«Заваруху начали работники завода, принадлежащего украинскому олигарху»

Любовь Шишелина рассказала «Газете.Ru» о том, насколько сильны призраки прошлого в Восточной Европе

Семен Шацкой 19.11.2014, 18:35
Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан и президент РФ Владимир Путин Алексей Никольский/ИТАР-ТАСС
Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан и президент РФ Владимир Путин

Министр иностранных дел Венгрии Петер Сиярто прибыл в Москву для подготовки встречи премьера страны Виктора Орбана с Владимиром Путиным. Орбана и ряд других восточноевропейских лидеров оппозиция обвиняет в неформальной поддержке Москвы. На вопросы «Газеты.Ru» ответила доктор исторических наук, заведующая отделом исследования Центральной и Восточной Европы Института Европы РАН, эксперт Российского совета по международным делам Любовь Шишелина.

Генсек КПЧ Милош Якеш и президент ЧССР Густав Гусак когда-то могли только мечтать, что их фирменным цветом окрасятся протестующие всего лишь четверть века спустя после краха мировой социалистической системы, когда в Восточной Европе один за другим падали режимы коммунистической власти. Более того — ругать уже третьего по счету демократически избранного главу государства будут опять за преданность Москве. Призрак СЭВ преследует бывших сателлитов и в ЕС, и в НАТО.

В продажности РФ и лично Владимиру Путину подозревают двух Викторов, премьеров Венгрии Орбана и Румынии Понта. Нынешний президент Сербии Станислав Николич пользуется промосковской репутацией, а глава Болгарии Бойко Борисов и вовсе в прошлом гэбэшник, личный телохранитель «дядо» Тодора Живкова.

Как всегда, немного подкачала Польша, но и ушедший из нее на повышение в Брюссель глава правительства Дональд Туск был скорее лоялен Кремлю, чем в контрах с ним. Да даже канцлер ФРГ Ангела Меркель по большому счету не против взаимовыгодного сотрудничества с Москвой, а комсомольское прошлое дочери немецкого пастора в FDJ и русский язык, выученный в гэдээровской школе, скорее подспорье бизнесу.

Ведь чем, в сущности, был Совет Экономической Взаимопомощи? Восточная Европа кормила, обувала и одевала выглядящую не комильфо, не по-европейски Россию, а та топила зимой, заправляла баки их машин бензином, как могла, защищала границы и была колоссальным рынком сбыта для практически любой продукции. Путинская РФ несравненно богаче, не так хорошо вооружена, но свободна и от идеологических комплексов «свой-чужой». По деньгам договориться проще и как-то надежнее. И многих в Европе это пугает.

— Любовь Николаевна, все видели, как в понедельник в Праге президента Чехии Милоша Земана закидывали всякими несвежими продуктами, критикуя за лояльность Путину. Это действительно общий тренд?

— Это действительно тренд по Европе. Вчера не только в Праге бросали продукты, яйца и прочее. Произошло это на Вацлавской площади в тот момент, когда президент Чехии вышел к людям со своими гостями, там были президенты стран Вышеградской группы (Чехия, Польша, Словакия, Венгрия) плюс их немецкий коллега Йоахим Гаук из Германии — и попали-то, кстати, именно в него.

— В президента ФРГ?

— Да. Выбран был момент, когда Милош Земан был именно в компании своих коллег со всей Центральной Европы. То есть замах на немножко больший символизм, чем протест против самого президента. Одновременно была очень крупная забастовка в Будапеште, где пытались штурмовать здание парламента. Я с утра полистала венгерские газеты. С чего все началось? С того, что несколько дней назад выходили бастовать против налога на интернет, которым правительство пыталось обложить крупные телекоммуникационные компании. А заваруху начали работники металлургического предприятия Dunaferr, которое принадлежит донецкому олигарху, недавнему губернатору Донецкой области Сергею Таруте. Вот и делайте выводы, кто в Европе поднимает сегодня все эти протесты. Даже лозунги везде одинаковые, что в Праге, что в Будапеште: против коррупции, налогов… Коррупционны якобы все правительства в Центральной Европе, что сильно раздражает остальную Европу, США. Получается, что и Украину тоже…

— Это экономические или политические протесты?

— Понимаете, всегда ищется зацепка, которая, на самом деле, могла бы собрать большую толпу. А уже ораторы там решат, с какими лозунгами им выступать перед народом, с политическими или с экономическими. Главное — свергнуть правительство. За что?

Это стало вырисовываться, когда появились антироссийские плакаты, лозунги против политики поддержки Путина, российского президента.

— А существует ли такая поддержка Путина на уровне Виктора Орбана в Венгрии, на уровне премьера Понта в Румынии, на уровне премьера Борисова в Болгарии, на уровне президента Земана в Чехии? Есть сама тенденция?

— Тенденция-то такая есть. Потому что многие центральноевропейские лидеры более трезво видят ситуацию, насколько экономики наших стран все еще взаимозависимы, как за последние годы наблюдался рост экономический, рост товарообмена между нашими странами, экономическое сотрудничество развивалось. И это, безусловно, приносило прибыль в государственные бюджеты. Те, кто реально занимается проблемами страны, воспринимают санкции Запада против РФ критически.

Во-вторых, действительно, многие внутренне понимают озабоченность России — по крымской ли проблеме, по тому, как обходится нынешнее киевское руководство с населением востока своей страны. Население на самом деле гораздо трезвее, чем власть, которая, понимая всё это, должна лавировать, встраиваться в общую кампанию, которую диктуют Брюссель, ЕС, НАТО.

— Можем ли мы сказать, что появился своего рода призрак СЭВ на уровне политических элит в восточноевропейских странах? То есть хотят восстановить что-то типа прежнего партнерства, когда наша страна их снабжала топливом, а в обмен на это предоставляла большой рынок сбыта для их потребительских товаров?

— Нет. Я слышу это у нас уже не в первый раз, но никакого призрака СЭВ по Европе не бродит однозначно.

— Но в Венгрии же пошли разговоры о выходе из ЕС?

— На каком уровне они пошли — вот что важно. Это партия «Йоббик», которая не играет в общем-то никакой значимой роли в управлении страной. Дело в том, что сам премьер-министр Венгрии заявляет постоянно, что привержен Европейскому союзу. Он никогда не заявлял, что именно при нем страна выйдет из ЕС. Ни о каком возрождении СЭВ не идет речи, здесь не надо ставить знак равенства. Потому что они не видят альтернативы ЕС. Есть что-то другое к востоку от них, что создано и реально функционирует? Нет. Нам, конечно, приятно с чувством ностальгии все это как бы домысливать, но этого нет реально.

— А существует такой «клуб условной поддержки» Путина на уровне политических элит в Восточной Европе?

— Нет, я бы тоже так не сказала. Хотя, набирающая обороты битва Восток — Запад, сравнение потенциалов и ставок в этой борьбе плюс собственные счета, которые появились у этой части Европы к ЕС и США за последние четверть века, расширяют круг симпатизантов именно России. Эта часть Европы на самом деле серьезно озабочена происходящим, но не хочет становиться стороной конфликта. Даже в Польше, притом что около 53% думает, что Россия ведет неправильную политику в отношении Украины, 57% считают, что Путин достойно отстаивает интересы России.

— Протест достиг каких-то критических пределов или нет? Или просто болельщицкое поведение?

— Я не наблюдаю особой активности. Два дня назад в Братиславе, например, вышли манифестанты, освиставшие Порошенко во время его выхода из резиденции президента Словакии Киски. Они, хоть и громко скандировали «фашист», но их было немного – пара десятков человек, судя по кадрам телевидения. Пока люди слегка затравлены активной проукраинской кампанией в прессе, что еще больше усиливает их недоверие к освещению событий вокруг Украины. Очевидно лишь одно: им и без того непросто живется под бременем вновь возвращающейся в кризис экономики. Дополнительные проблемы не нужны — никто не хочет идти на конфронтацию.

В Венгрии по умолчанию эта проблема полностью делегирована руководству страны – мол, само разберется. На этом фоне, конечно, оппозиционные силы ведут себя активно и даже агрессивно. Вчерашнее мероприятие «тарутовских» с попыткой штурма парламента Венгрии, до этого обвинения США в адрес венгерских чиновников в коррупции (кстати, уже месяц временный поверенный в делах США – там сейчас нет посла – не может предъявить властям никаких доказательств, а вместо явки по приглашению на комиссию парламента разгуливает по оппозиционным митингам), митинг против смехотворного налога на интернет и на сигареты, на исходе которого выбрасываются плакаты «русские — домой!» или сдвоенные карикатуры Орбан — Путин…

Да, нас там уже 25 лет как нет, именно это на самом деле и отмечает Европа, ради этого президент Земан пригласил в Прагу своих коллег из Центральной Европы. Похоже, там активно работают с населением. Допустим, украинский олигарх смог организовать подвоз демонстрантов к парламенту – а кто остальные участники? Видны бездомные, пенсионеры, в Праге было много студентов… Но основная масса остается аморфной, в роли пассивного симпатизанта России.

— Нынешние элиты, которые сейчас склонны прислушиваться к аргументам Путина, — могут ли они исчезнуть после ближайших выборов?

— Для этого прилагаются все усилия — и Западом, и самой Украиной. В Киеве недавно три манифестанта и тридцать корреспондентов, например, выходили к венгерскому посольству с требованием к правительству Орбана остановить сотрудничество с Россией. Создавали иллюзию, что вся Украина против Венгрии, против строительства «Южного потока», против АЭС в Пакше и так далее. Идет и вправду очень интенсивная кампания. Но, с другой стороны, нас не должна гипнотизировать политика Виктора Орбана: он неоднократно заявлял, что он последовательный приверженец евроинтеграции, выступает за целостность Украины и спокойствие в ее пределах. Когда Орбана прижали в Брюсселе — что ты там с Россией подписываешь про Пакш, про «Южный поток»? — он обратился к Евросоюзу: «А вы мне предложите то, что выгоднее». Думаю, это рыночный подход, а не русофильская позиция в данном случае. Если им предложат то, что им действительно выгоднее, они и про «Газпром», и про все остальное забудут. Хотя… в этой части Европы сейчас явно ожидается какой-то прорыв — она словно в ожидании лидера, способного положить конец неопределенности, конфронтации, усиливающемуся давлению…

Но дело-то в том, что Европе на сегодняшний день нечего им предложить, Соединенным Штатам — тоже. И именно благодаря этому России сейчас отпущено время — для начала хотя бы обозначить привлекательные векторы своего развития, чтобы не упустить этот шанс. А затем твердо им следовать.

— А что может предложить Россия?

— Вот это сложный вопрос. Пока, увы, ничего, кроме нефти, газа и необъятного рынка. Даже учиться к нам уже едут лишь единицы, пока западные фонды там вовсю выделяют гранты, стипендии, стажировки хотя бы... Мы сможем стать привлекательными, когда сами займемся собой и преуспеем в этом. Достоевский до сих пор актуален в этом своем пророчестве.