Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Сергей Волков: «Сюда никого нельзя привести за руку»

Сергей Волков о том, как стать космонавтом

подготовила Ксения Кислицына 08.04.2013, 09:02
Сергей Волков фото из архива редакции
Сергей Волков

По просьбе «Газеты.Ru» Сергей Волков рассказал о том, как готовят космонавтов, о полетах, правилах, табу в космосе и жизни на Земле.

Расскажите, когда вы решили стать космонавтом и как им стали? Помните ли свой первый полет в космос?
Я летчиком хотел быть с трех лет. Мой отец — космонавт. Меня не с кем было оставить, часто брали на аэродром, где я с курсантами летал. На третьем курсе летного училища понял, что хочу больше, чем просто летать на самолете. Все проанализировал и принял решение подавать документы. Отцу не сказал. Отец узнал только из личного дела. Был серьезный разговор, после чего я понял, что делаю все правильно.

Мой первый полет был в 2008 году. За полчаса до старта обнаружилось, что у меня на скафандре порвалась молния. Мы с моим коллегой уже в ракете. Мы столько испытаний прошли, чтобы полететь, нас через лупу, можно сказать, рассматривали… Мы решили, что ни при каких обстоятельствах из этой ракеты не выйдем. Докладываем руководителю полета. Он отвечает: «Не волнуйся. Сейчас мы посовещаемся 20 минут с госкомиссией, примем решение, что вы летите, и вы полетите». Это были самые долгие 20 минут в моей жизни. Через 20 минут мне сказали: «Все нормально. Готовьтесь к старту. Только когда будете готовиться к стыковке, пусть тебя Олег веревкой покрепче обмотает». Я пока летел, раздувался как шарик. Потом меня Олег обмотал, и все прошло хорошо. А новый скафандр на спуск мне позже с шаттлом доставили. Это был скафандр моего дублера, который был на полголовы меньше меня. Но я влез и спустился. Еще первый полет запомнился тем, что мы летели над Сочи. А у меня в то время жена с ребенком и моей мамой там отдыхали. Я им звоню, говорю: «Выходите, сейчас я буду пролетать».

В чем особенность образования для космонавтов? Существует ли у космонавтов специализация, и если да, то какая? Помимо обязательной учебной программы нужны ли какие-то дополнительные знания и навыки? Где их можно получить?
Набор в отряд происходит по необходимости. Последний набор мы закончили три недели назад. Основное требование для космонавтов — наличие любого высшего образования. Раньше космонавтами становились только летчики и инженеры технического профиля. Гражданских космонавтов, причем, выпускников МАИ, было порядка 70%. Сейчас ситуация немного изменилась. В этом году мы впервые провели открытый конкурс, были объявления по телевидению, на сайте Роскосмоса. Резюме мог прислать любой. Техническое образование приветствовалось, наличие опыта работы в космической отрасли тоже. Но жесткого отбора по этим критериям не было, были и гуманитарии, и технари. Узкой специализации сейчас нет. Раньше было разделение на космонавтов-испытателей и космонавтов-исследователей. Сейчас каждый космонавт сертифицируется как профессиональный космонавт.

Космонавты непосредственно из отряда, как правило, имеют несколько образований. Во время подготовки иногда бывает время, и каждый совершенствуется по мере сил. Кто-то получает техническое образование, чаще всего в МАИ. Многие окончили Академию при президенте РФ. Некоторые получают гуманитарное образование. В 2009 году я защитил диплом юриста в институте государства и права при российской Академии наук. Есть и кандидаты наук у нас.

Профессия космонавта вообще подразумевает постоянную учебу. Порядка 65% рабочего времени проходит за партой: изучаем теорию и тренируемся на тренажерах. Еще есть интересные моменты, такие, как прыжки с парашютом, выживание, полеты на самолетах, погружения, полеты по стране. Выживание может происходить в условиях -36С и +40С. Самое трудоемкое — зимнее выживание, где тебе надо делать шалаш, рубить дрова, всю ночь поддерживать костер. Во время прыжков с парашютом за 35 секунд свободного падения нужно делать репортаж — проверка на психику. И, конечно, есть обязательная еженедельная физкультура, включающая, в том числе, бег.

Какими качествами должен обладать космонавт? Есть ли какие-то ограничения для этой профессии?
У нас очень строгий отбор по учебе, в последнем наборе средний балл был 4,5 и выше, по школе и институту. На собеседовании могут задавать любые вопросы. Могут проверить на знание истории космонавтики, а могут поинтересоваться, какие фильмы ты в последнее время смотрел и какие книги читал. Космонавт должен быть широко развитым человеком. Также кандидат должен уметь общаться с людьми и быть стрессоустойчивым.

Еще у нас жесткий отбор по здоровью. Нужно быть выносливым, сильным, скоростным, скоординированным. Нагрузки на организм в нашей профессии огромные. В условиях невесомости организм через 30-35 дней забывает о том, что когда-то жил на Земле. Кости становятся хрупкими, организм избавляется от лишней влаги, мышцы пропадают. При возвращении на Землю, организм испытывает огромные перегрузки. Так как мышечный тонус в ногах пропадает, мы первое время ходим в специальных костюмах. Долго стоять-ходить вообще тяжело. Через три недели ты выглядишь уже как нормальный человек. Через 60 дней восстанавливается биохимия. Через полгода происходит полное восстановление. Для того чтобы восстановление после полета происходило в нормальном режиме, нужно быть изначально физически крепким.

Между тем, как у нас говорят, абсолютно здоровых людей нет, есть просто недообследованные. Требования по здоровью сейчас не такие строгие, как раньше. За 50 лет накопилась огромная база знаний. Отчасти что-то компенсируется возросшей точностью приборов. И я думаю, в будущем в космос будут летать обычные люди, не имеющие особых проблем со здоровьем, так же, как они сейчас летают на самолетах.

Отличается ли российские и постсоветские образование и подготовка космонавтов от подготовки, которую получают за рубежом иностранцы?
Мы работаем с зарубежными коллегами достаточно давно, станция МКС летает практически 15 лет, а подготовка началась еще раньше. Еще несколько лет назад, в 2000 году, у нас с американцами очень сильно отличался подход к самой тренировке, а также теоретические требования. Сейчас идет смешивание: что-то они у нас берут хорошее, что-то полезное мы у них пытаемся перенимать. Так как станция одна, то и требования должны быть одинаковые. Хотя, конечно, какие-то нюансы остаются. У нас система ориентирована больше на академические знания, готовят специалистов широкого профиля. У наших зарубежных коллег сохраняется более узкая специализация. Я считаю, что наша подготовка немножко лучше, хотя работать с американцами и японцами было комфортно. Это хорошо подготовленные специалисты.

Какие правила и табу существуют у космонавтов?
У нас нет такого понятия, как свободный рабочий день. Каждый наш день четко спланирован. Основное правило, которое должно соблюдаться для успешной работы экспедиции, экипажа и самого космонавта – это строгое соблюдение программы работы. Тогда ты все успеваешь и можешь выполнять какую-то дополнительную работу, что всегда приветствуется. Наверное, в этом наша работа не сильно отличается от других, только цена ошибки иногда равноценна жизни и смерти, да и стоимость станции очень высока — более 300 млрд долларов.

Почему среди космонавтов мало женщин?
Я бы не сказал, что женщин мало. Сейчас в отряде есть девушка Елена Серова, полет назначен на 2014 год. Среди кандидатов тоже есть девушка.

Расскажите, пожалуйста, об особенностях жизни космонавтов на Земле и в космосе. К чему должна быть готова семья космонавта?
Профессия космонавта для достижения успеха требует полной отдачи. И семья вовлечена в процесс подготовки космонавта. Только при абсолютной поддержке и понимании со стороны семьи можно рассчитывать на какой-то прорыв. В детстве я не хотел быть космонавтом. Я видел изнутри всю сложность работы. Помню ощущение: просыпаешься — отец уже на работе, засыпаешь — а он еще на работе. Каждую неделю он сдает какие-то экзамены… Мне казалось, я никогда не смогу быть таким, как отец. Сейчас у меня два сына, старшему — 11,5 лет. Когда недавно я сказал ему, что собираюсь полететь в третий раз, он спросил: «А может, не надо?». Иногда если мне удается поиграть с ребенком раз в неделю, то это уже хорошо.

Работа и жизнь на станции, конечно же, имеет свои особенности. Работаем в отрытом космосе (у меня три выхода, каждый выход по 6 часов), проводим эксперименты, принимаем грузовые корабли, которые привозят воду, воздух, еду, вещи, новое оборудование. Еще к нам прилетают экипажи. В первом полете прилетал шаттл, с экипажем которого мы работали две недели. И во второй раз тоже была очень интересная двухнедельная работа с экипажем. Так получилось, что это была последняя экспедиция шаттла.

Свободного времени мало. Самое любимое занятие после звонков домой и друзьям — фотография. Есть, конечно, свои бытовые особенности. Спим в спальниках, которые крепятся к стене. Еда в основном сублимированная. Предполагается, что космонавт должен съедать 3000 ккал в сутки, но столько никто не съедает. Между тем, в первом полете я похудел на 6 кг. Улетал — весил 74 кг, а прилетел — стал весить 68 кг. Основное средство гигиены — влажные салфетки. Если хочется ощущения чистого тела, принимаешь душ. Наносишь на тело воду в виде геля, а потом просто протираешь себя полотенцем. За один раз расходуешь примерно стакан воды. Если надо вымыть голову, используешь несмываемый шампунь, который втираешь в голову и промачиваешь полотенцем. Шампунь натуральный, на травах. Американцы наш шампунь больше любят, чем свой. Есть у нас на станции и кусок мыла, правда, невостребованный. Я полетел в первый полет, он там лежал. Полетел во второй раз — он все так же лежал. Но один раз мы им все-таки воспользовались, когда делали запись для детской передачи. Нас спросили: «Можно ли в космосе пускать мыльные пузыри?». Мы отрезали небольшой кусочек мыла, сделали мыльные пузыри и стали их пускать.

Еще из особенностей жизни на станции. У нас есть такое понятие — «запах космоса». Каждый раз после выхода в открытый космос появляется этот особенный, ни на что не похожий запах. Держится минут 15-20, а потом рассеивается. Мы пытались найти причину, проверяли, искали, думали, что это обшивка пахнет… Выяснили, что обшивка у нас и у американцев разная, а запах одинаковый.

Каковы, на ваш взгляд, перспективы у российского космоса и профессии? Наблюдается ли сейчас разрыв поколений и преемственности?
Приходя в отряд, мы какое-то время узнаем предыдущее поколение. У нас есть возможность с ними общаться как в формальной, так и в неформальной обстановке. Получается, что их опыт передается нам. Между тем, сейчас одна из ключевых задач – привлечение молодежи. Нужно, чтобы летающих космонавтов среди молодежи стало как можно больше. Что касается перспектив, есть надежда, что будем развиваться, будем продолжать летать и дальше.

Если бы ваш ребенок пришел и сказал «Папа, я хочу стать космонавтом», вы бы стали его отговаривать?
Профессия космонавта — одна из тех профессий, куда человек должен прийти сам. Сюда нельзя никого привезти за руку. Если человек принял решение, что он хочет быть космонавтом, здесь уже отговаривай — не отговаривай, все равно он им станет. И будет нести сам ответственность за свое решение. Наверное, есть разница в принятии решения. Ребенок космонавтов хорошо представляет, какие лишения придется терпеть и какие трудности нужно будет преодолевать ради того, чтобы в один прекрасный день оказаться в ракете и стартовать в космос.

Что вы можете посоветовать тем, кто хочет стать космонавтом?
Если есть желание стать космонавтом, надо не переставать желать этого, и я думаю, рано или поздно произойдет все так, как задумывалось. Судьба все равно приведет тебя в космонавтику. Необязательно для этого быть военным летчиком, можно быть биологом, врачом, еще кем-нибудь. Не перестать мечтать и желать этого. А сам я сейчас мечтаю полететь на Луну и поработать там месяца два. Надеюсь, что эта мечта быстрее осуществится, чем полет на Марс.

Читать ответы Юрия Батурина


Читать ответы Юрия Маленченко


Читать ответы всех опрошенных космонавтов