«Это демонстративно дерзкий теракт»

Политические последствия убийства Бориса Немцова

Данила Розанов, Наталья Галимова 28.02.2015, 19:44
__is_photorep_included6430105: 1

Дерзкое убийство Бориса Немцова, одного из лидеров оппозиции и видного политика 90-х, стало настоящим шоком. Политические последствия у этого преступления могут быть самые разные, вплоть до усиления международной изоляции России. Эксперты отмечают, что многое зависит от того, как будет вестись расследование и смогут ли власти найти убийц.

Убийство Бориса Немцова — трагическое и беспрецедентное событие, которое может иметь для нашей страны далеко идущие последствия. «Это был вызов, демонстрация, что возможно убить одного из ведущих оппозиционных политиков в центре Москвы, рассчитывая на безнаказанность», — говорит вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

Глава Фонда эффективной политики Глеб Павловский высказывается значительно жестче:

«Это теракт. Он рассчитывается не исходя из выгоды, а исходя из эффекта воздействия. Он воздействует на все политическое поле».

«Теракт — это всегда дестабилизация, — продолжает Павловский. — Убийца показывает, что власть у меня, а не у вас. Я подъезжаю к Кремлю, убиваю известного политика, за которого обычный киллер не возьмется, и уезжаю. Это демонстративно дерзкий теракт. Ведь можно было убить у подъезда, но убили у стен Кремля».

Президент РФ Владимир Путин пообещал сделать все возможное для раскрытия преступления. Ночью на место преступления сразу же выехал глава МВД Владимир Колокольцев. В воскресенье дело об убийстве передано в Главное следственное управление.

Очень многое будет зависеть от того, будут ли найдены преступники, считают опрошенные «Газетой.Ru» эксперты. «Причем это должны быть не какие-то непонятные люди, через которых невозможно понять, кто реально стоит за убийством», — уточняет Макаркин.

Принципиальное значение имеет заявление, которое прозвучало вскоре после убийства. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отметил, что убийство «носит исключительно провокационный характер».

По словам Павловского, вся структура теракта выстроена так, «чтобы показывать в одном направлении: на Кремль. Это гигантский удар по остаткам репутации Российской Федерации, который влечет новый взлет кампании по изоляции нашей страны. Власть замарана и будет, надеюсь, предпринимать шаги, пытаясь смыть с себя пятно».

Большинство западных лидеров уже выразили соболезнования и обратились к российским властям с призывом расследовать преступление. Например, канцлер ФРГ Ангела Меркель была потрясена «коварным убийством». «Она ценит мужество бывшего вице-премьера, который всегда открыто выражал свою критику политике правительства, она передает его родственникам свои соболезнования и призывает президента Владимира Путина обеспечить скорейшее расследование и наказание виновных», — говорится в заявлении официального представителя правительства ФРГ Штеффена Зайберта.

Алексей Макаркин указывает важность международного контекcта: «К российскому президенту сейчас западные лидеры относятся плохо, для них это человек, который живет в другом измерении, человек, который ведет войну. Настроения разные: если Обама просто не хочет с ним общаться либо старается его максимально минимизировать, то Ангела Меркель, Франсуа Олланд готовы говорить. Без энтузиазма, но готовы».

Совсем недавно именно благодаря активному включению в переговорный процесс глав Германии и Франции наконец удалось добиться заключения договоренностей в Минске по урегулированию ситуации на Украине.

«Если не будут найдены люди, совершившие это преступление, возникает вопрос: как они смогут говорить? Как теперь Ангела Меркель может поехать на встречу к российскому президенту — ее общественное мнение заклюет, там роль общественного мнения очень велика».

То, что власти поспешили отметить «провокационность», наверняка повлияет на последующую интерпретацию ситуации, задаст определенный контекст.

По словам директора Международного института политической экспертизы Евгения Минченко, уже появились две основные полярные версии. «Первая, политическая версия — это вариант провокации. Мы видели в прошлом году на Украине, как отрабатывались похожие технологии, когда что-то происходило накануне выходного дня: истории с той же Черновол (журналистка, активная участница «евромайдана», была жестоко избита 25 декабря 2013 года в Киеве неизвестными; впоследствии назвала заказчиком Виктора Януковича) и Булатовым (лидер «автомайдана», был похищен 23 января 2014 года, впоследствии рассказывал, что его похитили и пытали неизвестные) похожи по почерку».

Обращает на себя внимание, что убийство произошло, когда в России впервые отмечался новый праздник — День сил специальных операций, в народе уже прозванный «днем вежливых людей».

Кроме того, по выражению Павловского, теракт был выполнен технически виртуозно: было выпущено шесть пуль, но ни одна не задела спутницу Бориса Немцова, хотя обычно киллеры не оставляют свидетелей.

Вторая интерпретация произошедшего, по словам Минченко, — виновата власть или атмосфера ненависти в стране.

«Такое настроение ужасное в России: что все, кто в оппозиции, — с ними можно делать все, что угодно. Пошло раздувание этой агрессии, «антимайдан». Наверное, всякие отморозки почувствовали, что можно все», — прокомментировала случившееся член СПЧ Ирина Хакамада в разговоре с РИА «Новости».

«С убийством Немцова мы перешли рубеж, — говорит Павловский. — Преступление показывает обществу, что защиты у него нет. Государство не защищает оппозицию. При этом мы знаем, что сейчас преследуют и тех, кто занимается общественной деятельностью. Это значит, что такие люди теперь будут думать: «А не убьют ли меня?» От фазы, когда действовали киллеры-телеведущие, мы переходим к фазе, когда действуют киллеры, появление которых сделали возможным телеведущие».

Произошедшее вполне может стать поводом для силовых структур действовать более жестко.

«При любом теракте пострадавшей себя считает власть, поэтому вокруг нее «надо сплотиться». Наши следственные органы не умеют держаться в стороне от политики», — считает Павловский.

Конспирологическую версию, что убийство могло быть выгодно оппозиции, эксперты отметают. «Убийство в центре Москвы — на это может решиться человек, который либо считает, что он не будет наказан, либо человек, который очень сильно ненавидит, которого переполняют чувства. Ни к первому, ни ко второму типу оппозиционеры не относятся», — говорит Макаркин.

При этом объектом для ненависти, на усиление которой обращают внимание все наблюдатели, Немцова представить очень легко.

Он был харизматичным человеком, который проявлял колоссальную политическую энергетику и живучесть. Многие политики 90-х давно отошли от дел по разным причинам, а Немцов оставался. Более того, у него открылось второе дыхание, когда он стал депутатом в Ярославле, занялся борьбой с местными коррупционерами.

«У него там был своего рода ренессанс. — говорит Макаркин. — Он был человеком из 90-х и абсолютно свободно жил, свободно себя вел, являясь депутатом, — это могло вызывать такую резкую реакцию».

Как трагическое событие повлияет на оппозицию, прогнозировать сложно. Пока она пребывает в шоковом состоянии.

«Скорее всего, в ближайшее время она консолидируется, прежние разногласия на какое-то время отойдут на второй план. Ну а что дальше делать? — задается вопросом Макаркин. — Наверное, будут продолжать ту же линию, но появится новое требование — отыскать виновных».

«Теракт показал, что у нас нет оппозиции, — говорит Павловский. — Есть люди, которые ведут себя как старые знакомые Бориса — это очень человечно. Но заметьте, что не прозвучало ни одного политического заявления, которое бы соответствовало масштабу происшедшего. Хорошие люди есть, а оппозиции нет». Возможно, они прозвучат на траурной акции в воскресенье.

Траурный марш

Ночью после убийства Бориса Немцова его коллега по партии, сопредседатель РПР-ПАРНАС Михаил Касьянов объявил, что принято решение отменить антикризисный марш «Весна», запланированный в Марьино, и вместо этого провести траурную акцию в центре Москвы. Первые комментарии представителей мэрии по этому поводу, однако, не вызывали оптимизма: глава столичного департамента региональной безопасности Алексей Майоров сказал, что по закону проводить вместо одной акции другую нельзя.

В полдень организаторы антикризисного марша журналист Александр Рыклин, член Партии прогресса Николай Ляскин и политик Геннадий Гудков отправились на переговоры к столичным властям. «Обсуждение было абсолютно доброжелательное и конструктивное», — позже сообщил «Газете.Ru» Гудков.

Траурный марш памяти Бориса Немцова разрешили. Обсуждали два варианта шествия: более длинный, от высотки в Котельниках до места убийства политика, и более короткий — от Славянской площади. Остановились на втором варианте. «Я сам был сторонником более длинного маршрута, но сошлись на том, что вариант от Славянской площади более целесообразен: это удобно и для людей, которые придут на митинг, и для обеспечения безопасности, отсечения возможных провокаторов», — говорит Гудков.

Сбор участников марша — в 14.00 1 марта на Славянской площади. Начало шествия — в 15.00.
По словам Рыклина, организаторы намерены подготовить плакаты с требованиями, но до начала акции не намерены раскрывать их содержание: «На подготовку у нас осталось меньше суток. Мы можем просто не успеть что-то напечатать».

В обозримом будущем, не исключают организаторы, состоится митинг памяти Немцова. Но сейчас речь об этом не идет — просто нет времени на подготовку.

К траурному маршу намерено присоединиться и «Яблоко», ранее отказавшееся участвовать в антикризисном марше из-за его переноса в Марьино и пообещавшее проводить одиночные антивоенные пикеты. По словам исполнительного секретаря политического комитета партии Галины Михалевой, решение об участии в траурном марше принято на заседании бюро: «Убийство Немцова — трагическое событие, носит сугубо политический характер. Немцов был нашим коллегой, мы много делали вместе. На марш нельзя не пойти — это акция гражданской солидарности». Тем не менее от антивоенных пикетов «Яблоко» отказываться не намерено: они пройдут до начала марша.