«Рейтинг как сигнал из Кремля»

Новый «Рейтинг эффективности губернаторов» вызвал дискуссию в экспертной среде

Андрей Перцев 27.01.2014, 19:51
Константин Костин Петр Кассин/Коммерсантъ
Константин Костин

Фонд развития гражданского общества Константина Костина составил интегральный «Рейтинг эффективности губернаторов», основанный на соцопросах ФОМа. Эксперты сочли, что продукт, претендующий на звание интегрального, должен базироваться не только на социологии.

В понедельник Фонд развития гражданского общества, который возглавляет экс-руководитель управления внутренней политики администрации президента Константин Костин, обнародовал свой «Рейтинг эффективности губернаторов». О намерении создать «интегральный рейтинг» глав регионов сотрудники фонда заявляли еще прошлой осенью.

«Данный рейтинг является интегральным продуктом, при составлении которого учитывались данные исследования «Георейтинг» фонда «Общественное мнение», характеристики экономического положения в регионе по материалам Федеральной службы государственной статистики России, индекс медиаэффективности, рассчитанный Национальной службой мониторинга, экспертные оценки и результаты ранее опубликованного ФоРГО «Рейтинга социального самочувствия регионов России», — отмечают авторы документа.

Губернаторы в рейтинге разделены на четыре группы — с рейтингом «очень высоким», «высоким», «средним» и «ниже среднего».

Лучше всего дела обстоят у главы Ямало-Ненецкого округа Дмитрия Кобылкина, несильно отстают от него руководители Калужской, Кемеровской, Белгородской областей, Республики Татарстан, Москвы.

К середнячкам отнесены как старожилы — такие как глава Республики Алтай Александр Бердников или губернатор Брянской области Николай Денин, так и недавно назначенный руководитель Ставропольского края Владимир Владимиров.

В хвосте рейтинга оказались политические тяжеловесы — губернаторы Красноярского и Пермского краев Лев Кузнецов и Виктор Басаргин, глава Ненецкого автономного округа Игорь Федоров и руководители Орловской и Курганской областей Александр Козлов и Олег Богомолов, которым регулярно прочат отставку.

В пояснительной записке ФоРГО указано, что базовым критерием оценки губернаторов стал «Георейтинг» Фонда исследования общественного мнения — по нему глава региона мог получить 75 баллов из 100 возможных. Еще по пять баллов чиновники могли заработать по оценке экспертов, соотношению положительной и отрицательной оценки работы в СМИ, положению региона в рейтинге социального самочувствия и ответам из того же «Георейтинга» по развитию бизнеса в регионе.

«Главная оценка, подтверждение эффективности руководителя региона при прямых выборах - его результаты на голосовании. Между выборами люди могут высказаться при помощи социологических опросов, именно, поэтому на них строится рейтинг», - пояснил «Газете.Ru» Константин Костин.

Он обращает внимание, что экономический потенциал региона и его бюджетная обеспеченность не всегда говорят о хорошем социальном самочувствии жителей.

«У рейтинга большая плотность, поэтому экспертные оценки при итоговом распределении мест играли важную роль», - заявил он.

По словам Константина Костина, через две недели Фонд опубликует «профили регионов» и все смогут убедиться, из чего складывается итоговый балл каждого губернатора.

При этом

методика и название продукта ФоРГО вызвали сомнения как у политологов, которые сами составляют схожие документы, так и у экспертов, на рейтингах не завязанных.

Главная претензия — превалирующая доля соцопросов в итоговой оценке.

«Рейтинг на основе соцопросов имеет право на жизнь, это ниша еще не была занята. Но «интегральность», которую авторы попытались надуть, сыграла с ними злую шутку», — считает доцент ВШЭ Алексей Титков.

Профессор МГУ Наталья Зубаревич обращает внимание, что ФОМ проводит свои опросы далеко не во всех субъектах РФ, но в рейтинге присутствуют все регионы: «Значит, здесь остается пространство для манипуляций».

Вопросы вызывает и термин «эффективность» в названии рейтинга.

«При помощи соцопроса можно выяснить, доверяют люди губернатору или нет, но это имеет немного отношения к эффективности. Видимо, под ней понимаются спокойствие и стабильность,

для Кремля важно, бузят в регионе или не бузят. Но это явно не экономическая и социальная эффективность руководителя»,

— добавляет Зубаревич.

Методика составления рейтинга экспертам неочевидна. Наталья Зубаревич называет его «черным ящиком».

«Например, один из критериев связан с инвестициями, но в России инвестиции, как правило, идут в нефтегазовые регионы или в столицу», — рассуждает Зубаревич.

Политолог Дмитрий Орлов отмечает, что в рейтинге «социального самочувствия» (также продукт ФоРГО) изначально делался упор на соцопросы, но новый продукт позиционируется как «интегральный».

Вопросы вызывает и понимание эффективности.

«В рейтинге есть недавно назначенные или избранные губернаторы. Люди могут возлагать на них надежды, доверять, но эффективно поработать такие главы еще не успели», — говорит Орлов.

Алексей Титков также указывает на нечеткое определение эффективности.

«Губернатор может быть экономически эффективным, но не иметь популярности, эффективный публичный политик может быть плохим хозяйственником. Происходит смешение», — полагает эксперт.

Дмитрий Орлов заявляет, что рейтинг фонда Костина может «восприниматься как сигнал из Кремля»: «Продукт, несомненно, имеет право на существование, возможно, в будущем замечания будут учтены при подготовке нового выпуска».

«Любой рейтинг будет восприниматься или как рейтинг «от власти», или рейтинг «от народа». В обоих случаях желательно, чтобы рейтинг что-то отражал. Но есть стилистическая разница: «народные» рейтинги должны быть максимально наглядными и прозрачными, каждый должен понимать, как они устроены и что показывают; а «властные», наоборот, усложненные по набору показателей, по методике счета с большой долей экспертных оценок.

С рейтингом «эффективности» юмор в том, что по технике он близок к «народному» (взяли один опрос и сложили понятным образом), но затем в фонде сделали все возможное, чтобы сделать его похожим на «властный»,

— резюмирует Алексей Титков.