media/cover
206379

ХРОНИКА «ЕВРОМАЙДАНА»

как мирные протесты
переросли в революцию
21 ноября
21 ноября

«Евромайдан» берет отсчет 21 ноября 2013 года: в этот день правительство Украины приостановило подготовку к заключению соглашения об ассоциации с Европейским союзом.

До этого ожидалось, что соглашение подпишут 28–29 ноября на саммите в Вильнюсе. Оппозиция угрожала Януковичу массовыми протестами в случае срыва договоренностей. Около 22.00 началась первая акция протеста на майдане Незалежности численностью 1000–1500 человек. На ней выступили Виталий Кличко (партия УДАР), Олег Тягнибок («Свобода») и Арсений Яценюк («Батькивщина»). Эта троица становится политическим лицом «евромайдана» и в дальнейшем будет участвовать в ключевых переговорах с властью.

Собравшиеся решили никуда не уходить и остаться на всю ночь. К вечеру Киевский суд вынес срочный запрет на установку палаток, киосков и навесов, однако часть активистов все равно осталась на майдане, а на следующий день на митинг собрались уже несколько тысяч человек. На западе Украины митинги в поддержку евроинтеграции собирают в разы больше людей.

ФОТОГРАФИЯ: ГЛЕБ ГАРАНИЧ/REUTERS
24 ноября
media/24November_berkut
24 ноября

Первый крупный митинг, собравший, по разным оценкам, от 30 тыс. до 100 тыс. человек, и первые массовые стычки с силовиками. Для разгона протестующих «беркутовцы» используют газ и дубинки, появляются первые «титушки». Так оппозиция называет спортсменов из регионов, нанятых властью для силового разгона «майдановцев», — по имени Вадима Титушко, который еще весной «прославился» нападениями на оппозиционеров.

Палаточный городок армейских брезентовых палаток и тентов появился на Европейской площади, его комендантом стал Андрей Парубий. Теперь «евромайдан» делится по партийному признаку: «партийный» палаточный городок стоит на Европейской площади, «общественный» — на майдане Незалежности.

«Главная задача на эту неделю — добиться подписания соглашения об ассоциации… Мы никого не штурмуем, мы добиваемся своих требований мирными методами».

Депутат от «Батькивщины» Николай Мартыненко.

ФОТОГРАФИЯ: ВАЛЕНТИН ОГИРЕНКО/REUTERS
«Наша сотня должна была сдержать „Беркут“»
Руслан Оруджев,
участник отряда самообороны на «евромайдане»,
затем воевавший в батальоне «Днепр-1» в Донбассе

«Наша сотня должна была сдержать „Беркут“»

За студенческие годы я сменил много рабочих профессий, а потом на спор пошел в журналистику. Работал в местной газете «Экспресс» (Львов), издание топовое на Западной Украине. Кризис пережил в погонах, потому что изначально хотел служить и видел себя силовиком. Я старшина милиции, а военное звание — старший лейтенант. Ушел со службы на телик в «Экспресс». Поехал на «евромайдан», потому что не мог смотреть, как дядьки бьют детей. Я могу постоять за себя, дать по морде. У нас был проект «Журналистские расследования», и мы даже успели внедриться в банду «титушек», собрать доказательства их связи с Партией регионов, я денек «титушкой» отработал у них под прикрытием. И вот тогда уже мне стало ясно, на чьей стороне мои симпатии. Но, понятное дело, я хотел быть объективным, ни на чью сторону не переходить.

У меня в голове проевропейские взгляды, потому что я был в Европе, я видел, как там люди живут. И банально мне близки их ценности. Для меня «евромайдан» не был чем-то новым, потому что я еще студентом бегал на «оранжевый майдан» в 2004 году. И для меня он стал разочарованием, что мы столько сил отдали просто конченому политику.

Но эмоции единения я переживал — это было как муравейник: когда идет драка по полной программе, а к тебе бабуля бежит, подносит брусчатку, два куска. Она, бедная, бежала почти что километр с этой брусчаткой, у нее там почти что микроинсульт. А ты устал, тебе еще приносят брусчатки, чтобы еще пять минут пободаться, метко кинуть. У меня совесть чистая, потому что я журналистом на этот момент не был, у меня был официальный отпуск.

Василий Федосенко/Reuters

Вечером 26 января начался штурм Народного дома, бывшего Дворца Ленина. Я был в волынской сотне в заслоне — то бишь, если наши попятятся назад, мы должны были сдержать «Беркут», чтобы наши перегруппировались. И если же они прорвутся, мы отвечаем за зачистку. Противостояние было долгим, только в полшестого утра силовики сдались. Было 24 градуса мороза, по нам ударили из брандспойтов. Я полностью мокрый четыре с чем-то часа стоял на морозе. Сознание немного помутнело, я отошел в лазарет, мне дали таблетку, прокапали… вроде ничего серьезного. Там какого-то парня послали со словами «как ты меня (замучил), до шести моя смена! Не дай бог ты еще раз придешь!». Его уже в третий раз принесли зашивать после ранения от травматического оружия. И стало стыдно, что я в лазарете место занимаю. Собрался, ушел оттуда, хотя сознание мутнело.

После этого подхожу к КПП палаточного городка и понимаю, что у меня два пропуска: одно (удостоверение) журналистское, а одно — бойца самообороны. И я на автомате достаю первое, а сам иду в черной куртке, в балаклаве, с щитом, дубинкой. Я в шоке — понимаю, что не тот пропуск, и думаю: вот сейчас мне (конец), сейчас буду долго рассказывать, что к чему. Но в итоге там парни с нашей сотни оказались, сказали, что все нормально, он и журналист, и боец. Забрали меня, я пошел в палатку, мне дали сухую одежду, там и отогрелся.

Через несколько дней после расстрела снайперами (20 февраля) к нам подошли журналисты из Бразилии, спросили, кто немножко по-английски шарит. Начали с одним из них общаться. Он говорит: «Парни, поздравляю, это победа».

Потом папа позвонил:
— Сынок, ты где?
— В Киеве.
— Я так и думал, поздравляю с победой!
— Это еще не победа, но я надеюсь.
— Да нет, даже уже азербайджанское телевидение сказало, что восстание победило.

Когда прошла точка невозврата — не знаю. Еще зимой мы ездили по Киевской области на зачистку «регионалов». Просто заставляли местные власти писать заявления об уходе. Без крайностей, но, правда, не откажешь здоровым парням в количестве 50–100 человек, которые стоят в полной майдановской выкладке, со щитами, дубинками. Да, это психологическое давление, но они это заслужили. Вот тогда я начал чувствовать, что уже всё.

Thomas Pete/Reuters

После «майдана» была эйфория, любая победа — это эйфория. И тут «братский» подарок от России… Западенцы Россию братьями никогда не считали. Война была бы наверняка, разве что в России поменялись бы политики, а то сейчас нас настроены победить 90% россиян, «ватники», как мы их называем.

Я записался в добровольческий батальон «Днепр-1». Кстати, в России это официальная террористическая организация (КПРФ требовала признать батальоны нацгвардии, в том числе «Днепр-1», террористическим организациями как «карательные»). Для нас это нонсенс, смешно, потому что мы официально подчиняемся всеукраинскому МВД.

26 ноября
media/nacalo
205806
26 ноября

После заметного спада протестной активности, произошедшего накануне, к противникам Януковича присоединяются студенты: учащиеся Киевского национального университета и Киево-Могилянской академии вышли на забастовку в поддержку евроинтеграции и вместе двинулись на «майдан». В столицу стекаются протестующие с запада Украины. Произошло объединение партийного и общественного «майданов»: митингующие с Европейской площади перешли на майдан Незалежности.

«Все, что мешает нашему абсолютному единству, должно быть немедленно убрано!» — Евгения Тимошенко зачитала обращение своей матери из харьковской тюрьмы.

ВИДЕО: RUPTLY
28—29 ноября
28—29 ноября

В Вильнюсе на саммите «Восточного партнерства» так и не было подписано соглашение об ассоциации Украины с Евросоюзом. Это вызвало взрыв протеста и обвинения Януковича в предательстве и госизмене.

В ответ 29 ноября власть организует трехчасовой митинг в поддержку действий президента и правительства. Оппозиция обвиняет власть в том, что массовку для митингов свозят на автобусах с востока Украины и из Крыма, а лоялистам платят по несколько сотен гривен в день. Примерно в этом же духе государственные СМИ обвиняют «евромайдан» — с той разницей, что он рекрутирует людей с запада и центра страны.

«Украина четко придерживается своего европейского выбора. А следовательно, рассчитывает на солидарность и поддержку со стороны Европейского союза, его государств-членов, а также стран-партнеров», — заявил Янукович, требуя от ЕС гарантий экономических преференций для евроинтеграции Украины.

ФОТОГРАФИЯ: ВАСИЛИЙ ФЕДОСЕНКО/REUTERS
30 ноября
media/razgon-berkut
205811
30 ноября

В 4 часа ночи, когда на «майдане» осталось не более тысячи человек, никакой угрозы они, очевидно, не представляли, милиционеры и «беркутовцы» внезапно начали разгон демонстрантов: женщин и детей бьют без разбора, людей тащат по земле, всех вытесняют с площади, более 70 человек ранены. Одновременно с этим на площади начали устанавливать новогоднюю елку, под предлогом монтирования которой власти избивали и вытесняли демонстрантов. Кто именно отдал приказ силовикам, до сих пор неизвестно, однако именно эта инициатива дала старт дальнейшей революции. Намечается внутриэлитный раскол: глава администрации президента Сергей Левочкин подает в отставку в знак протеста.

До двухсот участников разогнанной «Беркутом» акции укрылись от спецназа на территории Михайловского монастыря Киевского патриархата. В дальнейшем Киевский патриархат, который в Москве считают раскольническим, а также Греко-католическая церковь и Украинская лютеранская церковь открыто поддержали «майдан». Священники этих конгрегаций служили молебны перед протестующими, киевский патриарх Филарет отказался от государственных наград.

ВИДЕО: RUPTLY
1 декабря
1 декабря

После жесткого разгона «евромайдана» на Михайловскую площадь стекаются тысячи людей с требованием немедленной отставки Януковича и силовиков. Как знак окончания мирного периода начинают формироваться «отряды самообороны» для силового сопротивления властям: пресловутый «Правый сектор» и автономные националисты, футбольные ультрас, «свободовцы», «афганцы» и другие сбиваются в сотни, готовясь с боем отстаивать идеалы «евромайдана». Раскол элиты все более явен. Из правящей Партии регионов вышли несколько народных депутатов, а генконсул Украины в Стамбуле Богдан Яременко сравнил разгон с действиями фашистских карателей. Власти винят во всем провокаторов, но позже признают чрезмерность примененной силы.

Днем на улицы Киева вышли, по разным оценкам, от 500 тысяч до 1 млн протестующих. Наиболее радикально настроенные активисты захватили здание Киевской городской администрации и Дом профсоюзов, где затем развернулся Штаб национального сопротивления — координационный центр «евромайдана».

В тот же день произошла попытка захвата здания администрации президента: молодые люди в масках, с цепями и палками пытались прорваться через оцепление милиции, бросали зажигательные смеси и даже пустили в ход бульдозер.

ФОТОГРАФИЯ: ВАЛЕНТИН ОГИРЕНКО/REUTERS
Коктейль Молотова
Коктейль Молотова

С декабря по февраль митингующие регулярно использовали против силовиков «коктейли Молотова» — простейшие зажигательные гранаты.

ФОТОГРАФИЯ: ВАСИЛИЙ ФЕДОСЕНКО/REUTERS
8 декабря
8 декабря

В первые дни декабря напряжение постоянно нарастает: протестующие блокируют работу органов власти, премьер Николай Азаров обвиняет «евромайдан» в подготовке захвата Рады, по интернету распространяется видео, на котором «беркутовцы» 1 декабря жестоко избивают протестующих с криками «на колени, мразь!»

Вечером 8 декабря протестующие снесли памятник Ленину на бульваре Тараса Шевченко. Это стало одним из важных символов протеста, а потом и новой власти — отвержение советского прошлого.

В правительственном квартале тем временем продолжилось возведение баррикад, Януковичу грозят штурмом резиденции «Межигорье», майдан Незалежности и окружающие улицы заполнены народом — от 100 тыс. чел. (данные МВД) до 1 млн (оценка оппозиции).

ФОТОГРАФИЯ: МАКСИМ ЗМЕЕВ/REUTERS
Карты 9-12 декабря
9 декабря

Отряды внутренних войск окружают правительственный квартал и майдан Незалежности. Против митингующих развернуты водометы.

С наступлением темноты внутренние войска и спецподразделения начали атаку на блокпосты и баррикады «евромайдана» в правительственном квартале.

Между баррикадами и силовиками встали священники.

«Евромайдан» удерживает баррикады в центре Киева на улице Лютеранской и около Дома офицеров.

10 декабря

До 4 часов утра 10 декабря спецназовцы уничтожили все баррикады в правительственном квартале. В столкновениях пострадали около 10 митингующих. На «евромайдане» впервые прямо сталкиваются интересы России и Европы, и президент Янукович оказывается между двух огней. Глава дипломатии Евросоюза Кэтрин Эштон после встречи с Виктором Януковичем выходит к демонстрантам, пока Госдума России выступает с осуждением «майдана», действий ЕС и призывает украинскую оппозицию вернуться в «конституционное поле».

Запад обвиняет в силовом противостоянии Януковича, Россия — оппозицию.

11 декабря

В ночь на 11 декабря силовики предприняли попытку штурма «евромайдана». Новостные ленты пестрят фото с водометами, горящими автобусами и мокрым «Беркутом» — центр Киева напоминает съемочный павильон из фильма-катастрофы.

На призыв о помощи из города начали подтягиваться добровольцы. В результате спецназ и внутренние войска вынуждены были отступить.

В этот же день заместитель госсекретаря США Виктория Нуланд сделала большой подарок для официозной пропаганды: накормила печеньем и бутербродами митингующих представителей оппозиции и охраняющих порядок на площади Независимости в Киеве военнослужащих внутренних войск Украины.

«Мы встречались с Кэтрин Эштон, и она четко заявила, что они готовы в любое время подписать соглашение с Украиной. И мы должны здесь на майдане додавить»

Арсений Яценюк, лидер партии «Батькивщина»

12 декабря

Ночью «Беркут» и внутренние войска снова пошли на штурм. Они прорвались со стороны Европейской площади и, используя щиты, вытесняли митингующих и сносили баррикады. Демонстрантов выдавливали со стороны Михайловской и Институтской улиц, а также со стороны Европейской площади. Крещатик был очищен от баррикад до улицы Городецкого.

Станции метро в центре города закрыты. К 7 утра количество митингующих возросло приблизительно с 3000 до 15000 человек. Ночной штурм забаррикадированного изнутри здания Киевской городской администрации не увенчался успехом. Бойцы, на 12-градусном морозе поливаемые из городской администрации водой, были вынуждены отойти. Через одиннадцать часов непрерывного противостояния войска МВД покидают «евромайдан».

После разговора с представителем Госдепартамента США Викторией Нуланд Янукович пригласил оппозицию к общенациональному диалогу. На следующий день, после очередного неудачного штурма Киевской госадминистрации, он объявил о введении моратория на силовые действия, а также пообещал наказать виновных за срыв договоренностей о евроассоциации.

«Зачистку „майдана“ остановил сам Янукович»
Олег Царев,
народный депутат Украины,
бывший заместитель главы фракции Партии регионов в Верховной раде
и бывший член этой партии (исключен в 2014 году)

«Зачистку „майдана“
остановил сам Янукович»

Люди, с которыми я до сих пор общаюсь, были ответственны за разгон студентов (30 ноября. – «Газета.Ru»). Я уверен, что это была спецоперация, которая была осуществлена именно для того, чтобы был «майдан». Потому что если бы его тогда так не разогнали, «майдана» бы не было. Люди, инициировавшие разгон, были близки к Януковичу. У Януковича была такая схема управления: один из близких людей – за Европу, другой – за Соединенные Штаты. Сам он отвечал за работу с Россией. Янукович совершенно четко понимал, что люди, которые вокруг него работают, работают не в его интересах, а в интересах тех стран, с которыми они сотрудничают. Янукович к этому спокойно относился.

18 февраля захватили офис Партии регионов, и после этого «Беркут» пошел в наступление. Ребята были нацелены очень решительно, я с ними постоянно был на связи. Они бы разогнали этот «майдан», однако их остановили на кромке лагеря. «Стой!» – они встали. До этого момента я был уверен, что еще можно было спасти ситуацию.

Reuters

У меня был план сделать альтернативный «майдан» – «антимайдан». Но не такой, как был перед Верховным советом, а за другую Украину. Очень многие люди были готовы выходить против «майдана», но не были готовы выходить за Януковича. Один раз привезли туда православных, прихожан, казаков, а им пытались всучить плакаты за Януковича. Они категорически были против, поскольку были готовы идти за православную веру. В этом была проблема: с той стороны «майдана» находились люди, которые были убежденными, а с этой стороны выводили «организованные структуры».

Вечером, в тот день, когда погибли люди в офисе Партии регионов, а «беркутовцы» стояли напротив «майдана», я был у ряда ключевых людей из окружения Януковича. Мне сказали, что если сейчас не остановить эту ситуацию, мы пройдем точку невозврата. Я обратился по телевизору к людям, которые стояли на «майдане», чтобы они расходились, потому что сейчас начнется зачистка «майдана». Однако зачистку остановил сам Янукович.

Maks Levin/Reuters

Тогда телеканалы показывали, тот же «Интер», еще более или менее объективную картинку. Как стреляли в «беркутовцев», а они стояли, поскольку им не давали команду «вперед», и они просто стояли цепью. А их, не скрываясь, из снайперской винтовки расстреливали. Там около сотни было огнестрельных ранений за ночь. Выбирали просто, в кого выстрелить, в этого, в того. Как в кегли, в них стреляли. Человек падает – на его место становится другой. Более сотни ранений, около 30 «беркутовцев» погибли за ночь. В это время в регионах штурмовались областные управления СБУ и МВД. И с регионов постоянно звонили и спрашивали: «Ну что, есть команда, нет команды»? Нет команды. Януковичу просто надо было бороться, а он не был готов.

В окружении Януковича были предложения применить оружие, разогнать всех протестующих. Но в украинской политике очень много раз менялось руководство, а политические элиты – нет. Каждый находил себе место в новом раскладе. Людей с четкой позицией, как у меня, было мало. Большое количество политиков на разных должностях, в том числе на тех, на которых принимались решения, были уверены, что встроятся в новую политическую реальность. Так случилось в 2004 году. Когда сегодня ты во власти, но тем не менее дружишь с оппозицией. Ты помогаешь им по бизнесу, ты решаешь их какие-то вопросы. Когда бизнес становится властью.

В МВД и армии были люди, готовые применить оружие, но их искусственно сдерживали. Если бы была команда, порядок был бы наведен, без сомнения. За два часа «майдана» бы не было, причем, без жертв. Если бы власти действовали правильно, они бы не дали бы захватить оружейные арсеналы. Только в Хмельницком начальник СБУ дал команду применить оружие, когда захватывали оружейную комнату, и это для него потом плохо кончилось, после того, когда «майдан» победил. А все остальные, глядя на то, что происходит слив, дали возможность захватить оружие. И это оружие через несколько дней оказалось на «майдане».

Reuters

Утром, а мы всю ночь не спали, я встретился с уходящими, просто черными от сажи «беркутовцами», расстрелянными, растоптанными, избитыми. Зашел в администрацию, развернулся и вышел, и поехал за билетом – меня пригласили на телепередачу в Россию. Я улетел. Тогда это восприняли, что я улетаю из страны навсегда, но я вернулся через два-три дня в Днепропетровск. Если бы я не улетел из Киева, я думаю, на машине я бы не доехал до Днепропетровска.

25 декабря
25 декабря

В ночь на 25 декабря зверски избита журналист «Украинской правды» и активист «евромайдана» Татьяна Черновол. В районе Борисполя ее подрезал джип, из него вышли неизвестные и напали на журналиста. Кадры с избитой активисткой облетят весь мир и станут символом борьбы власти со СМИ. Позже ее муж погибнет на службе в антитеррористической операции на востоке Украины.

ФОТОГРАФИЯ: REUTERS
Карта 26 декабря
26 декабря

Вступил в силу закон об амнистии участников «евромайдана», согласно которому все митингующие, попавшие под уголовное преследование за участие в акциях протеста, начиная с 21 ноября, освобождены от ответственности.

В день принятия закона в СИЗО остаются четверо активистов «евромайдана»: Ярослав Притуленко, которого задержали на Банковой 1 декабря; журналист «Дорожного контроля» Андрей Дзиндзя, обвиняемый в угоне бульдозера, штурмовавшего Банковую 1 декабря; коммерсант Владимир Кадура, водивший этот бульдозер; адвокат Дзиндзи Виктор Смалий, которого обвиняют в том, что он бросился на судью.

Еще нескольким активистам киевского «евромайдана» назначена подписка о невыезде, залоги, домашний арест.

29 декабря
29 декабря

Оппозиционеры совершили автопробег к резиденции президента «Межигорье», к дому его соратника Виктора Медведчука, затем к премьер-министру Николаю Азарову. Еще одна колонна направилась и к дому генерального прокурора Виктора Пшонки. «Автомайдану» мешают сотрудники ГАИ, перекрывающие дорогу «КамАЗами».

ФОТОГРАФИЯ: ГЛЕБ ГАРАНИЧ/REUTERS
12 января
12 января

Звезды на «майдане»

С начала крупных акций протеста активное участие в них принимают украинские музыканты. Группа «Океан Эльзы» исполняет со сцены «Я не сдамся без бою», певица Руслана во время первого «Народного веча» в новом году, на которое собралось от 50 тыс. до 200 тыс. человек, объявила о подготовке «многолюдного похода» на «Межигорье». Лидер УДАРа Виталий Кличко тогда же пригрозил Януковичу всеобщей забастовкой.

«Ваши кортежи, господин Янукович и Азаров, достали. Мы будем блокировать кортежи по всей Украине», — сказала со сцены Руслана.

Тем временем в Харькове прошел митинг в поддержку президента, собравший порядка 5 тыс. человек, под лозунгами: «Харьков — за Президента Януковича», «Бюджет Майданом не пополнишь», «Курс Президента Януковича — курс развития», «Хочешь Майдан — вали за окружную».

ФОТОГРАФИЯ: ИЛЬЯ ПИТАЛЕВ/РИА "НОВОСТИ"
16 января
16 января

Верховная рада по примеру российского парламента по итогам протестов принимает ряд законов, ограничивающих свободу слова и свободу собраний. Запрещается работа СМИ без государственной регистрации, вводится уголовная ответственность за клевету, распространение сведений о работниках правоохранительных органов, блокирование государственных учреждений, ужесточились правила проведения митингов, запрещается движение колонн более пяти машин без согласования с ДАИ. Оппозиция назвала эти законы «диктаторскими». Они принимались по ускоренной процедуре, без обсуждения, открытым голосованием, и фракция «Батькивщина» назвала их принятие «государственным переворотом».

«Если мы увидели, что такое явление («автомайдан») есть, и оно создает проблему в передвижении других граждан — надо его урегулировать? Мы считаем, да. Ну не может же быть так, что по 200–300 автомобилей двигаются как угодно, а мы этот вопрос не регулируем».

Депутат от Партии регионов Владимир Олейник, инициатор законов

ФОТОГРАФИЯ: ГЛЕБ ГАРАНИЧ/REUTERS
19 января
19 января

«Диктаторские законы» только усиливают протест: на очередное «Народное вече» собрались от 100 до 500 тысяч человек.

Днем силовое крыло оппозиции штурмует кордон правительственного квартала на улице Грушевского. Милиция закидывает толпу светошумовыми гранатами, в ход идет слезоточивый газ, водометы, а митингующие бросают петарды, «коктейли Молотова», дубинки и камни. С обеих сторон есть пострадавшие.

Как и при штурме администрации президента 1 декабря, оппозиция сперва винит силовое крыло в провокации и работе на власть. Кличко обвиняет «провокаторов» в попытке спровоцировать спецназ на ответные действия.

Обещания Кличко договориться об открытии прохода к зданию Верховной рады митингующие встречают свистом, а самого политика заливают пеной из огнетушителя. Лидеры протеста частично теряют контроль над силовым ядром «евромайдана», вернуть конфликт с властью в ненасильственное русло все сложнее.

Это стало одной из причин обращения видных деятелей культуры к лидерам оппозиции — Арсению Яценюку, Виталию Кличко, Олегу Тягнибоку и Петру Порошенко — с просьбой определить «лидера движения сопротивления диктатуре».

После столкновений Янукович пообещал начать переговоры с оппозицией. «Только что позвонил президент Виктор Янукович. Они объявляют, что готовы начать переговорный процесс», — записал в Facebook лидер «Батькивщины» Арсений Яценюк.

ФОТОГРАФИЯ: ЕФРЕМ ЛУКАЦКИЙ/AP
20 января
media/berkut-otstupaet
205804
20 января

Власти формируют «переговорную группу для урегулирования ситуации на Украине» из секретаря СНБО, главы Минюста и советника Януковича Андрея Портнова. Однако без личного участия Януковича оппозиция не готова на переговоры, к тому же считающийся ответственным за разгон студентов 30 ноября глава СНБО Андрей Клюев для майдановцев персона нон грата. Продолжаются вооруженные стычки на Грушевского, прицельный огонь из резинострелов приводит к тяжелым увечьям.

«Четырем людям удалили глаз или даже глаза. Это свидетельствует о том, что милиция не только нарушила закон, а намеренно стреляла в головы и в лицо», - заявил депутат Киевсовета от УДАРа Алексей Давиденко.

МВД в ответ обвинило руководство «евромайдана» в вооружении активистов холодным оружием: «Агрессивно настроенным людям раздают двухметровые деревянные палки с металлическими наконечниками. Эти палки есть не что иное, как опасное холодное оружие, которое они собираются применять для травмирования правоохранителей».

ВИДЕО: RUPTLY
Требушет
Требушет

Кадры с возведенным 20 января на Грушевского требушетом (средневековым метательным орудием) облетают мир, многие из боевого крыла демонстрантов больше напоминают ролевиков-реконструкторов из-за импровизированных доспехов и холодного оружия.

ФОТОГРАФИЯ: REUTERS
21 января
21 января

Премьер Николай Азаров пригрозил «евромайдану» силовым разгоном, власти принимают «диктаторские законы».

«Если провокаторы не остановятся, то у власти не останется никакого другого выхода. Законы вступили в силу сегодня, с момента опубликования, и поэтому все, что происходило до сегодняшнего дня, будет подлежать юрисдикции предыдущего законодательства. А вот все, что будет происходить сегодня-завтра-послезавтра, в последующие периоды, — это все уже юрисдикция нового законодательства», заявил Азаров.

Новая атака спецподразделений на баррикады. Погромы, приписываемые «титушкам». Против «титушек» выступили футбольные фанаты. Ультрас киевского «Динамо» заявили, что формируют собственный отряд самообороны.
«Мы выходим — ЗА КИЕВЛЯН, ЗА НАШ ГОРОД, ЗА НАШУ СТРАНУ, ЗА НАШУ ЧЕСТЬ! Только для полных идиотов может оставаться «загадкой» то, что шестерки Януковича кидают на киевлян нелюдей, готовых совершать преступления за грязные деньги режима. Только слепые, зомбированные идиоты могут в это не верить», — говорилось в заявлении фанатской группировки White Blue Crew.

Власти опубликовали «диктаторские законы» от 16 января, таким образом, они вступили в силу.

ФОТОГРАФИЯ: АНДРЕЙ СТЕНИН/РИА "НОВОСТИ"
22 января
22 января

«Беркутовцы» пытают активистов. После суточного перемирия «Беркут» перешел в наступление. В противостоянии на улице Грушевского появились первые погибшие. Два человека погибли, еще двое скончались от ранений позднее. В тот же день за городом было найдено тело активиста «майдана», похищенного ранее из больницы, ходят слухи, что силовики регулярно похищают раненых активистов из больниц.

К ультрас «Динамо» присоединились болельщики «Днепра» и «Металлурга». Они призывают товарищей ехать в столицу, создавать отряды самообороны и бороться с «титушками». «Шестерки действующей власти вывели на ночные улицы Киева продажных козлов «титушек», целью которых было избивать людей, которые поддерживают сопротивление режиму «гражданина Януковича», - говорится на странице динамовских болельщиков.

Фанаты наравне с националистами вошли в силовое ядро «евромайдана», без которого «майдан» походил бы на мирный протест образца «оранжевой революции» 2004 года. По слухам, «беркутовцы» раздели догола, прогнали сквозь строй, избили студента Михаила Нискогуза, который был задержан на улице Грушевского.

В ответ на «евромайдан» в Киеве облили зеленкой «титушек»: четверым сторонникам власти перевязали руки, на лбу написали слово «раб» и провели их по периметру майдана под плевки и оскорбления.

ФОТОГРАФИЯ: ВАСИЛИЙ ФЕДОСЕНКО/REUTERS
«Мы отстаивали честь „Беркута“»
Боец «Беркута» из Донецка,
В настоящее время служит в МВД Донецкой Народной Республики

«Мы отстаивали честь „Беркута“»

Когда это все началось на Майдане, руководство нам сообщило: «Ребята, это где-то до 1 декабря. Сейчас помитингуют — и все будет нормально». Скажу честно, такого, что началось потом в Киеве, с нами еще никогда не происходило.

23 ноября мы выехали из Донецка, а 24-го уже были в Киеве. В тот день проходило два митинга: сторонники Евросоюза и его противники. Нас поставили в резерве на тот случай, чтобы не столкнулись одни с другими. Потом поступила команда: срочно перебросить некоторые подразделения, в том числе и наше, на улицу Грушевского.

Когда мы оказались на месте, у здания кабинета министров, первое, что я увидел, — это были два бойца «Беркута», сопли текут, слезы. Кругом слышны взрывы, крики. «Ребята, там газы применяют активно», — крикнул кто-то из милиционеров. Я сразу дал команду, мы одели противогазы и заменили ребят, которые стояли в первой шеренге. Они были без противогазов, и их как мух травили, они выпадали из строя. Мы закрыли проход в здание. В этот момент начиналась самая активная попытка прорыва в кабинет министров. Толпа, примерно шесть-семь тысяч человек, стала напирать, милиционеров пытались вырвать из строя. Подходили депутаты Рады, кричали: «Я народный депутат Украины!», срывали нашим бойцам маски, противогазы с лица, брызгали газом... Потом митингующие сломали шлагбаум. Начали кидать в нас кирпичами, наносили удары... Мы были в шоке… Нас пытались убить — били куда попало и чем попало.

Когда начали жечь автобусы, кидаться брусчаткой — это уже был настоящий кошмар. Кругом огонь, стрельба и эти беснующиеся бегают с палками. Мы держались на позициях, не сдали ни одного сантиметра…

Глеб Гаранич/Reuters

Еще более жестокое противостояние произошло при попытке захвата Администрации президента. Тогда ранили очень многих сотрудников — их избивали, давили трактором. Мы были вынуждены применять шумовые гранаты и резиновые пули, такого никогда не было, но нас избивали прутами, цепями, камнями и жгли коктейлями Молотова.

И потом с каждым днем нарастало все больше, и больше, и больше. В итоге все закончилось тем, что 18 февраля в нас уже стали стрелять боевыми. В тот день у нас уже были потери с пулевыми ранениями. Были погибшие. В нашем подразделении 16 человек ранили, два тяжелых — у одного огнестрельное ранение в голову, другому сердце задело.

Когда началась стрельба, мы не знали, кто сбежал, кто не сбежал. Мы просто оказались безоружные против вооруженной толпы. Вот сейчас обвиняют киевский «Беркут», штурмовую роту, их командира, что он там чуть ли не преступление против народа совершил... Полная чушь! Если бы не они, погибших было бы намного больше. Они реально прикрыли отход всем подразделениям, которые были без оружия, а их расстреливали в упор...

На следующий день нам привезли оружие. Мы сидели в здании кабмина. Команды не было никакой, но мы готовы были оборонять здание. А потом нам ребята из киевского главка говорят: «Все. Руководства нет, собирайтесь, можете ехать домой или куда хотите». Мы посмотрели на все это и решили уходить. За нами везде следили, везде были расставлены блокпосты. Нам дали в сопровождение депутатов от «Свободы» и УДАРа, которые помогали проходить через кордоны этих сумасшедших. И если внутренние войска проходили более или менее нормально, то если шел «Беркут» — нас пытались разорвать, как собаки...

Андрей Стенин/РИА "Новости"

Это был вооруженный переворот, спланированный другой страной. Ситуация усугубилась из-за слабохарактерности наших властей. Получается, они только за себя беспокоились, боялись потерять деньги. И в итоги потеряли все — страну потеряли. А они просто забрали свои манатки, ценные вещи и свалили. А то, что здесь происходило, они даже не представляют... Поэтому поведение руководства нашей страны расцениваю именно как предательство. Они людей кинули в мясорубку и сбежали.

Если бы они не сбежали, а дали команду — мы были готовы действовать дальше... Да, конечно, был потерян контроль на Западной Украине, там начали захват райотделов... Но дело в том, что ситуацию еще можно было удержать, если бы они чувствовали, не играли бы в эту политику. Торговались там, а мы то, а мы это. В это время на улице милиционеров калечили и убивали. Из милиционеров первым людей никто не бил, не открывал огонь. Мы действовали по закону Украины о милиции, который принимали в 1992 году. Что не так в нем было? Там написано, что если захватывают здания, то нужно их защищать. Там написано, что мы имеем право на защиту. Что мы не так сделали?! Мы следовали закону, когда пришел беспредел...

Там на Майдане у нас не было разделения — с Западной Украины «Беркут» или с Восточной. Со львовским «Беркутом» мы стояли плечом к плечу — их бойцы сражались как львы… Там все были наши — «беркутята»... И когда они вернулись домой, в тот же Львов, Тернополь, Ивано-Франковск, там парней ставили на колени. Если бы они не встали, их там же и расстреляли.

В 1998 году на Украине ОМОН переименовали в «Беркут». Мы держали марку, считались элитными подразделениями, и мы отстаивали его честь…

Reuters

Мы сделали все, что могли. Все, что от нас зависело, мы сделали. Нам дали приказ стоять, и мы стояли. А нас бросили. И теперь потеряли страну, она развалилась. Не знаю, может, так лучше... Самое обидное, что милиционеры, с которыми мы были вместе на «майдане», теперь они стоят с другой стороны. Эти ребята приезжают к нам в АТО воевать против нас. Очень жаль. Нам уже отступать некуда, мы здесь, в Донбассе, на своем месте, мы здесь дома. А их сюда посылают, я все понимаю. Это как если бы АТО проходила во Львовской области, то мы бы ездили во Львовскую область, а львовяне воевали против нас.

Если бы наш президент, его семья и друзья, меньше бы забирали у людей, то ни один Евросоюз, никто бы так народ не поднял. Той страшной зимой на улицу вышло очень много озлобленных людей.

23 января
media/mihailo
205324
23 января

Попытка договориться. Ночью митингующие разожгли вдоль баррикад костер из автопокрышек, символа революции на Украине. Сплошная стена огня и дыма защищала от штурма. Попытки силовиков потушить огонь с помощью водометов и пожарных гидрантов не имели успеха.

«Титушки» блокировали посольство США и требуют от американцев не вмешиваться во внутренние дела Украины, не спонсировать очередную «цветную» революцию.

В сети появилось видео, как силовики издеваются над раздетым догола пленным на улице Грушевского. Позднее выяснилось, что это доброволец «Четвертой казацкой сотни» самообороны «майдана» Михаил Гаврилюк.

Бывший президент СССР Михаил Горбачев призвал Владимира Путина и Барака Обаму инициировать переговоры между сторонниками «евромайдана» и властями Украины. Во Львове протестующие захватили здание облгосадминистрации и вынудили губернатора области Олега Сало подать в отставку. Захвачены ОГА в Ровно и Черкассах.

Янукович заявил о созыве чрезвычайного заседания Верховной Рады и раскритиковал антимайданные заявления Николая Азарова, усомнившись в его «моральной зрелости». Вечером прошли очередные переговоры лидеров оппозиции с властью. Яценюк и Кличко оценили их итоги позитивно, договорились о прекращении силового противостояния и освобождении всех задержанных на улице Грушевского.

ВИДЕО: RUPTLY
24 января
24 января

Срыв последней попытки переговоров. Переговоры оппозиции с Януковичем не впечатлили «евромайдан», и народ постановил закончить диалог. Расширение «майдана»: новые баррикады появились на пересечении улиц Институтская и Ольгинская.

Янукович, пытаясь снизить накал протеста, пообещал уволить всех причастных к разгону 30 ноября: «Вы видели, что мы не уволили, а отстранили с должности председателя КГГА Попова, который был в ту ночь, когда завозили эту елку. Кому она нужна была ночью, в 4:00, когда там еще были люди на майдане... Сидел (рядом с ним) заместитель СНБО Сивкович... Я вам скажу, никто из них не будет работать, они все будут уволены с должностей». Попов и Сивкович были отстранены еще 14 декабря.

Во Львове «беркутовцы» начали писать рапорты об увольнении.

Баррикада «евромайдана»

ФОТОГРАФИЯ: КОНСТАНТИН ЧЕРНИЧКИН/REUTERS
25 января
media/oborona-maidana
205809
25 января

Последние угрозы со стороны властей. Глава МВД Виталий Захарченко потребовал от оппозиции освободить центр Киева, иначе участники «евромайдана» будут приравнены к экстремистам и против них будет применена сила.

«Я обращаюсь к лидерам оппозиции. Оставьте радикалов, никто не будет препятствовать мирному протесту, переходите в любое другое, безопасное место. Как министр внутренних дел гарантирую вам содействие в этом милиции и безопасность мирных митингующих. Тех, кто останется на «майдане» и в захваченных зданиях, мы будем считать экстремистскими группировками. И, в случае возникновения опасности и перехода радикалов к активным действиям, будем вынуждены применить силу».

Позднее Янукович и его антикризисный штаб заявили о готовности идти на уступки оппозиции, в частности, откорректировать «законы 16 января», но выдвинули и встречные требования об освобождении захваченных зданий и улиц. Лидеры оппозиции были готовы продолжать переговоры, но «майдан» отверг предложения власти.

ВИДЕО: RUPTLY
«В Киев всегда приезжали „люди из Москвы“»
Алексей Чеснаков,
директор Центра политической конъюнктуры

«В Киев всегда приезжали „люди из Москвы“»

Мне удалось присутствовать в Киеве и на «майдане» в конце 2013-го — начале 2014 года. Фактически от начала до конца известных событий. Поскольку по роду своей деятельности я консультирую политиков и чиновников, имеющих отношение к формированию политической повестки в России и на Украине, то в преддверии намеченных на март 2015 года президентских выборов хотелось увидеть ситуацию изнутри, понять, чем руководствуются люди, которые вышли на «майдан». Без этого понимания говорить о каких-то серьезных процессах в украинской политике было бессмысленным. Нужно было «включенное наблюдение», как говорят социологи.

С самого начала чувствовалось, что на улицы люди вышли потому, что желали хоть какой-то справедливости. Это буквально витало в воздухе. Люди испытывали потребность в самоуважении, хотели гордиться своей страной, а гордиться не получалось — слишком сильное отторжение от власти Януковича было у людей. Разговоры на «майдане» выражали это отношение к власти, и это отношение было жестко негативным. При этом у большинства не было рационального объяснения, чем конкретно их не устраивает власть. Постоянно рассказывали о том, как власть давит на средний и малый бизнес. Иногда как под копирку рассказывали «случаи из жизни». Такой же феномен можно было наблюдать и в конце 80-х, когда слухи излагались как реальные события, в которых рассказчик был задействован. Это умение уверять себя и других в правдивости историй из жизни — неотъемлемая часть любой революционной мифологии. И мифологии, грамотно подогреваемой. Хотя очевидно, реальные случаи несправедливости и давления на бизнес были.

Глеб Гаранич/Reuters

Люди на «майдане» были на пределе, но первоначально сильной агрессии не было. Она нарастала постепенно, и особенно сильно — после разгона митингующих в конце ноября. С этого момента разговаривать с людьми рационально, взвешивая все «за» и «против», действующей власти стало невозможно. В их сознании возникло четкое эмоциональное разделение: справедливость и правда только по нашу сторону баррикад, по другую сторону ничего этого нет. Тот, кто не разделял такую позицию, автоматически воспринимался как враг.

Картина окончательно стала черно-белой. С этого момента возникло ощущение жесткости и даже жестокости предстоящей схватки, стало казаться, что люди на «майдане» стоят не для того, чтобы добиться решения своих проблем, а чтобы силой сломать силу. Это ощущение усугублялось еще и потому, что наступили холода, а никто не расходился по домам. Люди сознательно терпели огромные неудобства. Некоторые ночевали на улицах и спали буквально на земле, закутавшись в спальники и одеяла.

Когда началась стрельба по митингующим, многие уже не сомневались, что Янукович обречен. Уверенность в этом лично у меня появилась после того, как он в особо циничной форме предложил пост премьера Яценюку. Публичное унижение премьера Азарова было настолько серьезным, что государственная машина не могла это перенести. В политике нет правильных и неправильных действий. Есть действия своевременные и несвоевременные. Янукович постоянно действовал несвоевременно. Он всегда опаздывал. Причем существенно. Если хотели использовать отставку правительства как инструмент для перехвата инициативы, то надо было делать это сразу после отказа от подписания в ноябре соглашения о евроинтеграции и выхода людей на улицы. Тогда-то и надо было идти на серьезные политические изменения. Януковичу следовало напрямую разговаривать с украинцами. Но он поначалу не хотел разговаривать ни с кем, а когда приперло —стал разговаривать не с нацией, а с Яценюком, Кличко и Тягнибоком. Сузил рамку. Вначале еще могла сработать стратегия бескровного разгона «майдана». Однако Янукович не решился и на разгон. Его действия выглядели слабыми или их не было видно вообще.

Reuters

Президент Украины выбрал самую худшую из всех возможных стратегию по отношению к «майдану»: стратегию постоянных колебаний. Да и это делалось не всегда последовательно. Он ведь не вел переговоры, он имитировал их. И как только люди почувствовали, что с ними играют, они перестали воспринимать Януковича в качестве серьезного субъекта переговоров. Должность осталась, а силы ушли.

В тот период я встречался со многими украинскими политиками — как с провластными, так и с теми, кто поддерживал «майдан». Всех объединяло общее чувство усталости от Януковича. Сначала большая их часть хотела лишь ослабления, а не ликвидации президента, ускорившего движение в сторону суперпрезидентской республики после победы на выборах в Раду в 2012-м. Многие политики (не хотел бы называть фамилий) говорили мне, что президент потерял чувство реальности. Они не понимали, как в 2015 году он собирается выходить на выборы. Никто не верил, что Янукович их выиграет. Среди политиков преобладало мнение, что у власти отсутствует опора в массах. Но, конечно, никто не мог тогда представить, что все закончится бегством Януковича из страны.

В какой степени действия Януковича основывались на советах Москвы? В Киев всегда приезжали «люди из Москвы». И во время этих событий тоже. Но их миссия вряд ли заключалась в том, чтобы давать назидания. Скорее, они выполняли функцию передачи информации для российской элиты: общаясь с высокопоставленными политиками, включая и самого Януковича, получать от них ту или иную информацию и передавать ее руководству России. Да и вряд ли Москва могла что-то эффективно посоветовать Януковичу. Виктор Федорович уже не слушал никого. Он выбрал стратегию политического суицида.

28-29 января
28-29 января

Отставка правительства Азарова

«Правый сектор» озвучил свои требования: конституционная реформа и прекращение силовых действий со стороны власти; полная амнистия участникам протеста; привлечение к ответственности правительства Азарова, отмена «диктаторских законов», расформирование «Беркута».

Верховная рада на внеочередном заседании отменила большинство «законов 16 января». Правительство Украины во главе с Азаровым ушло в отставку.

«Ради мирного урегулирования конфликта я принял личное решение просить президента Украины принять мою отставку с поста премьер-министра Украины. Все эти трудные годы я делал все для того, чтобы Украина могла нормально развиваться. Я принимал решения и брал на себя ответственность в интересах Украины, поэтому я могу честно посмотреть в глаза каждому соотечественнику», — заявил премьер.

Рада приняла президентский законопроект об амнистии «мирных митингующих», который предлагал амнистию в обмен на освобождение захваченных административных зданий.

«Майдан» отверг президентский закон об амнистии. «Был возможен только один вариант — амнистия безо всяких условий, и мы это обговаривали. Данные условия (амнистия в обмен на освобождение админзданий) — неприемлемы», — заявил комендант «майдана» Андрей Парубий.

ФОТОГРАФИЯ: ВЛАД СОДЕЛЬ/REUTERS
18 февраля
media/napadenie-na-polic
205807
18 февраля

Финальное противостояние властей и оппозиции, «кровавый вторник».

В день, когда Верховная рада должна была рассмотреть поправки в конституцию, к зданию Рады подошли митингующие, колонну демонстрантов возглавили несколько тысяч бойцов отряда самообороны «майдана». Спецподразделения встретили их водометами и слезоточивым газом, майдановцев атаковали с фланга. Ожесточенное противостояние с применением огнестрельного оружия закончилось жертвами с обеих сторон. Перехватив инициативу, силовики вытеснили майдановцев с занимаемых позиций, в том числе оттеснили их с части майдана Незалежности. В 20:00 спецподразделения штурмуют майдан с использованием бронетехники.

«В течение часа будет зачищен майдан. После того, как мы наведем порядок в Киеве, мы наведем его во всей стране»,— заявил «регионал» Олег Царев. Однако разогнать манифестантов не удалось. США возложили ответственность за гибель людей на Януковича.

ВИДЕО: RUPTLY
19 февраля
19 февраля

Встретившиеся ночью президент Янукович, Кличко и Яценюк не смогли прийти к соглашению о мире, ограничившись взаимными обвинениями. В эту же ночь во Львове и Львовской области активистами захвачено более 1 тыс. единиц стрелкового оружия с оружейных складов. По всей Украине начинаются вооруженные захваты зданий как сторонниками, так и противниками «евромайдана».

Ночью штурм возобновился. Загорелся Дом профсоюзов, который «беркутовцы» забросали коктейлями Молотова. На утро число погибших составило 25 человек, в том числе 9 сотрудников силовых структур, 16 мирных граждан и бойцов самообороны «майдана». На 11:00 были назначены переговоры Януковича с оппозицией. Однако они были отменены. Янукович объявил государственный траур по погибшим. Служба безопасности Украины заявила о проведении антитеррористической операции на территории всей страны. Власти отказались от штурма «майдана».

«После сегодняшней встречи мы можем четко сказать: наш «майдан» штурмовать не будут. Основное — сохранить человеческие жизни. Мы остановили штурм и зачистку», — заявил Арсений Яценюк после встречи с Януковичем.

ФОТОГРАФИЯ: АНДРЕЙ СТЕНИН/РИА "НОВОСТИ"
20 февраля
media/raneniya-trupi
205810
20 февраля

День снайперского расстрела

Около 9 утра «майдан» перешел в наступление и, несмотря на обстрел снайперами, вернул все потерянные 18-го числа позиции и даже расширил контролируемую зону. На этот день пришелся максимум жертв.

Настоящая бойня началась на улице Институтской, где, преимущественно от пуль снайперов, погибло более полусотни восставших. Огнестрел легко пробивал самодельную экипировку самообороновцев.

Спецподразделения были атакованы и с других направлений. Силовики оказались в окружении, отдельные части внутренних войск начали сдаваться повстанцам. Янукович под давлением европейских лидеров согласился на досрочные выборы президента не позднее декабря 2014 года.

ВИДЕО: RUPTLY
Кто стрелял?
Кто стрелял?

Позже бежавший в Россию глава СБУ Александр Якименко обвинит в провокации оппозицию и Запад, а в оппозиции свяжут снайперов с российскими спецслужбами и группой «Альфа». По словам Якименко, к нему было обращение «Правого сектора» и «Свободы» с просьбой использовать группу «Альфа» для очистки этих зданий от снайперов, однако комендант «евромайдана» Парубий не разрешил силовикам зайти на позиции протестующих для ликвидации снайперов. «Выстрелы пошли со здания филармонии. За это здание отвечал комендант «майдана» Парубий... С этого здания работали снайперы и работали люди с автоматического оружия 20-го числа», — заявит Якименко.

С другой стороны, издание The Daily Beast опубликует снимки во дворе здания Службы безопасности Украины утром и днем 20 февраля, которые назовет доказательством того, что убийство людей было запланировано режимом Виктора Януковича: «На фото, которые предоставлены журналу на условиях эксклюзивности, изображены бойцы отборной антитеррористической части, известной как «Группа Альфа», во дворе штаб-квартиры СБУ, в момент подготовки к бою… Фотографии и 90 гигабайт видеоматериалов предоставили убедительные доказательства, что бойня на «майдане» была действительно совершена по заказу режима Януковича».

Сведения о принадлежности снайперов до сих пор недостаточно достоверны, одно известно точно: расстрел демонстрантов и силовиков на «майдане» стал поворотным моментом в противостоянии власти и демонстрантов.

ФОТОГРАФИЯ: МАКСИМ ЛЮКОВ/REUTERS
Карты 18–20 февраля
Карты 18–20 февраля
18 февраля. Наступление на Верховную раду вооруженных активистов «евромайдана» наталкивается на милицейское оцепление. Демонстранты в ходе ожесточенных стычек с милицией захватили и сожгли офис Партии регионов. Позже силовики теснят митингующих: к ночи «Беркут» взял штурмом Октябрьский дворец, Украинский дом и вышел непосредственно на майдан. Активисты спешно передислоцировались из палаток в Дом профсоюзов, штабы «Правого сектора» и «автомайдана».
Карты 18–20 февраля
19 февраля. Митингующие перешли в контрнаступление. Оттеснив «беркутовцев» с майдана, двинулись по Институтской улице и снова заняли Октябрьский дворец. Силовики отошли к Ольгинской улице, продолжая использовать гранаты со слезоточивым газом. «Майдановцы» прорвались до улицы Грушевского, отбили Украинский дом, вечером осадили академию МВД. В противостоянии наступил окончательный перелом.
Карты 18–20 февраля
20 февраля. СБУ объявляет режим антитеррористической операции. Центр Киева охвачен огнем. Во время ночного штурма Дома профсоюзов в нем начался пожар, в ходе которого пострадали десятки человек. Митингующие покинули Дом профсоюзов, но захватили здания Главпочтамта, Музыкальной академии и Госкомтелерадио.
«Мы уже все знали, что победили»
Александр Бригинец,
украинский литератор и политик,
во время «евромайдана» — народный депутат от фракции «Батькивщина»,
один из организаторов «автомайдана»

«Когда начался последний пожар и погибали люди, мы уже все знали, что победили»

Это не первый «майдан» в моей жизни, даже не второй. Я скажу, что украинское общество очень зрелое. Сейчас у очень многих людей состояние нервного срыва, после того как Янукович и АТО приучили к большой агрессии, но в то время этого не было, а было абсолютное ощущение, что надо прийти и сказать. И что именно твое слово, именно твой дух важнее, чем бросание в мусорники, чем любой штурм. И вот это ощущение, гордое ощущение, что твое право, твое слово важнее любых действий со стороны, оно было уникально для всего мира. Почему весь мир восхищался «майданом»? Потому что бросить какого-нибудь политика в мусорник — это могут в любой практически стране. А вот выйти и три месяца стоять, мерзнуть и отстаивать свою позицию — это может далеко не каждый.

К сожалению, агрессия, которая была применена к людям, потом участие в войне — все это привело к тому, что часть из этих людей начала соответствующим образом действовать. И, конечно же, сегодня в обществе есть большое количество людей, которые уже не способны к мирному «майдану». Да и Украина в целом, думаю, не способна. Украина же была уникальной страной, которая много-много десятков лет не видела войны. И мы всегда привыкли побеждать мирно, начиная со студенческой голодовки в 90-м году. У нас был очень большой опыт мирных побед. Но теперь у нас есть и опыт, к сожалению, кровавых трагедий и побед по итогам жесткого противостояния.

Василий Федосенко/Reuters

В первые дни «майдан» совпал с акциями, которые проводили оппозиционные политические силы в другом месте. Это говорит о том, что в то время шло два процесса. Один процесс, который до сих пор не вполне понятен для меня, был организован активистами «майдана». Ходят разные слухи о том, кто был в нем заинтересован. Есть даже информация, что это была попытка власти создать искусственно «майдан», для того чтобы амортизировать народные протесты. Другой же «майдан» возник на Европейской площади. И когда стало очевидно, что искусственные проекты, уничтожение огня огнем, не пройдут, власть начала применять другие, жесткие способы борьбы, что привело к еще большему противостоянию.

Тогда было две функции. Одни люди просто жили на «майдана», а вторые передвигались по стране, рассказывали, приглашали. Без второго же тоже невозможно, потому что телевидение не очень-то показывало происходящее. Я был таким «полевым командиром», водил колонны и принимал участие именно в таких «полевых» — пешеходных, поездочных, типа «автомайдана». Все мои помощники, моя команда, состояли на учете милиции по поводу своих автомобилей, у них пытались забрать права. Мой товарищ только что рассказывал, что он ездил недавно к себе на родину, где у него зарегистрирован автомобиль. И его остановила ГАИ, потому что в системе «Рубеж» до сих пор забит номер его автомобиля как того, кто штурмовал «Межигорье».

Глеб Гаранич/Reuters

Я думаю, что решающий, переломный момент — это был даже не тот момент, когда все горело и всех убивали. Потому что когда начался последний пожар и погибали люди, мы уже все знали, что победили. Вопрос состоял только в том, останешься ты живой или тебя убьют. В ту ночь, с 18 на 19 февраля, когда людей убивали, когда горел лагерь, после очередной атаки я просто упал в палатке и заснул.

Внутренним переломом «майдана», моей личной кульминацией была ночь с 10 на 11 декабря, когда было противостояние желтых и черных шлемов, как говорили, «противостояние добра и зла». Это было место возле Михайловской площади. Я был на единственной баррикаде, которая штурмовалась, но не была взята.

Милиции была поставлена задача: они должны были расчистить проезд на старый майдан. Всего было четыре баррикады. Одну из них, на Крещатике, тогда не тронули. А две, на Европейской площади и на Институтской улице, штурмовали, и они были взяты. После этого к нам зашли в тыл. То есть приходилось отбиваться от милиционеров, которые подошли сзади. Но поскольку это произошло уже под утро, туда собрались все люди. И они стояли, противостоя «Беркуту», уже не защищенные баррикадой, они сами стали баррикадой. Люди просто ставили между нами и «Беркутом» бочки, зажигали их, и между нами был только огонь. Этот огонь и остановил «Беркут», который тогда еще не готов был нас убивать.

Андрей Стенин/РИА "Новости"

И вот тогда мы увидели, что киевляне, украинцы не убегают, а, наоборот, приходят. Когда они пешком добираются до «майдана», зная, что там могут быть у них проблемы. Когда Михайловский собор бил в колокола, созывая людей во всем Киеве, это, конечно, незабываемое впечатление.

После этого я видел много всего. Я был в Крыму на самом пике конфликта. Я был в зоне АТО, много где. Но вот именно то метафорическое противостояние, которое было в ту ночь с 10 на 11 декабря, стало как раз тем моментом, когда Украина продемонстрировала свое нежелание подчиняться любой силе. Да, тогда сила была не такая, как потом. Но тут главное — привыкнуть.

Тогда мы готовы были бороться с такой силой. Потом они усиливали применяемую силу, а мы показывали собственное умение усиливаться самим. Теперь мы готовы бороться со «Смерчами» и с этими… с «Градами».

21 февраля
21 февраля

День поражения Януковича

Милиция, внутренние войска и спецподразделения выводятся из Киева. Президент Янукович и лидеры оппозиции подписывают соглашение об урегулировании политического кризиса на Украине. В нем говорится о восстановлении Конституции от 2004 года с урезанной властью президента, президентских выборах не позднее декабря 2014 года, расследования силовых столкновений на «майдане» под мониторингом власти, оппозиции и Советом Европы, отказ от введения чрезвычайного положения и применения властями силы.

Однако к вечеру «автомайдан», а позже «евромайдан» отказываются признать Соглашение и требует немедленной отставки Януковича.

В ночь на 22 февраля 2014 года самооборона «майдана» окружает здания Рады, администрации президента, кабмина и МВД, но внутрь активисты не входят. Янукович бежит в Харьков, так и не подписав проект «Закона о восстановлении действия отдельных положений Конституции Украины», возвращающий Конституцию 2004 года.

ФОТОГРАФИЯ: АНДРЕЙ СТЕНИН/РИА "НОВОСТИ"
22 февраля
media/kopter
205805
22 февраля

Захват «Межигорья» как символ триумфа революции.

Виктор Янукович, объявившись в Харькове, заявил, что не собирается подавать в отставку и не собирается подписывать решения Верховной рады, которые он считает противозаконными, а происходящее в стране квалифицировал как «вандализм, бандитизм и государственный переворот». Позже Янукович бежит в Крым, где его не успеют арестовать. Оттуда его эвакуируют при помощи России в Ростов, где бывший президент на пресс-конференциях будет обвинять революционеров в государственном перевороте при поддержке Запада.

Вечером Верховная рада заявит о самоустранении президента Украины от выполнения конституционных полномочий и о назначении внеочередных выборов президента. Партия регионов открестится от Януковича и уйдет в оппозицию. Тимошенко выступит на «майдане», плача от нахлынувших эмоций: «Вы заслужили право управлять своею Украиною. Своею кровью, своей отвагой, патриотичностью».

Символом победы революции становятся фото из Межигорья, резиденции Януковича, где активисты находят сотни документов с фактами финансовых махинаций и фотографируются на фоне помпезных интерьеров. Особняк президента превращается в музей коррупции.

ВИДЕО: RUPTLY

Итоги «евромайдана»

За три месяца кровопролитного противостояния на майдане Незалежности погибли свыше ста человек, 20 из них — сотрудники правоохранительных органов. Множество людей стали инвалидами.

После бегства Януковича народные волнения охватили русскоговорящий юго-восток Украины, часть жителей которого отказалась принять новую власть. Столкновения между сторонниками и противниками «евромайдана» происходили в Харькове, Одессе, Донецке, Луганске.

21 февраля в Крыму началась акция сторонников присоединения полуострова к России у здания местного парламента, два дня спустя многотысячный митинг состоялся в Севастополе, на нем народным мэром города был избран Алексей Чалый. Через несколько дней вооруженные люди без опознавательных знаков захватили Верховную раду Крыма, власть на полуострове перешла к пророссийски настроенным политикам. 16 марта в Крыму прошел референдум о статусе республики, в ходе которого жители проголосовали за вхождение полуострова в состав Российской Федерации.

Тем временем ситуация накалялась в других восточных регионах Украины. В апреле «народные республики» были провозглашены в Донецке и Луганске, несколько дней силовое противостояние сторонников и противников «евромайдана» длилось в Харькове. 2 мая в Одессе в ходе массовых беспорядков погибли 46 человек, еще более 200 получили ранения.

11 марта активисты ДНР и ЛНР провели референдумы о независимости, а два дня спустя министр внутренних дел Украины Арсений Аваков через свою страницу в Facebook сообщил о проведении силовой операции в Славянске, и это стало началом «Антитеррористической операции» на территории Донбасса. Вскоре в регионе разгорелась полномасштабная война с применением тяжелой техники, артиллерии и авиации.

Международные наблюдатели и украинские власти утверждают, что в конфликте задействованы регулярные российские войска, но Москва категорически опровергает это, признавая, правда, что на стороне сепаратистов воюет большое количество добровольцев из России, в том числе кадровых военных.

Над проектом работали

«Газета.Ru»

Владимир Дергачев
Сергей Подосенов
Дмитрий Карцев
Наталья Галимова
Иван Комаров
Роман Семенченко
Юрий Воронцов
Анатолий Терехов
Евгений Шипилов

«Рамблер-Инфографика»

Людмила Алхазова
Анна Деревянко
Константин Емцев
Евгений Иванов
Мария Михайлова
Алексей Тиматков
Василий Шихачевский

You are using an outdated browser. Please upgrade your browser to improve your experience.