Кого слушает президент

«Давно пора дать возможность учиться самостоятельно»

Дафна Коллер о Coursera.org и будущем образования

подготовила Ксения Кислицына 06.02.2013, 18:49
Основатели Coursera Эндрю Нг и Дафна Коллер chinadaily.com
Основатели Coursera Эндрю Нг и Дафна Коллер

В центре Digital October в рамках проекта Knowledge Stream состоялся телемост с Дафной Коллер, соосновательницей Coursera.org — лучшего, по версии журнала Time, образовательного сайта 2012 года. «Газета.Ru» публикует наиболее любопытные фрагменты этой встречи.

Проекту Coursera чуть больше года. Он был открыт в конце 2011 года после эксперимента, в рамках которого все желающие получили бесплатный доступ к трем курсам Стэнфорда по computer science. Обычно в них принимает участие студентов 400, но после того, как мы анонсировали эксперимент, набралось 100 тысяч человек. Для того чтобы обучить столько людей в обычном университетском лекционном формате, потребовалось бы около 250 лет.

Если мы хотим сделать образование действительно доступным, нужно пользоваться современными технологиями. За прошедший год мы смогли подключить к проекту Coursera представителей 33 ведущих университетов, которые бесплатно предлагают свои образовательные услуги. В основном это всем известные учебные заведения: Калифорнийский технологический институт, Стэнфордский, Принстонский, Мичиганский, Колумбийский, Пенсильванский и многие другие университеты. Есть восемь университетов за пределами США: швейцарские, британские, азиатские. Очень надеемся, что среди наших партнеров появятся и российские вузы. Сейчас преподаватели Coursera предлагают 213 программ и курсов. Общее количество студентов превысило 2 миллиона человек. Они живут в 196 странах, то есть по всему миру.

Первое место по популярности на Coursera занимает курс университета Дьюка по философии и логическому мышлению — 180 тысяч студентов. Основной упор этого курса сделан на логику. Видимо, есть большой запрос на нее. Второй по популярности — курс по геймификации Мичиганского университета, 25 тысяч студентов. У нас достаточно обширный набор дисциплин. В частности, есть курсы по медицине, компьютерным технологиям, фотографии, биологии, астрономии, социологии, литературе, программы о глобальных вызовах и многом другом.

Пока мы предлагаем разрозненные курсы. Сейчас, когда проект приобрел определенную известность, число заинтересовавшихся Coursera преподавателей увеличилось. Мы уже можем пытаться соединить эти курсы в определенную целостную программу и в этом направлении собираемся работать с университетами. При этом, как мне кажется, неверно предлагать программу какого-либо одного университета, намного интересней собрать лучших преподавателей из лучших вузов и из их курсов сделать ту или иную программу.

Мы работаем с университетами, а не с отдельными преподавателями. Университет берет на себя своеобразную кураторскую функцию. В любом вузе есть разные преподаватели: есть выдающиеся, а есть и те, кто считает себя выдающимся, но не всегда обоснованно. Можно, конечно, превратить Coursera в Youtube, но в итоге у вас и контент будет как в Youtube: отличные ролики, плохие ролики, масса никому не известных лекторов и т.д. Университеты нам нужны как гаранты качества. Студенты пользуются Coursera, потому что знают, что могут получить доступ к курсам ведущих преподавателей лучших университетов. Работодателям важно видеть, что у вас сертификат университета, а не сертификат о том, что вы прослушали курс уважаемого преподавателя. Думаю, что в ближайшем будущем в этом вопросе ничего не изменится.

У многих наших студентов уже есть как минимум одно образование. Диплом бакалавра имеют более 42%, диплом магистра — 36%, 5% имеют степень доктора. 35% студентов живет в США, много студентов из Европы, Азии и России. Если не считать США, Россия по числу студентов Coursera постоянно входит в первую пятерку стран.

Мы открыты для людей, не имеющих средств для оплаты обучения. Вот, например, Рауль. Он хотел учиться в США, прошел несколько курсов по компьютерным технологиям у нас и в итоге получил грант Фулбрайта. Есть Джолин, она живет в Пакистане. Она прошла принстонский курс по социологии и вместе с другим студентом, также прослушавшим этот курс, создала НКО, занимается какой-то полезной деятельностью в Пакистане.

Наша технология может прекрасно использоваться не только студентами, но и подростками и, может быть, даже 11-12-летними. Мы все больше и больше добавляем материалов именно для этой аудитории, будь то математика, английский или греческая мифология. Между тем, у нас есть определенное возрастное ограничение. Я не уверена, что наш формат хорошо подойдет для 7-8-летних, там все-таки нужен другой механизм взаимодействия, нужно больше личного внимания со стороны преподавателя.

Наши курсы имеют конкретную четкую программу, как и в любом университете. Есть домашние задания, которые нужно выполнять к определенной дате, они оцениваются. После успешного завершения курса мы выдаем сертификаты о прохождении программы, которые могут использоваться в дальнейшем, например, при собеседовании с работодателями. Преподавание ведется в обычном видеорежиме. Видеоролики можно просматривать с любой скоростью: можете прокручивать, замедлять, ускорять. Субтитры практически везде доступны на огромном количестве языков.

Мы отходим от привычных лекал обучения. Например, один из преподавателей, читающий курс на тему устойчивого развития окружающей среды, некоторые из своих роликов снял на природе. Вместо того чтобы разбивать весь курс на 45-минутные или полуторачасовые блоки, мы разбиваем его на более короткие фрагменты. Мы считаем, что люди эффективнее учатся, когда непосредственно работают с материалом. Работа по поиску информации чрезвычайно важна и позволяет лучше закреплять знания. Наши исследования показали, что в последующих тестах студенты, потратившие время на поиск информации, обычно демонстрируют лучшие знания, по сравнению с теми, кто ее получил в стандартном лекционном формате.

Есть такое высказывание Марка Твена: «Колледж и университет — это место, где записи профессора попадают в конспекты студентов, минуя их мозги». В большинстве вузов именно это и происходит. Не могу не вспомнить также Плутарха, который говорил, что ученик — это не сосуд, который нужно наполнить, а факел, который нужно зажечь. Именно поэтому мы и не останавливаемся исключительно на лекционной работе и не пытаемся забить мозги студентов контентом. Усвоение материала происходит гораздо лучше в том случае, если студенты не просто присутствуют, слушают, но и принимают активное участие в обучении.

Наш инструмент обучения отличается высоким уровнем интерактивности. Студенты много общаются на форумах, задают вопросы, получают ответы, сами отвечают на вопросы других студентов. В группе, изучающей социологию, например, постоянно идут жаркие дискуссии. Социология — это та дисциплина, в которой чаще всего проявляются культурные и национальные особенности студентов. Чем больше группа, тем активней происходит общение внутри нее. Чем больше пользователей, тем быстрее появляется ответ на форуме. Практически всегда и качество этих ответов выигрывает от размера группы. Это наводит нас на мысль, что чем больше группа, тем выше качество получаемого образования, что, конечно, неверно в любой другой среде.

Механизм проверки знаний у нас также отличается от привычного. Значительная часть домашней работы требует серьезной подготовки. Оценку работы мы стараемся максимально автоматизировать. Так происходит, к примеру, с курсом по математике. Даже работа, связанная, скажем, с написанием программного кода или созданием компьютерных моделей — финансовых или физических объектов — может быть в определенной степени автоматизирована. При прохождении тестов, в случае если вы неправильно отвечаете на поставленный вопрос, у вас есть возможность дать другой ответ. Вы также можете выполнять отдельные упражнения до тех пор, пока не поймете, что достигли нужного результата. Наша концепция предполагает в том числе возможность перехода к следующему блоку только при полном освоении материала.

В обычной университетской среде все происходит по-другому. Вы сдаете работу, через две недели получаете свою оценку, и уже нет никакого смысла сильно переживать по этому поводу. Курс прошел, жизнь тоже не заканчивается, желания возвращаться к своим ошибкам, переделывать работу практически никогда ни у кого не возникает. Чем больше времени и сил человек посвящает более качественному освоению материала, тем лучше он будет потом справляться и с заданиями в рамках своей дисциплины, и с работой, если она с этой дисциплиной будет связана. Такой подход к обучению позволяет людям более тщательно осваивать материал.

Нас часто спрашивают: «Как же вы в автоматическом режиме можете оценивать работу, которая плохо поддается такой оценке?» Здесь мы решили ничего не автоматизировать, однако используем механизмы горизонтальной оценки. В рамках курса по геномике, например, одни студенты готовят критические отзывы на работы других студентов, а третьи студенты оценивают этот критический разбор. Экзаменатор может потом лично проанализировать оценку, которую дали в конкретном случае, скажем, две тысячи студентов. Горизонтальная оценка позволяет нам перейти границы привычных форм и дает студентам возможность более подробно обсудить содержание учебных курсов.

Есть проблемы, которые мы пока не решили, но мы не теряем надежды их решить. Например, есть виды домашних заданий, которые мы до сих пор не очень хорошо оцениваем с точки зрения автоматизации процесса. Если вы должны сдать сочинение на 10 тысяч слов, а преподаватель прочесть его и что-то важное вам в ответ написать, мы не можем это автоматизировать. Курсы, предполагающие большой лабораторный компонент, также вызывают у нас трудности. Мы преклоняемся перед людьми, которые создали мощнейшие виртуальные лаборатории, но они, конечно, не могут полностью заменить реальные лабораторные проекты. Воссоздать сложные лаборатории в виртуальной среде в ближайшем будущем не получится.

Мы будем пользоваться технологиями там, где это возможно. Так, на своем опыте мы убедились в пользе домашней работы, которую можно записывать на видео. Не лучшее решение, но оно достаточно функциональное и неплохо работает. Студенты, проходящие музыкальные курсы, таким способом могут записывать исполнение своего произведения на видео, выкладывать работу и получать оценки сокурсников и преподавателя.

Результаты Coursera лучше всего иллюстрирует статистика. У нас очень большая база данных о просмотрах видео, ответах на вопросы, постах на форумах и т.д. Эта статистика показывает нам, что полезно, а что нет. К примеру, с помощью графиков мы можем увидеть распределение неверных ответов. Когда у вас в группе 102 человека приходят к неверному ответу, это вряд ли вызывает удивление. Но когда вы видите резко отклоняющееся значение, это означает, что 2 тысячи человек дали неправильный ответ. Это позволяет нам выявлять проблемные моменты обучения. Если мы видим, что огромное количество людей совершают одну и ту же ошибку, мы перенастраиваем систему. Не просто указываем «Ответ неправильный, подумайте еще», а даем какую-то дополнительную информацию, которая позволяет снять это непонимание раз и навсегда. Понятное дело, что и процесс преподавания тоже должен меняться в подобной среде. Благодаря нашей системе анализа информации мы можем производить изменения очень быстро, буквально в течение часов.

Мы думаем сейчас над тем, как в этом проекте можно зарабатывать деньги. Затраты, конечно, есть. В первую очередь, это касается разработки самой платформы. Также мы планируем заработанные средства направлять университетам, для того чтобы они отдавали их преподавателям. Недавно мы запустили новую программу «Верифицированный сертификат». Наши студенты смогут получать реальные сертификаты, а не только цифровые. Сертификат будет стоить не очень больших, но все же денег. Мы посчитали: даже если небольшая доля студентов захочет пройти верификацию, прибыль будет заметная.

Есть и другие механизмы зарабатывания денег. В частности, мы сейчас думаем над лицензированием курсов. Вузы, не обладающие достаточным количеством преподавателей, могли бы включать наши курсы в собственную образовательную программу, используя их в качестве каркаса для образования и добавляя к ним семинары. Так как вузы обычно берут деньги со своих студентов, наверное, они могли бы отправлять часть этих денег Coursera.

Когда встречаешься с инвесторами, нужно не только узнать, сколько вам дадут денег и на каких условиях. Нужно понять, действительно ли им важна миссия вашего проекта. Мы относительно быстро нашли двух инвесторов, которые не сомневались в том, что образование должно быть бесплатным. Они проявили терпение и сразу согласились с тем, что проект не будет зарабатывать огромные деньги с самого начала. Они согласились с тем, что бесплатное образование важнее огромных прибылей.

Поначалу нам приходилось бороться с огромной долей скепсиса со стороны образовательных партнеров. Скептиков до сих пор много. При этом мне кажется, что то образование, которое сейчас получают наши студенты, поражает и их самих, и преподавателей. Многие нам говорят: «Мы понимаем, как преподавать компьютерные технологии в таком режиме. Но разве вы можете сделать то же самое с гуманитарными дисциплинами?» Мы доказали, что можем.

Образование должно стать доступным для всех. Вам может показаться, что я где-то обобщаю или преувеличиваю, но мы действительно очень трепетно относимся к этой теме. Качественное образование до последнего времени было доступно лишь небольшой части населения нашей планеты. Мы считаем, что образование — это универсальное средство демократии. Образование дает людям совершенно другие возможности для построения качественно лучшей жизни. В ООН разработана программа, которая призвана обеспечить образованием всех детей нашей планеты. Если вы приедете, например, в Африку и спросите у бедных людей, чего они хотят, они вам не скажут: «Мы хотим есть больше». Они вам скажут: «Мы хотим получить образование». Они понимают, что образование позволит им кардинально поменять свою жизнь.

Многие люди понимают, как важно время от времени подзаряжаться новым знанием. Нам приятно видеть, что многие наши студенты возвращаются и прослушивают все новые и новые курсы. Глупо рассчитывать на то, что курсы, которые мы прослушали в университетские годы, предоставили нам максимум информации, необходимой и достаточной для того, чтобы работать всю оставшуюся жизнь. Подобные программы дают возможность снова получить образование тем, кто физически, в силу занятости или финансовых ограничений не может себе позволить обычное университетское образование. Здесь мне сразу вспоминается известный индийский математик Рамануджан, родом из никому не известной деревни, прославившийся в своей стране. Мы же не знаем, где родится новый Эйнштейн, поэтому должны дать всем людям возможность получить образование.

Я думаю, что процедура получения знаний в университетах не очень сильно изменилась за последние 500 лет. Профессора как стояли за кафедрой и читали лекции, так и стоят во многих вузах до сих пор. Мне кажется, давно пора дать студентам возможность учиться самостоятельно дома и приходить в аудиторию для того, чтобы обсуждать изученное, осваивать дополнительный материал. В наше время, на мой взгляд, гораздо важнее приобретать навыки критического мышления и совместной работы, а не навыки быстрого записывания. Важнее как в учебе, так и в дальнейшей работе. Быть может, тогда и общество изменится к лучшему.