время пожара в лесу и они пошли обходить дома в сопровождении представителей администрации.

Как потом рассказывали участники обхода - в этом населенном пункте на 3500 жителей нет не одной аптеки, а бюджет на чрезвычайные ситуации составляет гроши.

Местное население, как водится у нас, относилось ко всему с пассивным безразличием скота, который ведут на забой. Лишь один человек справедливо по-моему спросил у обходчиков, не выдадут ли ему хотя бы повязку. Если завтра там все начнет гореть, эти люди так же безропотно пропадут.

Тем временем основная группа добровольцев была выброшена в другое селение, где пожар прошел совсем недавно. Здесь тоже не было видно ни МЧС-ников, ни пожарной техники (кроме старого ЗИЛа у дороги, в котором спали трое пожарных). Глава района и какой-то генеральный директор местного предприятия, у которого видимо были ресурсы, занимались здесь ликвидацией последствий недавно остановленного в 100 метрах от детского сада пожара - с помощью поливальных машин и гастарбайтеров с пилами.

Здесь действительно не хватало людей, машин, всего. Добровольцы прорыли траншеи, по которым из соседнего озера пустили воду, чтобы она затопила как можно большие площади прогоревшего леса. Приехавшая после обхода поселка группа присоединилась к отряду «копателей» для зачистки леса - в большие кучи для эвакуации машинами были свалены все бревна, ветки, остатки сгоревшего подлеска, а заодно и мусор - многочисленные стеклянные бутылки и пластиковые пакеты.

Здесь нужна была помощь.

Из всех, кто встречал в этот день волонтеров, только глава района сказал в конце дня «спасибо» людям, которые приехали помочь.

Я намеренно опускаю здесь имена и точную географию, чтобы большие начальники не захотели очередной раз «принять меры», против местных властей и людей, которых они бросили один на один с этой катастрофой. В отсутствие какой-либо организации, инвентаря и снаряжения, добровольцы сделали страшно мало, может быть лишь немного поколебали в дальнем Подмосковье стереотип о «зажравшихся москвичах, которым и дела ни до чего нет».

Я не строю иллюзий, я знаю свою страну. Я понимаю, что в кризис все не может происходить идеально, как в голливудских фильмах. Но любому бедламу есть пределы. Где пожарная техника, где МЧС-овцы в сверкающей униформе с нашивками EmerCom? Где замечательные планы мобилизации сил и средств, которые висят во всех пожарных и военных кабинетах? Где элементарная организация и планирование применения хотя бы тех сил, которые появились неожиданно - тех же добровольцев?

Молодые люди, которых правильно воспитали родители, которые пришли по первому зову о беде, получили в это воскресенье предметный урок того, что их страна не нуждается в их инициативе даже в кризис, а любые усилия будут тут же использованы для PR Селигера, «Наших» или кого там еще. И мы удивляемся, что молодежь хочет учиться и работать за рубежом?

МЧС пусть теперь «обобщает международную практику и помощь из-за рубежа» и справляется, как хочет - люди в России выйдут разве что защищать собственные дома, а все остальное в прямом смысле «сгорит синим пламенем».

Еще я понял, что наше общество настолько разобщено, что даже пожар вместе тушить мы не можем.

По обрывкам фраз, брошенных волонтерами в минуты отдыха, я понял, что вокруг меня люди очень разных политических убеждений и появление среди них человека с надписью «Селигер» на спине их явно не воодушевило, особенно, если вспомнить, что этот юный джентльмен за весь день не перенес ни одной ветки, не взял в руки лопаты, только бегал и куда-то все время звонил по телефону.

Слышал, что набор добровольцев объявили разные движения, например «Солидарность», неужели и огонь будем тушить только под своими флагами?!? Это мой пожар а это - твой?

Для различного рода властей у меня родились следующие соображения:

1. Уже в понедельник появились (наконец) сюжеты о социальных центрах, где бабушки дышали кислородом (надеюсь, что такой центр - не один и не на студии Мосфильм). Почему не сделать это 2 недели назад? Разве нельзя уставить очистителями воздуха спортзалы районных физкультурных комплексов, чтобы туда можно было отвести хотя бы детей и стариков?

2. Сколько еще осталось бомбоубежищ от холодной войны, где фильтрационные системы должны останавливать даже радиацию - почему соответствующие федеральные органы не хотят открыть их для населения, заодно проверив боеготовность систем «на случай дня Ч»?

3. Общество и государство, которое не приветствует добровольчество и инициативу граждан, не знает, что делать с этой инициативой, когда нужда заставляет к ней обращаться. Хотите апатичных не о чем не беспокоящихся граждан, не возмущайтесь что они «ничего не делают сами» (кто-то из Кремля недавно об этом сетовал).

А для тех, кто после прочтения этого, все же захочет где-то и как-то помочь: не верьте никаким словам о том, что «все будет обеспечено», если у вас есть повязки, лекарства, лопаты, хозяйственные перчатки и что угодно еще, берите с собой - будьте уверены - это кому-то пригодится.

Из всего этого опыта я лично сделал лишь один вывод - в отличие от знаменитого теперь блогера, мне не нужна рында. Ее негде повесить, а на ее звон никто не придет.