Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков
`

ЕР не возьмет и половины

«Единая Россия» рассчитывает увеличить фракцию в Думе до 280 депутатов

Наталья Галимова, Андрей Винокуров 27.03.2016, 22:49
Екатерина Штукина/ТАСС

Единороссы не ставят себе задачу получить на думских выборах больше 50% голосов по спискам и готовятся к тому, что их результат будет даже ниже, чем на предыдущих выборах. Но за счет одномандатников партия рассчитывает увеличить собственную фракцию, в которой может быть 250–280 депутатов, рассказали источники «Газеты.Ru». Увеличение числа единороссов в следующей Думе — абсолютно реальный сценарий, считают эксперты.

В Кремле и руководстве «Единой России» есть понимание того, что по итогам думских выборов партия, скорее всего, получит по спискам даже меньше, чем после кампании-2011, рассказали источники «Газеты.Ru» в ЕР и близкие к Кремлю. Прошлые выборы были провалом для единороссов — тогда партия власти не смогла преодолеть 50-процентный барьер, набрав 49,3% голосов. По сравнению с выборами-2007, когда список ЕР возглавлял Владимир Путин и партия получила 64,3%, результат 2011 года выглядел как серьезное поражение.

На сей раз в руководстве не стоит задача набрать больше 50%, уверяют собеседники в ЕР.

Все морально готовы к тому, что списочный результат и вовсе не дотянет до прежнего.

«Еще недавно говорили о том, что повторить результат 2011 года было бы успехом, но сейчас очевидно, что этого не произойдет, — рассказывает единоросс. — Надо признать, что есть большая усталость населения от партии, что пока не смогли найти на эти выборы достаточно новых ярких лиц.

Горячка с форумами себя не оправдывает (ЕР проводит тематические форумы по таким вопросам, как ЖКХ, социалка и т. д. Предполагается, что предложения, которые прозвучат на форумах, будут включены в предвыборную программу партии. — «Газета.Ru»). Все эти форумы закончатся до праймериз 22 мая, а затем «Единая Россия», в отличие от остальных, «просядет» на 2,5 месяца кампании, потому что непонятно, чем она будет заполнять повестку. Да и программа ее, скорее всего, устареет к сентябрю».

Другой источник констатирует, что рейтинг партии снижается: «Это негативный тренд. Отрицательные эмоции связаны в том числе с отношением людей к правительству». А председатель правительства как раз возглавляет «Единую Россию».

Именно поэтому Дмитрий Медведев, скорее всего, не будет единолично возглавлять список единороссов на выборах — чтобы партия «не слишком ассоциировалась» с кабинетом министров. Образ Медведева, очевидно, попытаются «размыть» за счет включения в федеральную часть списка других людей.

Ниже всего, по словам собеседника в ЕР, рейтинг партии в пенсионной и предпенсионной среде — из-за мизерной индексации пенсий и отказа индексировать пенсии работающим пенсионерам.

Но поскольку «у людей есть понимание, что негатив в экономике в основном связан с санкциями и давлением извне», снижение рейтинга не носит катастрофического характера, заключает он.

Вопрос в том, что будет с цифрами поддержки единороссов ближе к дню голосования в сентябре. Источник в ЕР считает, что резкое обрушение показателей возможно только в том случае, если произойдет нечто непредвиденное: «Пока же можно говорить, что в экономике в целом произошло все плохое, что могло произойти».

«На самом деле никто не знает, что будет в сентябре, — в этом-то и засада, — возражает источник, близкий к Кремлю. — А поскольку у «Единой России» уже сейчас плохо с собственной повесткой, то непонятно, что она будет говорить людям, если ее рейтинг резко просядет».

Источник в руководстве ЕР утверждает, что при самом негативном раскладе партия может получить по спискам порядка 40% голосов.

«Многое будет зависеть от структуры явки. Но даже если она окажется протестной, ниже 40% единороссы вряд ли упадут», — соглашается собеседник, близкий к Кремлю.

По словам другого источника, близкого к администрации президента, на сегодняшний день в партии исходят из того, что ее списочный итог окажется в интервале 40–47% голосов.

Если рейтинг будет падать такими же темпами, как в 2011 году, тогда единороссы получат на выборах 43–44%, прогнозирует источник в ЕР.

Замсекретаря генсовета «Единой России» Ольга Баталина заявила «Газете.Ru», что для партии «важно сохранить парламентское большинство, чтобы продолжать курс президента»: «Мы рассчитываем, что в условиях смешанной системы выборов нашей партии удастся сохранить парламентское большинство за счет мандатов, полученных по партийным спискам и в одномандатных округах. Никаких других целевых ориентиров нет: для нас главное — легитимность выборов и признание их результата всеми участниками процесса».

В ЕР, по словам Баталиной, «понимают, что результат партии по спискам может быть ниже 50%, так как впервые за последние годы избирательная кампания будет проводиться на фоне экономического спада, что отразится на уровне поддержки «Единой России».

Спасительная соломинка для ЕР видится как раз в смешанной системе выборов, когда 225 депутатов избираются по спискам, а остальные 225 — по округам. Не случайно власть приняла решение перейти именно на смешанную систему — впервые с 2003 года. Уроки прошлой кампании, когда выборы проходили исключительно по спискам, учтены. Да, тогда, несмотря на неудачное выступление, единороссы все же сумели сохранить большинство, получив 238 мандатов (обычное большинство — это 226 депутатов). Но кто знает, какими были бы их результаты сейчас при сохранении пропорциональной (то есть полностью списочной) системы? Нет, Кремль не мог рисковать!

Смешанная система выгодна в первую очередь единороссам, у которых заведомо больше проходных одномандатников, чем у всех остальных. На ЕР работает админресурс, у нее больше состоятельных кандидатов или тех, кто может привлечь средства на собственную кампанию.

Источник в руководстве партии власти заявил «Газете.Ru», что «Единая Россия» в состоянии провести 150 одномандатников.

Собеседник, близкий к администрации президента, более осторожен: «Кандидаты от ЕР победят, скорее всего, в половине округов (это 112–113 человек. — «Газета.Ru»)». При этом оба сходятся во мнении, что даже при результате в 40% по спискам единороссы могут сохранить в следующей Думе большинство — за счет перераспределения голосов, отданных за партии, не прошедшие в парламент, тем, кто туда прошел, и за счет одномандатников.

Но вполне реально и то, что ЕР в состоянии увеличить собственную фракцию до 250–280 депутатов, уверяют собеседники «Газеты.Ru».

В качестве примера единороссы приводят выборы 2003 года — именно тогда в последний раз кампания проходила по смешанной системе. В тот раз партия власти получила по спискам 37,6%, а также провела 103 одномандатника. В совокупности во фракции оказалось 223 человека — чуть меньше обычного большинства. Но это досадное недоразумение быстро разрешилось: в «Единую Россию» толпой повалили одномандатники от малых партий, не преодолевших проходной барьер, и независимые народные избранники. В итоге у единороссов оказалось конституционное большинство — 300 голосов.

«Если сейчас партия получит по спискам 47–48%, то перераспределение голосов и одномандатники снова принесут ей конституционное большинство», — уверен источник, близкий к Кремлю.

Политолог Аббас Галлямов считает, что сценарий, при котором «Единая Россия» получает по спискам меньше, чем на прошлых выборах, но при этом увеличивает свою фракцию за счет одномандатников, абсолютно реален: «Думаю, именно так и будет. Если понимание этого есть и в партии, то за это ей жирный плюс, это значит, что там адекватно воспринимают происходящее в стране».

Однако если единороссы заявят о готовности к уменьшению процента публично, то это может стать подарком для оппозиции: «Конкуренты смогут сделать пессимистичный прогноз единороссов одной из тем кампании. Мол, ЕР лишилась доверия людей и сама досрочно признала поражение, не рассчитывая на победу». Из-за этого партия власти может лишиться голосов многих неопределившихся граждан, которые обычно отдают предпочтение наиболее вероятному победителю: «Очень многим нравится участвовать в параде победы, желающих присутствовать на траурных процессиях гораздо меньше», — констатирует эксперт.

Что касается одномандатников, то, по мнению Галлямова, ЕР выиграет не менее двух третей округов: «Тут главное — учесть запрос на обновление.

«Единая Россия» заинтересована, чтобы среди ее одномандатников были новые лица, а не действующие депутаты. Против последних слишком легко вести кампанию — достаточно задать избирателям вопрос, улучшилась ли их жизнь за то время, пока действующий депутат сидел в Думе».

Политолог Евгений Минченко говорит, что ситуация достаточно «подвижна» и все будет зависеть от кампании «Единой России»: «Сейчас модно говорить о вилке в 30–50% для нее, а дальше как поработают. Все зависит от конъюнктуры и качества кампании. Так что, наверное, они действительно получат меньше, чем в прошлый раз, по партийным спискам, но доберут за счет одномандатников». Минченко также считает, что единороссы точно выиграют более половины, а то и две трети одномандатных округов.

Эксперт по избирательному праву Аркадий Любарев говорит, что если ЕР получит по спискам 44%, то в результате они могут превратиться в 67% — за счет перераспределения голосов, поданных за партии, не прошедшие в Думу, в пользу тех, кто барьер преодолел.

«Я делаю такой вывод на основе анализа региональных выборов. Если при этом единороссы выиграют 80% одномандатных округов, то это как раз и позволит им получить конституционное большинство», — поясняет эксперт.

Победу единороссов в 80% округов Любарев не считает нереальной. В 2003 году, по его словам, кандидаты ЕР баллотировались в 137 округах, а выиграли в 103, что составило примерно 75% от общего числа. По партийным спискам их поддержка была 37,6%, но больше половины списочных голосов они получили как раз благодаря перераспределению голосов.

Галлямов, в свою очередь, считает, что для получения единороссами конституционного большинства должно совпасть несколько обстоятельств: «Их результат по спискам должен быть не менее 50%. Они должны взять максимум в одномандатных округах. Ну и, наконец, ЕР сильно поможет, если не доставшиеся им голоса избирателей отойдут не к думской оппозиции, а будут отданы малым партиям, которые не преодолеют барьер».

Чем больше голосов в совокупности соберут по спискам «партии-неудачницы», тем больше при пересчете достанется ЕР.

Пока, говорит эксперт, неясно, насколько граждане понимают, что, голосуя за партии, у которых нет шансов пройти в парламент, они тем самым улучшают результат единороссов.

«Если избиратель поведет себя как в 1995 году, когда было потеряно более 45% голосов (то есть избиратели отдали их партиям, не преодолевшим барьер. — «Газета.Ru»), — это одна история, а если как в 1999-м, когда потери были менее 20%, то другая», — заключает Галлямов.

Сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов отмечает, что незначительный тренд на ухудшение рейтинга «Единой России» действительно есть: «Эйфория, которая была после присоединения Крыма, медленно, но постепенно сходит на нет. Рейтинг партии власти непосредственно коррелирует с ухудшением доверия к другим институтам власти: правительству, губернаторам, институту политических партий. Этот тренд достаточно сильный — снижение составляет примерно 10–15%. «Единая Россия» отражает общий рейтинг власти, не воспринимаясь как самостоятельный субъект».

При этом социолог считает, что какого-то «провала» партии власти ждать не стоит: «Несмотря на серьезное ухудшение, политические последствия будут минимальны.

Протестное настроение нарастает гораздо медленнее, чем предполагалось. И ранее чем через год-полтора ситуация вряд ли изменится.

Думаю, «Единая Россия» наберет чуть меньше, чем на прошлых выборах, но это будет в пределах 3–4%».

Надо сказать, что у Кремля вряд ли есть необходимость нагонять результат таким образом, чтобы единороссы получили значительно больше мест, чем нужно для обычного большинства. Для принятия основной массы законов достаточно пресловутых 226 голосов. Ну а если вдруг понадобится принять конституционный закон, требующий 300 голосов, то на помощь всегда придут верные представители ЛДПР и вполне лояльные власти эсэры. Да и коммунисты нередко солидаризируются с партией власти. Нынешняя Дума — тому пример.