Кого слушает президент

Асад в плюсе

Удары по позициям боевиков в Сирии могут иметь неожиданные последствия

Александр Братерский 26.09.2014, 10:48
AP Photo/Majdi Mohammed

Бомбардировки американцами позиций радикальных исламистов в Сирии могут иметь самые неожиданные последствия: выиграть от них рассчитывают все, включая заклятого врага США президента Башара Асада. На этом фоне ширится международная коалиция, создание которой анонсировал Барак Обама. Правительство Франции заявило в четверг, что может нанести авиаудары по боевикам «Исламского государства», казнившим ранее французского гражданина.

Американские удары по позициям боевиков могут сильно изменить ход гражданской войны в Сирии, считают эксперты. Извлечь выгоду могут совершенно разные стороны: как президент Башар Асад, свержения которого до недавнего времени столь усиленно добивался Вашингтон, так и противостоящие ему силы светской оппозиции. Последние надеются, что западные страны и их арабские союзники помогут одолеть исламистов, воюющих против всех, что, в свою очередь, облегчит войну с войсками Асада. Представители сирийского режима точно так же надеются, что уменьшение числа врагов позволит подавить оппозицию и остаться у власти.

Уверенности режиму Асада может добавлять то обстоятельство, что в результате американских бомбардировок было уничтожено несколько нефтеперерабатывающих предприятий, которые находились на территории, подконтрольной боевикам. Торговля нефтью — одна из серьезных статей дохода ИГИЛ, которая нелегально продает черное золото в сопредельные страны. По подсчетам представителя Пентагона, которые приводит The Independent, торговля нефтью приносит исламским боевикам до $2 млн в день. Эти деньги идут на закупку оружия и вербовку боевиков.

Если действия США косвенно помогут сирийскому режиму пусть и не уничтожить, но хотя бы ослабить исламистов, Асад, вероятно, попытается найти общий язык с более умеренными силами в Сирии.

«Ситуация на земле может привести к некоему сотрудничеству между разными сторонами. Если они этого не смогут сделать, тогда ИГИЛ и «Аль-Нусра» могут использовать борьбу между силами Асада и оппозиции», — говорит ведущий эксперт центра военного и политического анализа INEGMA в Дубае Теодор Карасик.

По его мнению, наилучшим для сторон было бы применение принципа «враг моего врага — мой друг».

Ранее издание Wall Street Journal со ссылкой на свои источники сообщало, что взаимодействие между силами Асада и представителями умеренной оппозиции так или иначе происходит, однако пока неясно, будет ли оно каким-то образом расширено. Бомбардировки хотя и нанесли чувствительный удар по «экономике» исламистов, но пока не привели к коренному перелому на фронтах.

Ситуация, схожая с сирийской, когда воюющие друг с другом группировки объединялись против общего врага, имела место, например, в Афганистане: враждующие полевые командиры выступили против исламистских радикалов из движения «Талибан».

Но в отличие от Афганистана в Сирии сегодня действуют две главные силы — это клан президента Асада и силы исламистов. Все остальные группы «будут тянуться к одному или другому лагерю», уверен политолог, координатор международного экспертного центра MIR Initiative Эрнест Султанов.

По его мнению, если победит Башар Асад, Сирию ждет ливийский вариант — полурасколотая страна, где продолжается борьба между разными группами и кланами.

По словам Султанова, даже если предположить, что США наступят на горло собственной песне и выберут меньшее из зол — помощь Асаду, — это вряд ли станет выходом из кризиса. Ослабленный баасистский режим уже не сможет предложить ни Сирии, ни миру никакой внятной идеологии, «будет ситуация ни мира, ни войны», говорит Султанов.

При этом на смену исламистам из ИГИЛ могут прийти еще более жестокие группировки, которые будут действовать в ситуации абсолютного хаоса. «Их поддерживают не потому, что они отрезают головы, а потому, что они смогли создать хоть какой-то порядок по сравнению с полным хаосом. После них же придут ребята, которые будут такими отморозками, что даже эти будут казаться ангелами», — говорит Султанов.